Брексит — 2020

Историки будущего непременно отметят в своих трудах, что поворотным пунктом XXI столетия стал год 2016-й, когда на референдуме в Великобритании неожиданно победили сторонники выхода страны из ЕС, а президентом США стал «невозможный» Дональд Трамп.

 

Впервые за несколько десятилетий либерально-глобалистский паровой каток имени Джорджа Сороса, увлечённо давивший все альтернативные пути развития западной цивилизации, столкнулся с препятствием, которое оказалось ему не по зубам. Упершись в брексит и Трампа, каток забуксовал, отчаянно разбрызгивая во все стороны жидкую грязь из-под могучих вальцов.
 
Парламент Великобритании поддержал законопроект по брекситу во втором чтении, передаёт Sky News.
 
Грязи оказалось достаточно, чтобы серьёзно осложнить жизнь 45-му президенту США и отправить в отставку лидера британских консерваторов Терезу Мэй. Но всё же недостаточно, чтобы переломить ситуацию: процесс импичмента Трампа в итоге удалось запустить не из-за «русского дела», а из-за звонка президенту Украины, что не только довольно комично, но и совершенно бесперспективно — сенат США, где большинство по-прежнему у республиканцев, гарантированно похоронит попытку демократов отобрать власть у президента. А в Великобритании тори, преодолев кризис и избавившись от Терезы Мэй, так и не ставшей «новой Тэтчер», выбрали лидером «шута» и «петрушку» Бориса Джонсона, который привёл партию к сокрушительной победе на внеочередных парламентских выборах. И теперь брексит, в реальность которого многие уже перестали верить, гарантированно состоится.

Феномен «неверия в брексит» сродни зашоренности, не позволявшей политологам и журналистам до последнего не верить в возможность победы Трампа на выборах 2016 г. Ну и что, что какие-то замшелые приверженцы традиционных ценностей из английской глубинки проголосовали за выход из ЕС? Всё равно никто не даст этим олдскульным расистам и ксенофобам диктовать свою волю толерантным обитателям мегаполисов, выступающим за мир без границ и наций. Если в силу какой-то досадной ошибки у них получилось навязать свой выбор прогрессивным британцам, то у последних всё равно найдутся инструменты, которые обнулят результаты референдума по брекситу. Например, парламент проголосует за повторный референдум. Или здравомыслящие политики по обе стороны Ла-Манша «заболтают» процесс переговоров о выходе Великобритании из ЕС до полного обессмысливания. Не важно, как — не мытьём, так катаньем — но Туманный Альбион останется в Евросоюзе, а противникам глобализации по-брюссельски придётся утереться.

Примерно так рассуждали многие как в самой Британии, так и за её пределами ещё совсем недавно, вплоть до того дня, когда стало известно, что у Бориса Джонсона и его консерваторов не просто большинство в парламенте, а самое большое парламентское большинство с 1987 года. А 44%, полученные тори на этих выборах, консервативной партии в последний раз удалось получить только в 1979 г., когда премьером стала «Железная Мэгги» Тэтчер.

У блестящей победы Джонсона и его партии было много причин. Доктор Мэттью Гудвин из Кентского университета насчитывает по меньшей мере девять, но главную аккуратно обходит. Он пишет лишь, что Джонсону удалось консолидировать голоса всех избирателей, поддерживавших выход Британии из ЕС (Гудвин приводит цифры, из которых следует, что за партию Джонсона голосовали не только консерваторы, но и 25% лейбористов — сторонников брексита, а также 19% тех, кто считался противниками «развода» с Брюсселем). Напрашивается вывод, которого Гудвин почему-то не делает: несмотря на все усилия либеральных СМИ, убеждавших публику, что победа сторонников брексита на референдуме была «случайной», большинство британцев всё-таки стремятся высвободиться из душных объятий Евросоюза. Может быть, некоторые из них пришли к этой мысли в результате трёхлетнего топтания на месте, которое уже всем смертельно надоело и которому Джонсон обещает положить конец. Но, так или иначе, Британия определённо хочет уйти — и Британия уйдёт.

Уход этот, впрочем, будет осуществляться поэтапно и, скорее всего, займёт почти целый год. Однако это уже вполне конкретная «дорожная карта», по которой можно ориентироваться.

29 или 30 января Европарламент должен одобрить соглашение о брексите на сессии в Брюсселе. Впрочем, это может произойти и раньше, 14 или 15 января, на пленарном заседании в Страсбурге. В том, что депутаты ЕП проголосуют за соглашение, никто не сомневается — переговоры и консультации на эту тему велись с Европарламентом два года, и спорных моментов там практически не осталось.

31 января — Великобритания официально выходит из ЕС. В этот день в Европе с облегчением вздохнут даже те, кто изначально выступал против брексита, — уж слишком много крови попортил им затянувшийся на четыре года процесс, постоянные задержки и отсрочки. «Лучше ужасный конец, чем ужас без конца», — решили британские парламентарии, проголосовав за закон, запрещающий продлевать выход страны из Евросоюза после 31 января.

В феврале Европейская комиссия в Брюсселе будет запрашивать у правительств стран — членов ЕС мандат на переговоры по соглашению о свободной торговле с Великобританией. Вот тут могут возникнуть осложнения.
 
Постоянный представитель России при Европейском союзе Владимир Чижов заявил, что Москва считает брексит внутренним делом Евросоюза.
До сих пор не решено, какие именно области экономики будут регулироваться новым соглашением. А между тем от этого зависит чуть больше, чем всё: торговые соглашения между ЕС и третьими странами (например, США или Канадой) прорабатывались годами, там буквально вылизывались все шероховатости и спорные моменты, а договор между Великобританией и ЕС должен быть подготовлен и заключён до конца 2020 г.

При этом в Брюсселе нет единой точки зрения, должен ли этот договор быть пакетным, то есть охватывать все без исключения сферы торговых отношений, или же по некоторым пунктам правительства стран ЕС должны будут договариваться с Лондоном отдельно. Пакетный вариант более выгоден для ЕС, Лондон же настаивает на сепаратных переговорах по таким вопросам, как рыболовство или авиационное сообщение. Так или иначе, времени на решение этих проблем не так много — 25 февраля правительства стран — членов ЕС должны утвердить мандат Еврокомиссии на переговоры с правительством Великобритании по вопросам соглашения о свободной торговле. А через месяц, 26—27 марта, на саммите в Брюсселе будет обсуждаться прогресс, достигнутый на этих переговорах. Если, конечно, такой прогресс будет достигнут. Евробюрократы хорошо понимают, что за месяц, скорее всего, ничего решить не удастся, поэтому следующий саммит назначен на 18—19 июня. Впрочем, и к этому времени реальных подвижек на переговорах может ещё не быть. В Брюсселе за последние месяцы не раз заявляли, что 11 месяцев, отпущенных Джонсоном на переговоры, — слишком короткий и нереалистичный срок.

Потому на середину июня запланирована встреча на высшем уровне между руководством ЕС и правительством Великобритании. Альбион, скорее всего, будет представлять сам Джонсон, а ЕС — новый глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен. Как пишет Bloomberg, эта встреча «может стать политическим моментом истины для принятия решения о том, продлить ли переходный период после 2020 г.».

Сама фон дер Ляйен недвусмысленно высказывалась в пользу продления. «Я очень беспокоюсь об ограниченном времени, которое у нас есть. Это вопрос не только переговоров по соглашению о свободной торговле, но и о множестве других тем», — заявила она в недавнем интервью французской деловой газете Les Echos, добавив, что было бы «необходимо» договориться о пролонгации переходного периода.

В Лондоне, однако, прекрасно понимают, что это будет означать повторение трёхлетней комедии, которую Брюссель разыгрывал с Терезой Мэй и которая в конечном итоге стоила ей премьерского кресла.

Больше того: евробюрократы особенно и не скрывают, что их главная задача — вернуть «блудную дочь» обратно в семью. В прошлый четверг заместитель Урсулы фон дер Ляйен Франс Тиммерманс обратился к народу Британии с «любовным письмом» (напечатанным в The Guardian), в котором сравнивал брексит с семейной ссорой. «Вы решили выйти, — писал Тиммерманс. — Это разбивает мне сердце, но я уважаю это решение… Мы никуда не уходим и всегда с радостью воспримем ваше возвращение».
 
Шотландия официально попросила правительство Великобритании согласиться на референдум о независимости автономии. Об этом сообщила...
Удивительно, но в Брюсселе до сих пор не могут смириться с тем, что Великобритания выйдет из Евросоюза, и не готовы поверить, что решение, принятое народом Соединённого Королевства на референдуме в июне 2016 г., — окончательное и обжалованию не подлежит. Однако именно это и намерен доказать евробюрократам Борис Джонсон. По сути, речь идёт не столько о выходе конкретной страны из ЕС, сколько о незыблемости принципов демократии как таковой. И, надо признать, трёхлетняя возня брюссельских «мудрецов», изо всех сил пытающихся подвергнуть эти принципы ревизии, выглядит не слишком красиво.

Вернёмся, однако, к календарю. После встречи на высшем уровне в середине июня последним сроком для принятия решения о продлении переходного периода для заключения договора о свободной торговле на один или два года назначена дата 30 июня. Если к этому моменту стороны не придут к консенсусу (а твёрдая позиция Джонсона, опирающегося теперь на уверенное большинство в парламенте, оставляет мало шансов сторонникам продления), у Брюсселя останется два варианта, и оба плохие. Первый — всё-таки заключить хоть какое-то соглашение с Лондоном к 31 декабря 2020 г., и второй — допустить то, чем пугали европейского обывателя на протяжении последних лет, то есть выход Великобритании из ЕС «без сделки».

В последнем случае Соединённое Королевство выйдет из Евросоюза в самом начале 2021 г. В первый же день нового, 2021 г. для британцев перестанут действовать все европейские правила и законы. На границах появятся таможни и визовый контроль. Но так ли всё это страшно, как рисуют в своих статьях противники брексита?

Возьмём для примера финансы. В ноябре прошлого года Банк Англии прогнозировал, что в случае «жёсткого брексита» курс фунта стерлингов упадёт на 25% и он станет значительно дешевле доллара. Но вот что произошло на самом деле: сразу же после победы партии Джонсона на выборах 12 декабря курс фунта к доллару начал расти и уже на следующий день поднялся на 1,2%. Продолжил он рост и в начале следующей недели, поднявшись до 1,3342 доллара за фунт.

«Произойдёт массовый отток людей из страны», — пугают противники брексита. Наверняка. Но что это будут за люди? В основном иммигранты и беженцы, засилье которых стало одной из главных причин победы на референдуме сторонников выхода Великобритании из ЕС.

Главным же результатом брексита, который — теперь уже без сомнения — состоится в 2020 г., станет очевидное всем поражение глобалистской модели, которая ещё совсем недавно казалась безальтернативной. А вот, гляди ж ты, нашлась и на неё управа, пусть и в клоунском обличье взлохмаченного премьера Джонсона.

А если ещё на президентских выборах в США в 2020 г. снова победит Трамп — все шансы у него для этого есть, — либерал-глобалистам останется только бессильно скрипеть зубами от злости. Ну и пусть себе скрипят — не жалко!