КНДР: американская многоходовка

Очередная резолюция СБ ООН, принятая 22 декабря, до предела ужесточает все контакты и торговлю с КНДР. О неизбежности конфликта речь идет и в заявлении МИД Северной Кореи от 23 декабря, в котором новые санкции недвусмысленно называются «актом войны».

Впрочем, недалеко ушли и США и их союзники, которые не только не прилагают усилий для поиска решений, а наоборот, непрестанными маневрами в Желтом и Японском морях и другими не слишком продуманными шагами под прикрытием иезуитской логики еще более накаляют обстановку. В начале декабря, когда американские и южнокорейские летчики еще не успели «вытереть пот со лба» после самых больших в истории игрищ ВВС, как практически сразу же начались учения американского и южнокорейского флотов по перехвату северокорейских ракет. При этом США еще и утверждают, что речь, дескать, идет лишь о «компьютерном моделировании» подобных военных операций. Однако, чтобы поиграть в «стрелялки» на мощных военных компьютерах, стоит ли выгонять в море целую армаду кораблей? Это напоминает эпизод из древнекитайской истории – когда правитель одного государства спросил у воинственного соседа причину сосредоточения войск на границе, то получил убаюкивающий ответ: «Ван охотится».

Сегодня можно выделить несколько признаков грядущего горячего сценария. Во-первых, это уже упомянутые военные учения, которые этой осенью следуют сплошной чередой, причем масштабы их иначе как беспрецедентными не назовешь. И хотя многие из них называют запланированными и ежегодными, может быть, отчасти это и так, но в отличие от прошлых лет сюжеты о проведении этих маневров демонстративно широко подаются в СМИ, да так чтобы внушить своим уважение, а оппонентам страх. На Пхеньян явно давят.

Во-вторых, это видимые невооруженным глазом поспешные попытки наших извечных «друзей» укрепить единство своих рядов. Свидетельство тому – беспрестанные метания американских «голубей мира» от одной позиции к другой. Возьмем главу Государственного департамента Рекса Тиллерсона. То он заявляет о готовности к диалогу с Пхеньяном безо всяких предварительных условий, то вдруг, развернувшись на 180 градусов, через несколько дней заявляет о решении проблемы силовым путем. Подобные акробатические номера признак того, что присущее, как ни крути, а работнику внешнеполитического ведомства Р. Тиллерсону миролюбие, мгновенно улетучилось под воздействием военных, почувствовавших благоволение со стороны Дональда Трампа. Практически не слышно призывов к мирному урегулированию и из уст тех, кто, казалось бы, должен быть наиболее заинтересован в нем – из уст южнокорейского президента Мун Чжэ Ина, который, кстати, пришел к власти благодаря этим призывам.

В-третьих, пожалуй, самая неприятная и шокирующая деталь.

Вашингтону, судя по всему, удалось договориться с Пекином о проведении силовой операции в отношении Пхеньяна.

Нет, речь не идет о прямом участии самой населенной страны мира в этом шоу. Китайцев, похоже, вполне удовлетворила устная гарантия США в том, что они после завершения наземной фазы операции по ликвидации оружия массового поражения КНДР готовы отвести свои войска южнее демилитаризованной зоны. Китайцы достижение подобной договоренности стараются отрицать, но это выходит у них не слишком умело, зато соловьем заливается всеведущая японская и южнокорейская пресса. Что ж, цену устным обещаниям коллективного Запада мы хорошо знаем на примере заявлений о не расширении НАТО на восток…

Очевидно, что янки воспользуются любым удобным предлогом, чтобы остаться на территории Северной Кореи, если они, конечно, победят. Тем самым партийная верхушка в Пекине станет мишенью ожесточеннейшей критики со стороны военных и других противников сближения с Западом. Последние выразили мнение через свой рупор, газету «Хуанцю шибао», в английском варианте «Глобал таймз»: КНДР трогать нельзя. Таким образом, наметился раскол в китайском руководстве. Американская многоходовка на то и рассчитана.

Лыко в строку и попытки глобального гегемона спешно сколотить коалицию из стран, принимавших участие в Корейской войне 1950-1953 годов. Первый такой сбор прошел недавно в Канаде, до этого были контакты на рабочем уровне, не ставшие даже объектом освещения в СМИ. Южнокорейские эксперты без обиняков заявляют, что таким образом США выказывают свое стремление вновь воевать с Северной Кореей под флагом ООН, избегнув таким образом обвинений в совершении агрессии. Для этого требуется согласие и Москвы, как постоянного члена ООН. В Белом доме думают, что мы дадим согласие, либо, как и в 1950-м, допустим грубейшую ошибку, не приняв участие в голосовании.

Итак, свидетельств, изобличающих подготовку США к силовой акции в отношении КНДР, более чем достаточно. Осталось понять, когда она может быть предпринята.

Исходя из опыта войн, которые вел Пентагон, можно понять, что там надеются на то, что их удар останется без ответа. Но возможно ли такое в случае с Северной Кореей, которая не раз и не два публично озвучивала свои намерения нанести сокрушительный ответный удар в случае агрессии? На первый взгляд, ответ может быть только отрицательным. Но США не были бы самими собою, если бы не умели находить выходы из любых ситуаций которые другим кажутся бесперспективными.

В подобном контексте очень подозрительной кажется возня вокруг предстоящих в феврале зимних Олимпийских игр, а вслед за ними и Параолимпийских в доселе никому неизвестном южнокорейском городе Пхенчхане. Сеульские власти из кожи вон лезут, чтобы обеспечить участие северокорейских спортсменов в предстоящем мероприятии. Не отстают и функционеры Международного олимпийского комитета – его глава Томас Бах планирует едва ли не лично отправиться в Пхеньян, чтобы уговорить КНДР направить своих «героев спорта» на данное мероприятие. Но что самое удивительное – далеко не всегда склонный к порывам щедрости Международный олимпийский комитет вдруг устроил внезапный аттракцион благотворительности: деятелей Олимпийского комитета КНДР пригласили в швейцарскую Лозанну, где всячески уговаривали поехать в Южную Корею в феврале. И это несмотря на то, что далеко не все из северокорейских спортсменов были допущены к выступлению в Олимпиаде по организационным причинам. Более того, речь шла о том, что расходы на поездку и проживание северокорейской команды возьмет на себя Олимпийский фонд. Выглядит это просто фантастикой на фоне отстранения российской сборной под предлогом допингового скандала. Довольно нелепыми смотрятся на подобном фоне и упорные попытки южнокорейцев зазвать на Олимпиаду и наших спортсменов.

Впрочем, политологи из южной части Корейского полуострова не скрывают, что приглашение северокорейцев на Олимпиаду – способ обезопасить себя от провокаций со стороны Севера, которые, мол, неизбежно будут приурочены к 8-му февраля, восьмидесятой годовщине основания Корейской народной армии.

Идет ли речь о том, что Дональд Трамп, прикрываясь Олимпиадой, собирается нанести ограниченный удар по Северной Корее?

Северокорейская команда в этом случае сыграет роль живого щита. Пхеньян, полагают американские военные, вряд ли нанесет ответный удар, боясь задеть своих граждан. Если это и случится, пострадают и гости из многих государств, что даст Вашингтону лишний повод для обвинений Пхеньяна в бесчеловечности, а заодно и появится мотив для сколачивания упомянутой международной коалиции.

Это прекрасно понимают в Сеуле и потому пытаются хоть как-то предотвратить возможный коллапс. Мун Чжэ Ин заявляет, что готов обсудить с Белым домом перенос намеченных на февраль американо-южнокорейских маневров в случае отсутствия «северокорейских провокаций». Однако практически сразу же ему дают понять, кто в доме хозяин – Рекс Тиллерсон заявляет, что ничего об этом не слышал, то есть, маневры состоятся.