В обход санкций

Речь идет о Республике Маршалловы острова (РМО) и Федеративных Штатах Микронезии (ФШМ), которые находились под управлением США в 1945-1986 гг. По последним данным российской статистики, совокупный стоимостной объем торговли РФ с этими государствами за 2015 г. – 3-й квартал 2017 г. возрос более, чем вдвое – до 21 млн долл. США. Вроде бы цифры миниатюрные, но это официальные данные, т.е. регистрирующие легальные и при этом сугубо двухсторонние торговые взаимосвязи.

 Офшорный же статус этих территорий подразумевает, в том числе, реэкспорт через эти страны. Реальная стоимость офшорного реэкспорта, по оценкам профильных ведомств и экспертов России и зарубежья, многократно больше декларируемого двухстороннего товарооборота.

Характерно, что до 2015 г. торговая статистика РФ вообще не содержала стоимости торговли ни с Маршалловыми Островами, ни с Микронезией. Потому, прямо скажем, вызывает вопросы торговый «рывок» за считанные годы со странами, обладающими весьма небольшой территорией и очень слабой экономикой.
Кроме того, львиную долю в торговых связях РФ с ФШМ и РМО (свыше 70%), т.е. в экспорте-импорте, занимает категория «минеральные продукты», а ее товарный ассортимент весьма широкий – от сырья до готовой продукции разной степени переработки.

Отметим, что те же государства – среди лидеров по офшорным и реэкспортным операциям в тихоокеанском бассейне. Характерно, что вопреки общепринятой практике взаимоотношений офшорных стран/территорий с другими государствам между РФ и РМО нет соглашения об обмене финансовой, в т.ч. налоговой, информацией. Правда, эта страна с 2018-го присоединится к соответствующему соглашению в рамках ОЭСР (международная экономическая структура с участием РФ). Отсутствует двухстороннее соглашение такого рода также между РФ и ФШМ. Потому и РМО, и ФШМ включены с 2017 г. в черный список российского Минфина. А в этом реестре те страны/территории, где имеется крупный объем офшорных операций с участием российского бизнеса, но с которыми нет означенных соглашений. Офшорные же операции включают, в том числе, осуществление и/или оплату через офшорные территории экспортно-импортных и реэкспортных контрактов между «неофшорными» странами и компаниями. Но в официальной торговой статистике такие контракты и счета, как правило, не отражаются.

Соответственно, реальная стоимость торговли между офшорными и другими странами (территориями) не соответствует официально декларируемой. Тем более что, повторим, Маршалловы Острова и Микронезия пользуются торговыми льготами в РФ и ЕАЭС. Поэтому с учетом всех упомянутых факторов ряд экспертов оценивают фактическую стоимость торговли России с РМО и ФШМ минимум втрое большей, чем по официальным данным.

В любом случае присутствие РМО и ФШМ в черном списке Минфина РФ и торговые льготы для них в России и ЕАЭС не противоречат друг другу…

В этой связи примечательно, что в конце ноября с.г. подписано постановление правительства РФ, освобождающие отечественные государственные компании от обязательства раскрывать своих российских и зарубежных поставщиков/ подрядчиков. Такое решение обусловлено необходимостью минимизировать влияние на российскую экономику, в т.ч. внешнюю торговлю, санкций США и в целом Запада. Проще говоря, публиковаться в реестре закупок теперь будет только обезличенная информация об их результатах, способе и цене самих закупок. Контракты же с субподрядчиками проследить будет еще сложнее, так как информации о них в открытом доступе закрывается.

По имеющимся у автора данным, совокупные потери американского бизнеса от санкционной антироссийской политики уже измеряются суммой минимум в 20 млрд долл. Но санкции, как известно, негативно влияют и на ряд российских предприятий/компаний, задействованных в совместных с американцами проектах или использующих американские технологии. Потому и остаются поверх санкционных барьеров эти тихоокеанские территории, подконтрольные США, но включенные Евразийским экономическим союзом в режим наибольшего торгового благоприятствования, что облегчает торговые операции между РФ и США.

ФШМ и РМО, естественно, голосовали в ООН вместе с США за известную антироссийскую резолюцию Генассамблеи по Крыму. Но об их подключении к последовавшим вскоре антироссийским санкциям Вашингтона официально не объявлялось.

Впрочем, аналогичная ситуация в экономических взаимоотношениях РФ и ЕАЭС с Западом характерна и для   зарубежных территорий всех стран Евросоюза. Потому что интересы бизнеса зачастую перевешивают геополитическую конъюнктуру.

О приоритетности обоюдных бизнес-интересов да и о реальных экономических связях РФ с теми же странами   свидетельствуют, к примеру, и такие факты. В конце сентября с.г. РФ подписала с ФШМ соглашение об   отмене визового режима. Очевидно, что этот документ не мог быть подписан проамериканской Микронезией без позволения на то в Вашингтоне. Этот режим, вводимый ФШМ, облегчает получение транзитных, как и кратко- и среднесрочных, виз в самих США, регистрацию российских торговых и финансовых компаний в Микронезии. А торговые морские суда Маршалловых Островов и судов других стран под флагом РМО, можно сказать, регулярно посещают находящийся под санкциями Крым, что, разумеется, тоже не обходится без внимания Вашингтона.

Кстати, имеется информация и о том, что те же ФШМ и РМО – немаловажные финансово-реэкспортные каналы в экономических связях США и с Тайванем, и с подсанкционными Ираном, Кубой, Зимбабве, Суданом. Во всяком случае, соответствующие сообщения в ряде зарубежных СМИ официально не опровергаются. Напрашивается вывод, что метрополии трансформировали осколки своих некогда обширных колониальных империй в суверенные государства и для того, чтобы искусно обходить политико-экономические санкции.