Бюджет-2018: ожидания и сомнения

На пленарном заседании Государственной Думы министр финансов РФ Антон Силуанов заявил, что при формировании федеральных доходов и расходов на 2018–2020 годы правительство России преследовало две главные цели: увеличение доходов населения и повышение темпов экономического роста.

Казалось бы, наконец-то экономику сориентируют на неуклонный рост, причем по нашим, кризисным, меркам достаточно резвый: к 2020 году валовый внутренний продукт должен увеличиваться минимум на 2,6 процента в год, а потом и до 3,6. Таким образом, Россия, если так пойдет дело, может превзойти по темпам развития среднемировые показатели (около трех процентов).

За эту первую и важнейшую задачу бюджета цепляются все остальные: удастся повысить жизненный уровень граждан, компенсировать падение доходов, случившееся за три года из-за западных санкций и мирового кризиса. Люди понесут деньги в магазины и включится классический рыночный механизм...  

Но как же намереваются правительственные чиновники достичь желаемых целей? Ведь менять структуру народного хозяйства, судя по всему, никто пока не собирается. Зато готовы урезать федеральные расходы (к 2020 году их хотят сократить на 600 с лишним миллиардов). Придется ужесточить сбор налогов, таможенных платежей, пошлин и других государственных сборов. Это, полагают, позволит укоротить дефицит бюджета, загнать инфляцию в рамки четырех процентов, снизить кредитные ставки, что, как надеются в Минфине, привлечет инвестиции в экономику.

Вкладываться в экономику частников предполагается заинтересовать новыми стимулами: инвестиционными льготами, специнвестконтрактами, структурной ипотекой, фабриками проектного финансирования, разного рода грантами. Помимо всего этого любому инвестору намерены компенсировать затраты, которые он понесет, развивая и обновляя реальный сектор экономики.

Государственные инвестиционные программы теперь будут финансироваться не через банки, а через федеральное казначейство, чтобы чиновники и предприниматели смогли тратить бюджетные деньги только по прямому назначению.

Стратегическое планирование коснется и системы межбюджетных отношений: с 2018 года расходы и доходы регионов предполагается рассчитывать, исходя из модельного бюджета, который будет сформирован на основе научных данных о социальных и экономических потребностях того или иного региона. Все это, конечно же, разумные шаги, о которых не один год говорят и экономисты, и представители бизнеса.

Однако Счетная палата России не совсем разделяет излишне оптимистичный прогноз исполнительной власти.

Главное контрольное ведомство указывает на то, что инструменты развития экономики плохо рассчитаны и в основном опираются на оценки безымянных экспертов, не учитывающих конкретные статистические данные.

Пусть даже прибыль компаний возрастет, но вряд ли они захотят тратить деньги на перевооружение производства. Наш бизнес привык получать доходы, размещая средства на банковских депозитах. У контролеров возникает и другой вопрос: сможет ли структурная ипотека привлечь инвестиции? Вместо конкретных расчетов – ссылки на экспертные оценки.

При подготовке бюджета ко второму чтению депутаты Госдумы, как следует поискав по сусекам, нашли приличные деньги на развитие: триллион рублей на 2018 год, 700 и 800 миллиардов рублей – на 2019 и 2020 годы. Это значит, что десятки миллиардов рублей будут направлены на строительство больниц, школ, театров. Около ста миллиардов рублей (на 20 млрд больше) выделено на повышение зарплаты бюджетникам только в регионах: учителя, врачи, библиотекари, муниципальные служащие и другие почувствуют ощутимую прибавку к доходам. Эти деньги должны оживить потребительский спрос, часть средств вернется в бюджет и внебюджетные фонды через налоги и социальные выплаты.

Будет оказана необходимая помощь инвалидам и малоимущим. Дополнительные ресурсы получат образование, в том числе студенты высшей школы, физкультура и спорт, особенно в регионах, сельские дома культуры, музыкальные школы.

По плану реструктуризации региональных долгов на 2018 год не оставят без денег наиболее проблемные субъекты Федерации (им добавят 53 миллиарда рублей). Село тоже не обидят (аграриям выделят 20 миллиардов рублей дополнительно к ежегодным плановым 242 миллиардам госпрограммы). Будет на что развивать комфортную городскую среду (ее финансирование увеличено в пять раз – до 25 миллиардов рублей в год). В результате, впервые за последние три года можно рассчитывать на увеличение валового внутреннего продукта более чем на два процента ежегодно, повысить уровень оплаты труда и размер социальных пособий.

Для этого погрязшим в долгах регионам будет оказана масштабная прямая и косвенная финансовая поддержка (им распишут свыше 400 миллиардов рублей).

Любая дополнительная копейка, конечно же, пойдет на пользу и экономике, и людям. Направления заданы правильные, но вот что вызывает опасения. Не станут ли меры поддержки только временным явлением?

В представленном проекте никак не прописано будущее налоговой и пенсионной системы, тарифной политики. Все эти направления вроде бы собирались реформировать после 2018 года, но как именно это будет сделано – непонятно.

Всего в пользу социальной сферы принято 39 поправок. Однако те дополнительные средства, которые нашли на социальную сферу, погоды не сделают, предупреждают в Комитете по охране здоровья Госдумы. Например, на статьи по лекарственному обеспечению депутаты запрашивали 20 млрд рублей, а получили всего 7,9 млрд. По высокотехнологичной медицинской помощи снижение финансирования на уровне каждого субъекта по сравнению с 2017 годом составило 20–30 процентов. И это на фоне урезания финансирования здравоохранения в регионах (в этом году средства по разделу «Здравоохранение» сократили почти на 43 процента).

У депутатов нет уверенности и в том, что будут выполнены «майские» указы президента. На это не хватает, по разным экспертным оценкам, от 10 до 20 млрд рублей. Как и прежде, никто не может гарантировать, что бюджетные деньги будут использованы с умом, и их как обычно не разбазарят. Целевых показателей госпрограмм, в структуре которых сформирован бюджет, хоть отбавляй, но далеко не все они, как отмечает Счетная палата, являются исполнимыми, никакая статистика по ним не ведется.

Подводя итог, можно сказать, что бюджет-2018 сверстан так, чтобы пройти год без финансовых потрясений. И судя по всему, это удастся, но в то же время какого-то рывка в развитии экономики и социальной сферы, на который рассчитывают чиновники, ждать пока, к сожалению, не приходится.