Покушение на Байкал

Каскад монгольских ГЭС может разрушить уникальную российскую экосистему.

Покушение на Байкал

Международный экономический форум, состоявшийся во Владивостоке в начале сентября, уже назвали самым масштабным за трехлетнюю историю его проведения. Обсудить экономический потенциал и развитие регионов Дальнего Востока приехали представители более 50 стран. Прибыла даже американская делегация, в том числе губернатор штата Калифорния Дж. Браун. В форуме участвовали главы трех государств – Японии, Южной Кореи и Монголии.

Одной из его главных тем форума было создание Азиатского энергетического кольца. Президент России Владимир Путин в своем выступлении обозначил будущее энергетическое объединение стран СВА (Северо-Восточной Азии) как перспективное. И поручил правительству создать для проработки вопроса межправительственную рабочую группу. По словам главы Минэнерго РФ Александра Новака, речь идет о развитии энергетических связей России с соседними странами – Южной Кореей, Китаем, Японией, Монголией и т.д.

Следует отметить, что объединение национальных энергосистем с параллельной или совместной работой – это современная глобальная тенденция. В свое время существовало энергообъединение, куда входили СССР, страны Восточной Европы и Монголия. И оно было тогда одним из крупнейших в мире. Однако дезинтеграционные процессы на политическом уровне разрушили эту систему. Остались более или менее тесные связи с Белоруссией, Казахстаном и той же Монголией. Хотя, как заявил В. Путин в ходе Восточного экономического форума, экономические отношения России и Монголии не соответствуют своему потенциалу.

В Монголии, например, переживающей экономический кризис и закупающей электричество в России, давно пришли к выводу, что стране требуются новые внутренние источники электроснабжения центрального региона. Монгольская сторона нашла наиболее простое решение: для получения электроэнергии возвести каскад ГЭС на Селенге и ее притоках Эгийн-голе и Орхоне.

Эти гидроэлектростанции совокупной мощностью 565 МВт способны нанести непоправимый ущерб экологической системе Селенги, дающей до 80% притока воды в Байкал, а значит, существенно изменить всю природу края. Уникальная экологическая система находится под угрозой.

К сожалению, после развала Советского Союза монголо-советские связи нарушились, что и привело к появлению таких несогласованных проектов. Монголии ГЭС действительно нужны: в стране, которая сейчас развивается как китайская сырьевая экономика, имеется острый дефицит электроэнергии. И Монголия нашла себе союзника – Всемирный банк, который согласился профинансировать строительство (130 млн долларов). «Эта ГЭС будет располагаться на основном русле Селенги. В результате плотина ГЭС перекроет транспортацию наносов, будет деградировать дельта Селенги, которая является важным биофильтром Байкала. Будут нарушены миграционные пути рыб, изменения гидрологического режима реки будут максимальными именно в ее створе!», – подчеркивала представитель WWF (Всемирный фонд дикой природы) в России Оксана Никитина.

Кроме того, в Монголии разрабатывают еще один проект, связанный с Селенгой, – переброска части ее стока для орошения пустыни Гоби. Проект предполагает строительство на Орхоне – притоке Селенги – водохранилища для последующей транспортировки воды в объеме 2500 л в секунду по трубопроводной системе длиной в 900 (!) км в засушливые районы. Стоимость проекта – 1 млрд долл. «Это вообще бредовый проект, который просто экономически не обоснован, наносит вред не только экосистемам, но и населению», – заметила Оксана Никитина.

Но еще в 2013 г. правительство Монголии обнародовало проект строительства 25 больших и малых ГЭС на реке Сегенга, которая дает более трети воды в озеро Байкал. Если этот проект осуществится, то Байкалу грозит существенное снижение уровня воды из-за частичного пересыхания Селенги. Однако, скорее всего, это просто шантаж со стороны Монголии, которая обижена на Россию за то, что позапрошлой зимой та за неуплату оставила без тепла и света половину страны.

Надо также сказать, что спекуляции по поводу воды – не редкость для российских соседей. Несколько лет тому назад Казахстан и Китай начали масштабные проекты по забору воды из Иртыша. В результате миллионный город Омск, расположенный на Иртыше, в ближайшие годы может столкнуться с дефицитом воды. Без достаточного количества воды рискуют остаться и главные нефтегазоносные провинции России в Тюменской области.

Проблема строительства ГЭС на Селенге и ее притоках уже несколько лет обсуждается как на прямых российско-монгольских переговорах, так и в международных организациях (ЮНЕСКО, Всемирный банк). Эту проблему взял под личный контроль президент России В. Путин.

В августе с.г. он поручил Минэнерго и властям Бурятии изучить возможность поставки электроэнергии из республики в Монголию. Член высшего экологического совета РФ депутат Госдумы Олег Лебедев полагает, что у России есть все возможности помочь Монголии решить энергетические проблемы «менее кровожадным способом». На совещании в Минэнерго РФ было предложено создать специальную дорожную карту по обеспечению электроэнергией нашего степного соседа.

На первом этапе речь может идти о строительстве новых линий и сетей по всей Монголии и направлении туда излишков электроэнергии из Бурятии, Забайкалья и Иркутской области (объем поставок только из Иркутской области равен 900 млн КВт·ч, а это четверть потребности Монголии в электроэнергии). На втором этапе Монголия может быть включена в единое Восточносибирское энергокольцо – от Ангары до Лены. Наконец, специалисты «Гидропроекта» полагают «перспективным отказаться от строительства ГЭС в пользу ТЭЦ (теплоэлектроцентраль) и ГАЭС (гидроаккумулирующая электростанция)».

В любом случае, как отмечал тот же Олег Лебедев, «у нас есть уникальный научный потенциал, есть экспертиза в строительстве, поэтому можно направить электроэнергию из Сибири и разработать новые соглашения по экспорту. Иначе около тысячи ГВт электроэнергии погубят самый крупный источник пресной воды на Земле, уничтожат дельту реки Селенга, лишат доступа к питьевой воде населенные пункты Бурятии и Иркутской области».

Ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков подчеркивал, что речь не идет о дотировании монгольской экономики за счет российских мощностей. «Им никто бесплатно давать эту электроэнергию не будет. У России в этом регионе сосредоточено множество ГЭС, которые дают дешевую электроэнергию. Поэтому один из вариантов – это поставка этой электроэнергии, на которую можно давать скидку и оставаться с прибылью. И при этом можно удовлетворить потребность Монголии в электроэнергии, им не придется строить те объекты, которые будут угрожать Байкалу. Это взаимовыгодная ситуация. Это будет не благотворительность, а коммерческий контракт, но с политическим смыслом», – отметил энергетик.

Он указал, что в определенном смысле Монголия занимается шантажом России, заявляя о планах строительства собственной ГЭС.

«Она прекрасно понимала, что для России это неприемлемый проект. Но этот шантаж обоснован – Монголии нужна дополнительная энергия. Она ставила перед фактом: либо вы поставляете электроэнергию со своей территории, или мы строим свой генерирующий объект. Для нас предпочтителен первый вариант», – говорил Юшков. По расчетам России, строительство ЛЭП в Монголию оценивается примерно в 1 млрд долл., а сооружение ГЭС в Монголии (до 790 МВт) – в 1,9 млрд долл.

России во многом приходится надеяться на соблюдение экологических норм мировым сообществом. Байкал – одно из величайших озер планеты: самое глубокое (1637 метра), самое древнее (около 25 млн лет), с самой разнообразной флорой и фауной среди пресных водоемов. В озеро впадает 99 рек и ручьев. В 1996 г. водоем был включен в список всемирного природного наследия ЮНЕСКО, членом которой с 1962 г. является и Монголия. Экологические организации, в частности, «Реки без границ», Гринпис и WWF, выступают за отказ от строительства ГЭС на Селенге и в качестве альтернативы предлагают либо увеличение экспорта электроэнергии с Ангарского каскада ГЭС и из России в целом, либо строительство ГАЭС в районе Улан-Батора с использованием дерривационной схемы (без строительства плотины).

Недавно в Бурятии прошли общественные слушания по монгольскому проекту строительства ГЭС в верхнем течении р. Селенги на территории Монголии. Развитие горнорудной промышленности в любой стране кроме минерально-сырьевой базы требует наличия энергетического источника и технологической базы, чего в Монголии нет. Судя по представленному ТЭО (технико-экономическому обоснованию), основная цель этого строительства – получение дешевой электроэнергии и технологической воды для разработки богатейших месторождений угля, меди, золота, находящихся в Южной Монголии.

Уже и спонсор нашелся – китайский банк, крупную сумму выделил и Всемирный банк. Правда, поговаривают, что китайцы намерены отказаться от финансирования этого проекта.

Любопытно, но вызвавшие шквал возмущения электростанции самой Монголии не очень-то и нужны: она стабильно получает электроэнергию от России. А выработанную ГЭС электроэнергию планируется поставлять в Китай и на развитие крупных горнодобывающих месторождений.

По сути, Монголия становится «заводским цехом» для Китая, который переносит туда часть грязного производства и снижает за счет этого вредные выбросы на территории своей страны.

В апреле 2017 г. на международном экологическом съезде защитников рек «Rivergathering» в Тбилиси 79 экологов из 30 стран мира подписали обращение против строительства ГЭС в Монголии на Селенге и ее притоках. Его направили руководству Монголии и Всемирного банка (спонсора строительства). Экологи заявили: возведение плотин в бассейне Селенги – крупнейшем притоке Байкала – нарушает нормы международного права и создаёт в регионе новые социально-экологические риски. «Вопрос строительства ГЭС на Селенге перестал быть предметом обсуждения только двух стран – Монголии и России и уже вышел на международный уровень, – заявил российский координатор «Рек без границ» Александр Колотов. – Если Всемирному банку удастся преодолеть сопротивление экологов и местных жителей, это будет означать, что крупный капитал перестал считаться с нормами международных природоохранных конвенций, и теперь любые свободно текущие реки во всём мире могут стать следующей целью для гидростроителей».

Названые причины наверняка поспособствовали возобновлению двухсторонних консультаций по сооружению газопровода в Монголию через Бурятию (для создания газовых ТЭС), а также по увеличению экспорта российской электроэнергии (из Бурятии или Забайкальского края). Сегодня можно сказать, что Монголия уже склоняется к российскому проекту «Восточноазиатского электроэнергетического кольца» (ВЭК), выдвинутому Москвой в конце 2016-го. По мнению Чрезвычайного и Полномочного посла РФ в Монголии Искандера Азизова, «участие Монголии в ВЭК-проекте позволит урегулировать вопрос вокруг возможного строительства ГЭС на притоке Байкала» Кроме того, «имеющихся данных достаточно, чтобы понять, что электроэнергия с проектируемых ГЭС может быть неоправданно дорогостоящей». А в числе альтернативных вариантов – «проект ВЭК, в который приглашена и Монголия».

Примыкает к этому проекту, по словам И. Азизова, и «реализация предложения «Россетей» по строительству ЛЭП-500 мощностью в 1 ГВт для соединения разрозненных подсистем нашей страны с единой энергосистемой Монголии, ее включению в общерегиональное «суперэнергокольцо» через РФ».

В этой связи немного подробнее о проекте «Россетей». В конце июня 2017 г. на переговорах в Улан-Баторе глава компании Олег Бударгин пояснил, что речь идет «о прокладке ЛЭП в 400–500 из Хакасии через Туву и далее в Монголию, что объединит изолированные западномонгольские «электрорайоны» в единую энергосистему страны. Планируется, что эта ЛЭП будет закольцованной, то есть «вернется» в РФ – через Бурятию в Забайкальский край». Такой проект, отмечалось на переговорах, позволит как минимум отложить на отдаленную перспективу создание селенгских ГЭС, что, в свою очередь, экологически обезопасит Байкал.

Плюс ко всему часть поставляемой по этой ЛЭП электроэнергии, которая в какой-то период может быть не востребована в Монголии, смогут одновременно получать (в обратном направлении) соседние регионы РФ в случае роста там энергопотребления. Подобно давно существующим закольцованным электросистемам БРЭЛЛ (Белоруссия, страны Балтии, Калининградская и Псковская области РФ) и в Северном Закавказье (Северный Кавказ РФ – Азербайджан–Грузия/Абхазия).

На переговорах было также отмечено, что стоимость одного мегаватта с новых северомонгольских ГЭС будет более чем вдвое дороже в сравнении с доставкой того же мегаватта по закольцованной ЛЭП. А сама ЛЭП рассматривается как составное звено Восточноазиатского энергокольца, включающего Россию, Монголию, Китай и Южную Корею.

Характеризуя эти предложения, глава Великого государственного хурала (парламента) Монголии Миеэгомбын Энхболд заявил: «На мой взгляд, это, вместе взятое, – плюс для всех стран-участниц. Без суперкольца каждая из них, образно говоря, проиграет. Целесообразна совместная доработка всех вопросов, проистекающих из этих проектов». Объем же инвестиций по реализации ВЭК-проекта оценивается, по данным первого замглавы минэкономразвития РФ Александра Осипова, в 30 млрд долл.

Предполагается, что все страны-участницы будут финансировать осуществление проекта (пропорции финансирования уточняются), а ежегодная выручка инвесторов от участия в нём, по прогнозу А. Осипова, составит минимум 3 млрд долл.

Свыше половины объема электропоставок обеспечит Россия; реализация проекта намечена до 2025 г. включительно. Таким образом, проекты строительства каскада ГЭС на питающих Байкал северомонгольских Селенге и ее притоках вполне могут быть заменены включением Монголии в Восточноазиатское электроэнергетическое кольцо (ВЭК), инициируемое Россией, и без ущерба для экологии Байкала и всего Прибайкальского бассейна. На днях об этом заявил посол РФ в Улан-Баторе Искандер Азизов. И почти в то же самое время эти вопросы жестко обозначил министр иностранных дел РФ Сергей Лавров, который сказал: «Мы будем защищать Байкал». Однако пока вряд ли можно сказать, что Байкал уже в безопасности.