Нажмём на газ!

СССР в числе первых приступил к переводу энергетики с дров, угля и мазута на голубое топливо. Ещё в 40-х годах ХХ века оно пришло по газопроводам сначала в Москву, другие города, затем на село. В сравнении с природным метаном пропан-бутан, получаемый на нефтеперерабатывающих заводах, в разы дороже, имеет вредные примеси, может представлять опасность для потребителей. Неслучайно Западная Европа крепко держится за поставки природного российского газа. 

У нас дома, как и в странах СНГ, с газификацией дела обстоят по-разному. Если Москва «под» газом на 97%, Азербайджан и Армения на 93%, Узбекистан на 85%, Белоруссия примерно на 75%, то Россия – на 66%. Львиную долю составляет природный газ. По данным Газпрома, уровень газификации на Дальнем Востоке – 15,8%, в Сибири – 5,8 %. Основным топливом для ЖКХ и промышленности тут остаются уголь и мазут, которые выручают, конечно. На селе нередко в ход идут дрова. А вот сведения доктора экономических наук А.Д. Хайтуна: на газификацию Дальневосточного округа шёл 1% от общероссийских затрат по этой статье. Для сравнения: в Приволжский округ вкладывалось 32%, в Центральный – 35%. На Дальнем Востоке, с его холодами и расстояниями, без комплексной газификации городов, сельских посёлков, без дешёвой и доступной электроэнергии даже самые смелые начинания Минвостокразвития не остановят отток людей туда, где жизнь теплей и дешевле.

То план, то программа…

В топливе нуждаются прежде всего хозяйственные объекты и поселения вдоль Транссиба. И хотя газопровод на материк с Сахалина проложили ещё в 80-е, Еврейская автономная (ЕАО) и Амурская области к природному газу до сих пор не подключены. Возможность была в 2006-м, когда магистральная труба пришла из Комсомольска в Хабаровск, от которого до ЕАО через Амур два километра. Спустя пять лет трубу протянули из Хабаровска во Владивосток, но про ЕАО опять «забыли». А ведь в действующей с 2007 года Программе Минпромэнерго по созданию в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке единой системы добычи, транспортировки газа и газоснабжения прописано: запасы газа в рамках проектов «Сахалин-1» и «Сахалин-2» достаточны для снабжения Сахалина, Хабаровского края, Приморья и (внимание!) Еврейской автономной области. Координатором выполнения программы определили Газпром. Однако Минпромэнерго, разделившееся затем на Минэнерго и Минпромторг, не добилось, чтобы Газпром справился с задачей.

Газовый монополист в отношении ЕАО сделал упор не на сахалинские месторождения, а на якутскую и иркутскую газодобычу, которую ещё только следовало освоить. Уже 12 лет Газпром уповает на то, что проблемы ЕАО и Амурской области решит газопровод «Сила Сибири». Но там как сидели, так и сидят без нужных объёмов природного газа.

Конечно, радует, что у Газпрома всё хорошо на Западе, что он нацелен на развитие газоснабжения даже таких стран, как Болгария и Хорватия, на льготных для них условиях. Понятно, политика, понятно, нужно. Так, может, создать Газпром-2? И поставить задачу: газифицировать дальневосточные поселения как минимум до 80% хотя бы за ближайшие 10 лет.

Но можно обойтись и без Газпрома-2, если федеральный центр перейдёт к директивному госпланированию развития стратегических инфраструктурных объектов. Возьмём упомянутую Программу газоснабжения 2007 года. В ней немало справочных таблиц, графиков, но нет конкретного указания – протянуть газопровод от Хабаровска в ЕАО и Амурскую область. И забыто, что ранее была государственная Программа 1999 года по газификации Сахалина, Хабаровского и Приморского краёв, включая Еврейскую область. Но, увы, по-прежнему все котельные в ЕАО работают на угле или мазуте, а газ для кухонь приходит в сжиженном виде с сибирских нефтеперерабатывающих заводов по железной дороге. За этот трафик жители платят дважды – завышенными тарифами и здоровьем.

А дышать-то чем?

Биробиджан и Благовещенск среди десяти самых неблагополучных городов РФ по уровню загрязнения атмосферы. Вместе с «негазифицированным» Красноярском. Одна за другой в Биробиджане случились три аварийные остановки угольной ТЭЦ. И всякий раз во время холодов, как сказала мне зампредседателя Биробиджанской гордумы Людмила Копенкина, температура комнатных батарей была много ниже нормы не меньше недели. Люди согревались электроприборами и конфорочным газом. Без «закаливания» обошлись только жители частных домов. Об экологии – отдельный разговор.

В 2016-м, по статистике, среднее число онкозаболеваний в Биробиджане на 100 тысяч граждан было самым высоким в Дальневосточном округе, примерно на 20% выше, чем в Хабаровске. Высокими темпами в ЕАО идёт и сокращение населения – гораздо сильнее, чем в Хабаровском крае. Без создания достойных условий жизни там, где на улице минус с конца октября до конца апреля, русский и еврейский исходы не остановить. А чем больше наших уезжающих, тем активнее китайское проникновение.

Не соей единой 

Одно из базовых предприятий ЕАО – «Теплоозёрский цементный завод» – хотело бы быстрее перейти к современной сухой технологии работы. Но нужен газ. Переход на него позволил бы снизить себестоимость производства, обеспечить рост качества продукции. Газ крайне необходим Кимкано-Суттарскому ГОКу, многочисленным котельным, новой больнице в посёлке Облучье. Очень многим!

Сельские жители чаще других покидают ЕАО, хотя в советское и царское время местные плодородные земли были продовольственной житницей. Теперь здесь около 200 фермеров и 80 сельхозпредприятий. Им природный газ дал бы шансы помимо выращивания сои создавать животноводческие и тепличные комплексы, развивать сельхозпереработку, привлекать инвестиции, осваивать «бесплатный гектар». Вместе с газом не помешал бы и «миллион подъёмных рублей». Его лучше давать не переселенцам с запада, а местным, чтобы укреплялись на земле. В области 148 000 гектаров сельхозугодий, главная агрокультура – соя. Её тут выращивают и китайцы, арендующие до четверти площадей. Если отток наших селян не остановить, китайская аренда станет доминирующей.

Соблазнительный экспорт

В Хабаровске люди уже привыкли, что солнце не меркнет за чёрными выбросами из труб, в черте города не осталось золоотвалов. Забываются отключения электричества. С началом поставок газа, к примеру, хабаровская ТЭЦ-1 газифицировала 8 котлов из 15, повысила надёжность, в 2,5 раза сократила выбросы сажи, золы, диоксидов азота и серы и в 4 раза уменьшила золошлаковые отходы. Переведены на газ основные промпредприятия, прежде главные загрязнители воздуха. Но из почти пяти тысяч многоквартирных домов природным газом обеспечены около сотни, как и около пятисот домов из тринадцати с половиной тысяч в частном секторе. Но и с такой долей газификации Хабаровск изменился.

В пресс-службе АО «Газпромраспределение Дальний Восток» (бывший Крайгаз), владеющего газовым хозяйством, мне пояснили, что газификацию жилфонда Хабаровска должен финансировать город. В муниципальном же Управлении энергообеспечения Хабаровска считают иначе: у Газпрома есть спецнадбавка к тарифу, и он также должен вносить лепту в городскую газификацию. У двух нянек дитя, как обычно, без глазу.

Почему бы не передать газовые сети на баланс муниципалитетов – вместе с тарифными спецнадбавками и полной ответственностью перед гражданами?

Тогда местные главы могли бы управлять газовыми предприятиями, оперативно наводить порядок. Меньше стало бы газовых аварий со взрывами. Сверхцентрализация только мешает.

Удочерившему крайгазы и горгазы Газпрому не до муниципальной газификации. Ему и его конкуренту – Роснефти – выгоднее метан-пропан гнать за рубеж, где цена гораздо выше.

Примечательно, что трубой Комсомольск–Хабаровск «командует» Газпром, а самим газом с «Сахалина-1» владеют ExxonMobil (США), Роснефть наряду с японцами и индусами. Роснефть и ExxonMobil строят сейчас завод стоимостью свыше 15 миллиардов долларов по сжижению и экспорту газа с «Сахалина-1». К чему тогда снабжать ЕАО и Хабаровский край по внутренним ценам? Можно куда больше заработать на экспортных поставках!

Напрашивается вывод: без твёрдой государственной воли решить задачу газификации Дальневосточного округа удастся лет через сто. А пока по трубе Комсомольск–Хабаровск прокачивается менее половины объёмов газа от заданной мощности.

В капкане согласований

Специалисты вспоминают, как бывший хабаровский губернатор Ишаев, не дожидаясь милостей Газпрома, брал кредиты под краевые гарантии на газопровод Комсомольск–Хабаровск и сам руководил стройкой. Многие надеялись, что подобное произойдёт в ЕАО, когда губернатором стал Александр Левинталь. Он 16 лет руководил экономическим блоком краевого хабаровского правительства, вместе с Ишаевым «не вылезал» со стройплощадок магистрального газопровода. Ещё в декабре 2016-го проектировщики газопровода Комсомольск–Хабаровск предложили внести коррективы в ТЭО 1999 года и приступить к газификации ЕАО. Оставалось заручиться поддержкой федерального Минэнерго и Газпрома на прокладку трубы из Хабаровска, разработать программу газификации области согласно постановлению Правительства № 903, определиться с размерами федерального, местного, частного финансирования.

Не тут-то было! Минэнерго предложило ЕАО согласовать всё с Газпромом, тот запросил информацию по потребителям и источникам финансирования. Ответа не получил – вопрос выделения «федеральных денег» решается не в ЕАО, а в Москве. Словом, скоро сказка сказывается…

Время идёт, дело стоит. В областном управлении ЖКХ мне рассказали, что в конце января 2018 года Александр Левинталь направил письмо главе Газпрома Миллеру о целесообразности проложить, наконец, маршрут газоснабжения ЕАО из Хабаровска, не дожидаясь, когда заработает «Сила Сибири». Иначе ждать ещё не один год. К тому моменту население ЕАО, глядишь, усохнет ещё тысяч на двадцать, а Приамурье с Приморьем тысяч на сто пятьдесят...

Президент Путин в феврале в Красноярске остро говорил о проблемах газификации. Чего ещё ждать Минэнерго, Минвостокразвития, Газпрому, правительству ЕАО, чтобы от бессчётных согласований перейти к делу? Для переброски трубы через Амур до посёлка Николаевка нужно не более ста миллионов рублей. Всё обойдётся в несколько миллиардов за несколько лет. Это не 800 миллиардов за «Силу Сибири» и не 60 миллиардов за газопровод до Красноярска.

Люди надеются, что на Дальнем Востоке будет не хуже, чем на Кубани или в Москве. Иначе народ здесь не удержать.