Что предложим миру?

«Влияние Франции в мире резко выросло» – так считают составители рейтинга «Мягкая сила-2017», обнародованного на днях в западных СМИ. Потомки галлов в текущем году сделали в рейтинге резкий рывок вверх, оставив далеко позади себя лидеров прошлых лет – американцев.

Над рейтингом работает влиятельная британская пиар-компания «Portland Communications Ltd», возглавляемая экс-советником Тони Блэра Тимом Алланом (данное агентство широко известно кампаниями, направленными на улучшение имиджа Катара на Западе, и информационными атаками на лидера британских лейбористов Джереми Корбина). Составлялся рейтинг при участии специалистов Центра публичной дипломатии Университета Южной Калифорнии, входящего в топ-25 лучших ВУЗов США.

В рейтинге формально не учитываются такие «классические» критерии международного могущества как мощь вооруженных сил, размер ВВП и прочие подобные. Вместо этого его составители принимают во внимание развитие цифровых технологий, бизнеса и промышленности, образования, культуры, госуправления, избирательных институтов и «вовлеченности» (нужно понимать, граждан в общественные процессы).

Комментируя резкий рост «мягкого влияния» Франции, представители «Portland Communications» даже не скрывают, что ключевым фактором, на который они опирались, давая Парижу «очки», стала победа Эмманюэля Макрона – «лидера с позитивным мировоззрением», настроенного на интеграцию.

Соединенным же Штатам очки «списали» за «националистическую риторику» их руководства и «девальвацию международных альянсов», хотя на самом деле такие факторы американской «мягкой силы», как возможность печатать, а затем ссужать доллары, и контроль над самой обширной в мире индустрией массовой культуры никуда не делись.

В первой десятке рейтинга – Франция, Великобритания, США, Германия, Канада, Япония, Швейцария, Австралия, Швеция, Нидерланды. Затем всё, вплоть до 19 позиции оккупировано либо европейскими, либо англосаксонскими странами. На 20 месте появляется Сингапур, на 25 – Китай, на 26 – Россия (нам составители рейтинга благодарны за балет, Эрмитаж и участие в урегулировании Сирийского кризиса), на 29 Бразилия, на 30 – Турция. 80% «первой тридцатки» – страны пресловутого «золотого миллиарда».

Строго говоря, рейтинг получился даже не о «мягкой силе», а о том, насколько то или иное влиятельное государство соответствует мировым либеральным эталонам.

Франция же стала для либералов символом победы и надежды. После успеха не самого приемлемого для них кандидата на выборах президента США, Брексита и резкого роста популярности правоконсервативных и крайне левых политиков практически по всей Европе, неолиберальное лобби чувствовало себя не слишком уютно. Победа либерала Макрона вернула его представителям веру в себя. И пусть для этого им пришлось прибегнуть к обману, административному ресурсу и психологическим манипуляциям (ложным обвинениям оппонентов в коррупции, активной рекламной кампании прямо в день выборов, работе на единого кандидата от неолибералов практически всех СМИ) – цель для них оправдывала средства. Сейчас французы начали прозревать, и рейтинг Макрона обвалился всего за месяц на 10%, но дело-то сделано. Человек с репутацией гомосексуалиста стал президентом Франции, воодушевив тем самым своих неолиберальных единомышленников во всем мире. А место Франции в рейтинге превратилось в свое рода «утешительный приз» для потомков галлов, разочаровавшихся в новом лидере из-за его скандала с военными, невозможности решить проблему с мигрантами и разобраться до конца с экономическими трудностями.

При всей своей явной некорректности, рейтинг (как идея) поднимает достаточно важный вопрос. Ведь «мягкая сила» в современном мире значит действительно очень много. Сюда можно отнести и Голливуд, и MTV, и фешн-империи западных модельеров, и швейцарские банки, и лоббизм ЛГБТ-сообщества.

Обижаться на то, что нам дали 26 место – не стоит. Судя по критериям, странно, что нам дали даже такое. А вот работать над реальной «мягкой силой» России просто необходимо, причем – срочно. Дело в том, что РФ, имея вторые (а, может даже первые – вторые) по мощи вооруженные силы и пятую-шестую экономику на планете, так и не сформировала до конца четкую идеологическую повестку.

США и Евросоюз, например, предлагают миру либеральный дискурс (с фантомами прав человека), на который работает буквально всё: средства массовой информации, кинематограф, образование, театр, изобразительное искусство, литература. Весь этот коммуникативный консорциум продвигает вполне конкретную систему ценностей.

А что в духовно-идеологическом плане можем предложить миру мы? Какие ценности, какую альтернативу мы должны нести всем нашим потенциальным союзникам и единомышленникам? Советский Союз, например, нес людям вещи внятные: социальную справедливость и научно-технический прогресс. Что несем сегодня мы, россияне? Нам уже давно пора сформулировать и для самих себя, и для окружающего мира наше духовное послание, которое объяснит всем, почему мы берем на себя право и обязанность по «спасению мира» от вашингтонско-брюссельских «цивилизаторов».

И это «что-то» мы, как уже давно делают наши визави со своими либеральными ценностями, должны продвигать посредством СМИ, литературы, кино, театра, социальных сетей. Причем, наш информационный продукт должен быть интересен и способен «зацепить» людей в различных уголках земного шара. Вот только пока школьные учителя в России читают детям историю по еще соросовским методичкам 1990-х годов, а основная масса российских кинофильмов снимается по западным лекалам, вряд ли из этого получится что-то стоящее.

Мир ждет от нас сегодня возврата к идеалам социальной справедливости и духовного консерватизма, прекрасной «скрепой» для которых является история Великой Отечественной войны, успешно «помирившей» некогда идейных большевиков с православными патриотами.

И сегодня нам, памятуя о той истории, стоило бы сделать нечто подобное (в плане идеологического объединения), как раз опираясь на память о великой Победе.

Простор для деятельности у нас есть. Россия может попытаться достучаться до миллиардов жителей развивающихся стран, а кроме того – до тех европейцев и американцев, которые догадываются, что в их родных странах идет что-то не так. Главное – признаться самим себе в том, кто мы есть на самом деле, и найти нужные слова. Это и будет настоящая «мягкая сила». Она есть в нас, и ею остается только научиться управлять...