Актуален ли для России «Выбор Бенедикта»?

Немного размышлений о нашумевшей книге православного американца Рода Дреера «Выбор Бенедикта», постхристианском мире и параллелях с российской действительностью.Род Дреер – необычный человек. Известный в американской среде журналист и консерватор родился в методистской среде, в зрелом возрасте перешел к католикам. Сегодня Род – чадо Православной Церкви. Со своими апокалипсическими идеями Дреер может показаться неофитом и радикалом из уходящего поколения православных патриотов 1990-х. Другие разглядят в его творчестве тонкую связь с пронзительными прозрениями отца Серафима (Роуза).

Род Дреер считает, что современные христиане проиграли культурную войну. Чтобы сохранить себя и свою веру, им необходимо на время дистанцироваться от мира, переключив усилия от сферы публичной к вопросам внутреннего содержания современных общин. Дреер убежден, что духовная и интеллектуальная мощь христианства сегодня подорвана. И потому необходимо замкнуться, поднять уровень религиозного образования и просвещения в своей среде в целом, уделить внимание и силы созданию коммерческих предприятий, основанных на фундаменте прочных духовных убеждений. В противном случае, считает Дреер, христиане уже спустя поколение начнут исчезать и не сохранят свою веру.

Конечно же, Род Дреер говорит о религиозном пространстве Запада – США и Европы. Однако надо признать, что мир сегодня, несмотря на серьезные изменения, продолжает находиться под влиянием массовой культуры как раз таки вышеозначенных стран. Россия – хочется нам того или нет – не исключение. Западная поп-синтетика стала неотъемлемой частью жизни вокруг. Эти образы, дизайн, музыка, кинематограф, язык пронизывают наше общество. Зайдите в любую уютную кофейню или в средней руки бутик, где постоянно звучит музыка, и вы неизбежно обратите внимание на культурную принадлежность исполнителя и его язык. На Рождество Христово в одном из соборов моего родного города незадолго до Причастия хор исполнил «We wish you a Merry Christmas». Я привожу этот пример не для порицания (статья не об этом), а для понимания того, насколько российское общество сегодня (неважно, церковное или нецерковное) пронизано влиянием западной культуры. А значит, происходящие «за бугром» процессы имеют все шансы на повторение в России.

Будучи консерватором с сильной гражданской позицией, Дреер рассматривает христиан США и Европы как некую общность с единым культурным началом и схожими проблемами (с чем, в общем-то, нельзя не согласиться). Возможно, именно поэтому он предлагает взять за основу в эпоху постхристианства поведенческую модель и опыт Бенедикта Нурсийского, общего для православных и католиков святого.

Американские правые привыкли считать, что культурное поражение они получили в 1960-х годах – во времена сексуальной революции. Дреер убежден, что все случилось гораздо раньше – в эпоху Просвещения. По мнению писателя, именно тогда западный мир лишился христианских корней, как бы громко это ни звучало. Тут возникает некая аллюзия на отечественные события. Часть представителей консервативного крыла в России называет точкой начала конца христианской эпохи в нашей стране революцию 1917 года. Другая часть – значительно меньшая – уверена, что процесс был запущен в период никоно-алексеевской реформы, усилен петровской эпохой и к 1917 году лишь получил свой естественный выплеск в виде накопившихся противоречий и обнищания веры.

Дреер подчеркивает, что процесс дехристианизации усугубили приход эпохи потребления и научно-технический прогресс. Это вполне ожидаемо. Излишняя доступность предметов первой (и далеко не первой) необходимости, расширение возможностей жизнедеятельности, прорыв в области медицины дали хорошую пищу гордыне человечества.

Американские католики, по мнению Дреера, исповедуют определенную форму протестантизма. В общих чертах это формулируется так: нужно «быть хорошим, чтобы попасть в рай». Дреер уверен, что католики имеют все рычаги и возможности вернуться в общественное пространство и переломить ситуацию, связанную с дехристианизацией, но… по каким-то причинам уже много десятилетий этого не делают. В США католики занимают по общественным вопросам позиции порой даже более либеральные, чем их сограждане.

Мысль написать книгу «Выбор Бенедикта» появилась у Дреера под воздействием книги Аласдера Макинтайра «После добродетели». Ключевым моментом можно считать идею о том, что общество эпохи Просвещения сделало опорой нравственности исключительно рассудок. Рационализм такого подхода привел к фрагментации нравственности, то есть разному ее пониманию. Этот момент можно считать ключевым в начале многовековой атомизации христианской цивилизации (Россия – не исключение). Мировоззренческие парадигмы и подходы современных людей настолько многообразны, что это мешает договариваться людям по ряду вопросов. Это касается и церковной среды. Добавьте сюда эффект «жидкого общества» (по философу Зигмунту Бауману, это индивидуалистическое и оторванное от традиции общество с собственным «я» во главе), и получится очень печальный результат.

Я вспоминаю, как в 2016 году на Великую субботу в моем родном городе волонтеры собирали подписи за запрет абортов. Мне довелось оценить настроение прихожан трех приходов. Было грустно, что от людей, посещающих храм Божий, по вопросам абортов можно было услышать диаметрально противоположные мнения! Еще больше споров вызывают культмассовые мероприятия некоторых приходов и епархий, становящиеся предметом широкого обсуждения в сети. Нет единства у православных христиан даже в отношении чтения рэпа на амвоне и танцев маленьких балерин в храме.

В условиях «рушащейся империи» Дреер предлагает стратегическое отступление. Молитва, порядок во всем, труд, аскетичный образ жизни и общинное жительство дадут христианам шанс сохранения своей веры. Писатель также призывает к практике, а не пустому разглагольствованию. По его мнению, на базе общин необходимо создавать христианские предприятия и школы. Род Дреер непримирим в отношении светского образования. Современные христиане стремятся организовать обучение своего ребенка с целью его дальнейшего успешного устройства в этой жизни. Однако дети довольно часто становятся жертвами духа времени. Не имея твердых нравственных основ, они не всегда способны этому духу сопротивляться. Дреер приводит обезоруживающий пример: как обезопасить чадо от окружающих сверстников со смартфонами, имеющих доступ к интернету и информации ЛЮБОГО содержания? Спорить трудно.

Писатель, взяв святого Бенедикта Нурсийского и его общину за образец, неизбежно подводит читателя к монастырскому идеалу жизни для мирян. Мне это мгновенно напомнило единоверческую традицию внутри Русской Православной Церкви. Священномученик Симон (Шлеев), ярчайший из апологетов и защитников «древлего благочестия» синодального периода, справедливо назвал «монашеским» быт единоверческих приходов. Действительно, у «бенедиктинского варианта» и старообрядной традиции на первый взгляд много общего.

Американские консерваторы традиционно искали внешнего врага, в то время как «яблоко» сгнило изнутри. Дреер отмечает невнимание к христианскому воспитанию и тотальную дехристианизацию общества США. Кстати, говоря о последнем, писатель приводит в пример назначение верующего католика главой Верховного суда Штатов. Это кадровое решение вызвало шквал критики со стороны ряда обозревателей: мол, религия помешает быть хорошим судьей назначенцу. Ничего нам это не напоминает?

Нельзя в постхристианском мире быть христианами по воскресеньям, – говорит Род Дреер, и его слова словно соль на рану. Вопрос о том, является ли вера образом нашей жизни или лишь ее частью, занимающей свою полку в ряду наших интересов и сфер деятельности, можно считать одним из ключевых в религиозном самоопределении личности. В действительности мы понимаем, что вне зависимости от эпохи христианин должен оставаться христианином. Однако агрессивный дух времени, безусловно, требует максимально большего собирания ума и концентрации от верующих.

«Выбор Бенедикта», безусловно, можно назвать полезной пищей для ума. Книга ценна не алармистскими настроениями, а выделением полезной практики христианского жития, которая направлена, прежде всего, на личность и совершенствование общества верующих. Большее внимание к себе, своему образу жизни и состоянию своей общины, аскетизм и упор на личное духовное образование полезны для христианина и в эпоху «империи» – когда за окном все хорошо и «солнце светит». Незабвенные слова преподобного Серафима Саровского: «Стяжи дух мирен, и тысячи вокруг тебя спасутся» – напоминают нам, даже в церковной жизни порой увлекающимся внешним (хотя, безусловно, и полезным) деланием, что, прежде всего, православному человеку необходимо внимательно и бережно относиться к своему внутреннему миру. Ведь «Царствие Божие внутрь вас есть» (Лк. 17: 21).