Россия – регулятор межкорейских отношений?

В ходе ВЭФ-2017 впервые за всё время корейского кризиса обозначились перспективы налаживания межкорейского диалога.

Комментирует эксперт Алексей Артёмов: 

– Произошло это благодаря инициативам России, которая снова подтвердила свою стратегическую роль в налаживании как политического диалога между Пхеньяном и Сеулом, так и взаимовыгодного экономического трехстороннего сотрудничества в «треугольнике» РФ-КНДР-Южная Корея.

В ходе переговоров Президента РФ Владимира Путина с южнокорейским коллегой Мун Чжэ Ином в рамках Восточного экономического форума во Владивостоке, российский президент подчеркнул, что целесообразно привлекать Северную Корею к региональному экономическому сотрудничеству и, «в этой связи, у России есть конкретные предложения: прежде всего, восстановление Транскорейской железной дороги, стыкующейся с Транссибом в приграничном районе (проект, напомним, приостановлен с 2016 г. ввиду всплеска военно-политической напряженности в Корее и санкционного режима в отношении КНДР).    В. Путин упомянул в том же контексте проекты российско-транскорейских газопровода и электроэнергетического коридора. А также развитие транзитных мощностей в КНДР с участием российских и южнокорейских инвесторов.

Последние три проекта с 2015-2016 гг. законсервированы по тем же причинам. Президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин согласился с означенными инициативами РФ, выразив заинтересованность в «их реализации, выгодной всем сторонам-участницам. В том числе, для поддержания и развития межкорейского диалога». Северокорейский же министр внешнеэкономических связей Ким Ен Дже, глава делегации КНДР на ВЭФ-2017 (хотя он и не выступал на форуме), тоже положительно прокомментировал в СМИ данные инициативы.

В то же время, он распространил на ВЭФ-2017 официальное заявление правительства КНДР о готовности ответить «сокрушительным ударом» – даже оружием массового поражения – на агрессивные действия США и Южной Кореи». Пхеньян тем самым даёт понять, и уже в который раз, о жестком разделении руководством КНДР   политики и экономики в межкорейских взаимоотношениях. Но при этом, как отмечают многие южнокорейские СМИ,   Cеверной и Южной Корее выгодны трехсторонние проекты, т.е. с участием России. Не только по географическим причинам, но и потому, что Сеул и Пхеньян получат гарантированное и фактически бессрочное газо- и электроснабжение. А совокупные транзитные доходы Северной и Южной Кореи, благодаря Транскорейской стальной магистрали, состыкованной с Транссибом, портами «обеих Корей» и с железными дорогами северо-восточного Китая – увеличатся минимум втрое в сравнении с нынешним уровнем.

Совокупные же доходы российской стороны от реализации трехсторонних проектов газопровода, «электрокоридора» и развития портово-железнодорожной инфраструктуры КНДР и Южной Кореи, что позволит увеличить объемы транзита и по Транссибу, – экспертами оцениваются минимум в 600 млн долл. в год.

Вдобавок, все эти факторы, взаимосвязанные друг с другом, способны существенно понизить градус межкорейского противостояния. Опять-таки, благодаря тщательно взвешенной политико-экономической линии России на Корейском полуострове.