""Выжигая" Бога в человеке, мы выжгли самого человека"

Георгий Павлович Ансимов – российский советский режиссер, театральный деятель, писатель и публицист, сын расстрелянного на Бутовском полигоне священника Павла Георгиевича Ансимова. Родился 3 июня 1919 года, закончил ГИТИС, работал режиссером Большого театра СССР. Автор нескольких книг и воспоминаний «Уроки отца», многочисленных выступлений на православной радиостанции «Радонеж».

Скончался 29 мая 2015 года. Предлагаемая читателю беседа записана у него дома, за два года до кончины Георгия Павловича.

О русском народе

Спрашивают, действительно ли было хорошее время в советской истории? Было, конечно. Но оно было не потому, что страной руководил Сталин, а потому, что был у нас русский народ. Сначала, в 1917–1918 годах, его уничтожали (давили, притесняли, прижимали), а он оказался все-таки живучим, он выжил!

Выжил – несмотря на гонения, несмотря на то, что его «лишили Бога», лишили крестьянства, лишили всего того, что он сам создал, своими руками! Его всего лишили!..

С другой стороны, русский народ потерял свою большую часть, и это очень плохо сказывается на нашей сегодняшней жизни.

Мы сегодня рождаем людей-безбожников. Таких людей, у которых вообще нет никакого бога. Они говорят: «А мы – атеисты!» А кто такой атеист? Это человек, который верит в неведение, верит в неверие. Это ведь тоже идея! Тоже идеология: «верить в неверие».

И вот всё, что делается сейчас в мире (правда, в России в меньшей степени, чем в Европе, потому что сам русский народ тормозит это движение), направлено против человека.

А ведь в Европе всё к этому шло потому, что там нет Бога, всё перемешалось. И сейчас там уже геи торжествуют: женщины женятся на женщинах, мужчины целуются с мужчинами… Что тут говорить, когда два мужика целуют в губки друг друга! А они считают, что наконец-то добились «правды и справедливости». Да ничего подобного! Это не правда, это уродство!..

И мы должны жалеть их – не любоваться голыми их телами, которые они показывают на демонстрациях своих, но пожалеть и сказать: «Живите, но пропагандировать это, нести это как лозунг – уж простите, нет!»

О политической власти и свободе

Когда я слышу сегодня: «А разве нынешний наш режим лучше прежнего? Он подавляет свободу слова, политические свободы, устраивает репрессии…» – мне это просто смешно!

Это даже сравнивать нельзя с периодом правления Сталина.

В. Путин сейчас практически всем дал свободу. Только и слышишь: «Путина надо убрать, Путина надо научить, это и это он делает неправильно и т.д.» При Сталине ты просто рта не мог бы раскрыть: только начни произносить фразу – тебя сразу же посадят!

Говорят некоторые, что нам иногда «не хватает хозяйского сапога», но ведь даже слышать об этом чудовищно! Потому что оттуда, где сапог, – уходит сердце, уходит разум. Там превалирует сапог. И ведь это очень просто: надень сапог и дави! И будет всё в порядке! Вот такое время и было при Сталине.

А сегодня мы живем свободно. Посмотрите, сколько народу выходят из партий, вступают в партии, меняют партии, отказываются от партии во имя денег, отказываются от государственной деятельности во имя финансовой деятельности… И всё спокойно – никто ничего не имеет против! Потому что наконец-то дали свободу.

Но мы, опять-таки, должны себе отдавать отчет в том, что свободу просто так понимать нельзя! Иначе это будет уже распущенность, а не свобода. Там, где кончается истинная свобода, где кончаются ограничения здравого смысла, начинается хаос.

О Великой Отечественной войне

На войну всегда можно всё списать. Война всегда подводит черту под прошлым и открывает возможность строительства будущего.

Правда, эта война обошлась нам слишком дорого: погибли миллионы наших людей.

И мы не должны говорить о том, что мы победили благодаря Сталину или благодаря мудрому руководству кого-то из полководцев, нет! Мы победили потому, что всем телом народным легли на амбразуру!

И это «самоубийство во имя Победы», эта преданность Родине всех наших братьев и сестер, это жертвоприношение себя во имя Родины – только оно может быть объяснением того, что мы выиграли Победу!

Иначе мы будем тыкать пальцами в героев, говорить: «Ах, этот больше!», «Ах, этот меньше!», «Этот – великий», «А этот – менее великий!» Ничего подобного не было!

Был народ, который с открытым сердцем, иногда без оружия, шел на врага. Народ приносил себя в жертву…

Нельзя нам говорить о том, что «мы победили». Нет, мы пожертвовали! И только жертвой мы добыли Победу!
Я считаю, нельзя нам спокойно говорить о том, что «мы победили». Нет, мы пожертвовали! И только жертвой мы добыли Победу! Только жертвой…

В критические дни начала войны у Сталина не было иного выхода, оставалось только одно: надежда на народ. А народ, как мы знаем, был православный, поэтому Сталин вынужден был обращаться к Церкви.

Сейчас говорят о встрече Сталина с тремя митрополитами… Да, такая встреча была, у вождя просто другого выхода не было! И Церковь фактически спасла всех, в том числе и Сталина.

О культуре и образовании

Советское прошлое живет во многих из нас; не знаю, как его преодолеть… Надо преодолевать, я думаю, одним способом: самовоспитанием. Потому что ни кнутом, ни статьей, ни журналистикой, ни лозунгами, ни демонстрациями – мы ничего не добьемся! Мы должны сами себя воспитать. Сами научиться быть людьми. Сами не держать зла на другого.

Поэтому если мы все-таки будем ходить с «кулаком в кармане», ничего хорошего из этого не получится. Мы должны открыто, честно идти навстречу всему – с желанием добра. Вот к чему призывает Церковь и к чему призваны мы.

Иначе, если мы будем отвечать ударом на удар, не выйдет ничего хорошего!

Культура – это и есть самоограничение. Почему мы не ругаемся вслух? Потому что мы сдерживаем себя! Почему не бьем встречного кулаком в лицо? Потому что мы ограничиваем себя!

Уметь ограничить себя, уметь заставить вести себя так, как подобает нормальному русскому человеку, – это очень трудно! Особенно же трудно нам, потому что мы после 1990-х годов так распустили людей, что уже дальше некуда!

И культуру, и искусство, и технику, и литературу, и сельское хозяйство – всё мы некогда испортили! А теперь начинаем всё это латать. Вот это «латание» и есть наше сегодняшнее занятие. И, похоже, у нас иногда получается Тришкин кафтан: отрываем рукава, пришиваем к спине, потом отрываем от спины, пришиваем к рукавам и т.д.

А на самом деле нам нужно сосредоточиться и понять, что нам далеко еще до настоящей культуры из-за того, что мы еще не воспитаны сами!

Рассуждают сегодня об ЕГЭ, например. Но это потому лишь, что на Западе приняли ЕГЭ, а мы же хотим подражать им, иначе «мы не войдем в цивилизованный западный мир»! И делаем сразу по их образцу, хотя и не готовы к этому! Не готовы не потому, что мы неграмотные, а потому, что не умеем себя организовать. Ведь почему школьники начинают списывать? Потому что в свое время они не учились: били баклуши, гуляли, танцевали, занимались чем угодно… А когда наконец опомнились, когда пришла пора сдавать государственный экзамен, конечно, поняли, что его так просто не сдать… Поэтому и идут в ход телефоны, шпаргалки, поэтому и стараются узнать, как на Дальнем Востоке сдают: «Там время другое, я успею списать у них…»

Но это всё ложь, это всё обман. Ведь если ты учился, если ты знаешь материал, ты пойдешь и сдашь экзамен! Всё очень просто.

Почему так происходит? Потому что сегодня главное для всех – заработать. Сегодня молодые артисты приходят в театр, но они уже не хотят петь и танцевать. Они спрашивают: «А сколько я заработаю? И можно ли мне совмещать несколько работ?»

Самоограничение, самоотверженность и есть главное в русском человеке
Заработок теперь – самое главное…

А сознание, что ты рожден, чтобы выйти на сцену и говорить классическую речь, исполнять классическую роль, – приобрести очень трудно. «Ты играешь, сколько-сколько тебе за это платят?! Ах, тебе мало платят, но ты все равно ходишь на работу и играешь?! Да ты чудак, в наше время так не делают!»

Сегодня рубль – главное (не говоря уже о долларе). Но до тех пор, пока мы не найдем в себе силы сдерживать себя и целенаправленно – невзирая на то, во сколько мне это обойдется, что я на этом потеряю или приобрету, – идти вперед, ничего у нас не изменится! А ведь самоограничение, самоотверженность и есть главное в русском человеке.

О протоиерее Герасиме Иванове

Совсем недавно я закончил книгу об отце Герасиме Иванове, художнике и священнике. Это был действительно уникальный человек, который хотел только одного: делать добро людям. Он так и ушел, продолжая иметь мечту сделать что-то такое особенное в своей жизни…

Я с ним учился вместе, знал его 80 лет! Сейчас о нем есть информация в Интернете, есть очень хороший сайт, дополненный фотографиями и разными материалами.

Моя книга об отце Герасиме – рассказ о человеке, который шел своей дорогой. Он был одинок, был беден, был гоним, даже всеми гоним. А кончилось дело тем, что он вошел в историю. Он писал фрески в храме Христа Спасителя. И было такое время, когда эти фрески снимали, сдирали – просто так, чтобы на его место назначить кого-то другого…

А он только молился. Молился и говорил: «Ну, значит, это Господь так велел!» И довел дело до конца.

Его жизнь отчасти является ответом на вопрос: почему у нас всё не так? Да потому, что если потеряна цель, то потеряно главное. Потеряна духовная направленность человека. Как только он духовно направит себя, всё встанет на свои места!

Отец Герасим во всем был замечательным человеком. Как-то у него так болели легкие, что он не мог дышать. И вот он в таком состоянии должен был подниматься без лифта на пятый этаж! Он останавливался чуть ли не на каждой ступеньке, чтобы отдышаться, и шел дальше. А потом все-таки решил вызвать врача. Врач пришел, выслушал его и говорит: «Немедленно в больницу! И надо сделать рентген». Потом сказал, что постарается, чтобы ему сделали рентген дома. И вот опытный врач-рентгенолог приехал после работы к отцу Герасиму домой, сделал рентген и подтвердил слова своего коллеги: «Только лежать и лечиться, иначе умрете!» А отец Герасим говорит: «У меня одна прихожанка себя плохо чувствует и нуждается в соборовании…» – «Куда вам соборовать! Вы себя плохо чувствуете, вам надо в больницу!» – «Я не могу. Господь спросит меня: “А ты помог кающемуся, желающему просить прощения в грехах?” И что я Господу отвечу? Что я в больнице валялся и кисель пил?» И эти два врача, которые приехали к нему, говорят: «Да, вы уникальный человек. Ну поехали соборовать вашу прихожанку!» И вместе с ним отправились соборовать эту женщину, а потом – в больницу.

Это показывает нам, что человеку нужно увлекать других собственным примером, пусть даже жертвуя собой!

О нашей церковной жизни

Время сейчас непростое и для Церкви. Например, молодой священник ищет какой-то контакт с прихожанами, но у него не всегда получается… Люди приходят в храм и часто не понимают того, что произносится в храме священником или диаконом, не понимают слов молитвы, песнопений, которые поет хор. Поэтому священник волей-неволей ищет какую-то возможность это всё донести как-то до людей. Иногда своими, порой кустарными средствами. Бывает, динамики плохие, звук плохой, лезет в уши; бывает, сам священник пытается сократить службу. Вопреки канонам сделать ее короче, лишь бы люди не разбежались и не ушли. Но, опять же, все это – результат потери нашей культуры.

Немало ошибок делают наши сегодняшние священнослужители. Но уверен, что большинство из них хочет лучшего! Вот, например, когда кто-то из них пытается прочитать какой-то богослужебный текст по-русски, чтобы он был понятен всем – и тем, кто не понимает церковнославянского языка. А если еще и голос у батюшки не звучный, да и не учился он произносить как следует церковнославянские слова – конечно, какой уж тут контакт со слушателем, с паствой! Но это всё простительно, другое дело – насколько всё это отличается от канонического богослужения!

Я считаю, например, что лучше прочесть Евангелие по-церковнославянски, а потом – прочитать его по-русски. Это будет правильно.

Уроки отца – священника Павла Ансимова

Отец со мной не разговаривал о политике и мне предлагал не говорить о политике. И мы, слава Богу, обходили это стороной. Не потому, что мы не хотели кого-то в чем-то обвинять или, наоборот, оправдывать, а потому, что это было не самым главным в нашей жизни. И спасибо ему за это!
Я до сих пор помню, что он держался одного правила: помочь людям! И когда его ночью будили: «Пойдите, батюшка, помогите…», или после службы (или двух служб), когда он уже устал и утомился, а женщины его не отпускали (советовались, брали благословение или просили исповедоваться), он шел на это с удовольствием.

Это мне очень дорого. Во всяком случае для меня – это главная опора в жизни.

Я не знаю, насколько мне хоть в малой степени удается быть – я не говорю: похожим на отца – но хоть в чем-то следовать его пути. Если это удается в чем-то, я был бы очень рад. Но это очень трудно.

Наша цель все равно остается прежней – стараться делать добрые дела.

И книжки, которые я пишу, в частности об отце Герасиме, – это хоть какая-то попытка ответить на тот вопрос, который ставил передо мной отец. Чтобы я не отходил ко сну, не сделав чего-то такого, чтобы заслужить право на сон. Это очень интересно и очень увлекательно, но очень трудно!

О новомучениках

Мне кажется, мы недостаточно помним и вспоминаем о тех, кто положил свои жизни для того, чтобы наша Церковь сегодня осуществляла свое служение! И не помним потому, что нынешняя суета, погоня за рублем, за деньгами – всё это увлекает людей прямо в пропасть! И мы все уже подвержены этому.

И никто из нас почти не помнит, ни откуда он произошел, ни того, что с ним случилось. Не помнит ни побед, ни поражений в российской истории, а думает только об одном: деньги… Деньги: доллары, евро и прочее…

Но мы по-прежнему в неоплатном долгу перед нашим прошлым и перед Родиной.

Единственное, что мы совершили как акт покаяния, это воздвигли храм в Бутово и как-то обиходили могилы священномучеников. А остальное висит над нами неоплатным грехом.

Посмотрите, пожалуйста, что мы натворили: убили царя, сломали церкви, разгромили монастыри, дворцы, соборы, убили невиновных – заведомо невиновных людей!.. Убили тысячи и тысячи людей!.. И до сих пор мы не покаялись…

До сих пор советская власть (которой официально уже нет, она ни за что не отвечает, вроде как с нее и взятки гладки) остается с нами. Ленин – лежит на том же месте, в мавзолее. Коммунистическая партия – существует и снова борется: выдвигает новые требования к правительству и новые пожелания. Хотя на самом деле ей бы нужно было сгинуть: ведь все это страшное в XX веке натворило именно коммунистическое племя, все эти ленины, сталины, каменевы, зиновьевы и прочие…

Надеюсь, что люди, которые уничтожали все святое у нас в России, все-таки опомнятся и покаются!
День памяти Бутовских новомучеников – это день нашего общего покаяния. И не просто покаяния, а нашего стыда, нашего позора перед памятью тех, которым мы должны низко поклониться земным поклоном и благодарить Бога за то, что хотя бы мы остались живы.

Хотя, если честно, мы сами были не только и свидетелями всего этого: мы не протестовали, а значит, частично участвовали в этой коммунистической расправе. И это – наш грех на всю жизнь!

Нам надо сделать все для того, чтобы хотя бы немного покаяться в этот памятный день на могилах наших родителей, наших отцов, братьев, родственников. Мы должны сказать Богу: «Господи, спасибо Тебе за то, что нас уберег!» И мы надеемся, что люди, которые уничтожали все святое у нас в России, все-таки опомнятся и сами покаются!

О будущем России

Я бы затруднился ответить на вопрос, что ждет Россию в будущем. Потому что я не могу предсказать, что будет. И не дай мне Бог быть каким-то предсказателем-лгуном или, наоборот, оптимистом, когда не всё так хорошо, как хотелось бы.

Но я скажу одно: наверняка нас ждет по-прежнему борьба с тем, что мешает человеку жить. А мешает жить, опять же, погоня за рублем, погоня за честью, за славой, за успехом, за богатством и так далее. Это нам мешает. Но дух человеческий, дух русского человека, я думаю, сильнее этого!

Поэтому я не буду предсказывать, будет ли у нас монархия, республика или «республиканская монархия», еще какая-то форма правления.

Но я знаю, что моя задача – если Господь даст мне еще пожить какое-то время – это показать русскому человеку, что его путь связан с его духовной жизнью. С духовной составляющей жизни. Если он будет жить и помнить Бога (важно, чтобы внутри себя ты Его помнил – в тебе должен жить Бог, Который тебя ведет по жизни), то он сохранит в себе это главное для русского человека!

Ведь «выжигая» некогда Бога в человеке, мы «выжгли» самого человека. Его совесть.