Православные школы: достижения и проблемы

Все родители мечтают об идеальной школе для своего ребенка. Может ли такой школой стать православное образовательное учреждение? Какие задачи оно ставит? И с какими проблемами сталкивается? Как сказывается на работе православных школ нехватка финансирования? Об этом мы беседуем с Татьяной Ивановной Лещевой – директором Православного центра непрерывного образования во имя Серафима Саровского.

– Татьяна Ивановна, как и для чего создаются православные школы?

– Православные школы – это социальный заказ. В них созданы условия, необходимые для верующих семей, возможно и маловоцерковленных.

– Из чего складывается финансирование православных школ?

– Если школа аккредитована, то она должна получать финансирование от государства. Но для православных школ оставлены старые нормативы. В 2012 году в действие вступила новая редакция федерального закона «Об образовании», по которому гарантировано бюджетное финансирование частных дошкольных, начальных и средних учебных заведений. Но, несмотря на это, московские чиновники не планируют направлять на поддержку православных школ дополнительные субсидии.

Второй компонент, который влияет на финансирование, – это пожертвование родителей. Школа создана усилиями самих родителей, это их соцзаказ.

– То есть обучение в школе платное? Какой размер пожертвования за обучение?

– От 5 до 15 тысяч рублей. Но всё зависит от места, где расположена школа. В православных школах на Рублевке плата выше.

– А как вас поддерживает государство?

– Государство устраивает нам проверки, контроль. Мы всегда проходим эти проверки.

– А страдает ли от малобюджетности качество образования? Соответствует ли школа государственным стандартам?

– У школы очень высокие показатели, например в этом году из 19 выпускников 6 медалистов. Наши выпускники поступают в МГУ, Академию Плеханова, РУДН и другие престижные московские вузы. Учителя работают с полной отдачей, во многом не ради зарплаты, а за идею. Для наших учителей это не работа, а служение.

Когда мы пытаемся отстаивать интересы православных школ и учеников на государственном уровне, ответ чиновников родителям часто один: «Идите в государственные школы». Хотя у нас создана уникальная атмосфера, в приоритете духовное воспитание и образование. Несмотря на принятые законы, православные школы дискриминированы в правах, иногда элементарно не хватает субсидий на питание для детей.

Департамент образования Москвы ежегодно выделяет на каждого учащегося обычной государственной школы порядка 123 тысяч рублей. А почему-то на ученика православной гимназии приходится в два раза меньше – около 60 тысяч.

Мы стараемся отстаивать интересы православных школ. Я считаю, что финансирование должно быть выровнено. Особенно нам помогла Людмила Ивановна Швецова. Мы добиваемся того, чтобы православные школы были уравнены в правах с государственными.

– Много ли обеспеченных родителей приводит детей в православные школы?

– Не так уж много. Всё зависит от региона. На Рублевке – конечно, больше. У нас учится много детей-инвалидов. Дети-инвалиды оказываются ущемлены в правах, так как им достается меньше субсидий, чем на среднестатистического ребенка в государственной школе. Особенно плохо с финансированием подмосковных школ. При наших высоких образовательных показателях мы ощущаем нехватку в финансах, это постоянная головная боль для директоров. Получается, что уровень нашего образования выше, а поддержка от государства – минимальная.

– То есть фактически само существование православных школ – это чудо?

– Да, это чудо.

– Не проще ли тогда родителям отдать ребенка в государственную школу, а заодно – в воскресную?

– В школе создана уникальная атмосфера, есть все нужные предметы. Плюс школу окормляет священник. Конечно, на заре существования православных школ были «перегибы» – когда в одной из школ вели только Закон Божий. Некоторые родители запрещают детям смотреть ТВ, но я против таких «перекосов», так как запретный плод сладок.

– Не может ли быть такого, что после православных школ у людей возникнет отвращение к вере?

– Конечно, бывают переходные периоды, периоды бунта, но обычно зерна, зароненные в детстве, остаются. Наши выпускники вырастают верующими, так как чаще всего они из верующих семей. При приеме в школу ведется собеседование.

– Что важнее – воспитание веры в семье или в школе? Бывают ли случаи отчисления?

– Православные школы – частные, поэтому мы, в отличие от государственных, можем отчислить – в соответствии с Законом № 187. Но обычно все проблемы у нас решаются внутри школы. Все-таки мы принимаем детей тех родителей, которые тянутся к вере. За 25 лет существования школы мы еще ни разу не обращались в детскую комнату милиции.

– А хулиганов могут отчислить?

– Если мы не поможем ребенку исправиться, то это наш грех. Если он очень плохо себя ведет, то можно сказать родителю: «Приходите на уроки и сидите с ним». Обычно у нас ведется комплексная работа с детьми и родителями.

– Расскажите об особенностях воспитания в школе.

– У нас Центр непрерывного образования, он включает в себя школу и детский сад. В школе у нас раздельное воспитание, так как восприятие у мальчиков и девочек разное.

– То есть мальчики и девочки по-разному воспринимают литературу и историю?

– Да, например, когда мы разбирали по истории сложную ситуацию с царем Леонидом, мальчики поняли историческую подоплеку вопроса, а девочки ответили так: «Все его проблемы были потому, что он был не женат».

– На уроках литературы в советское время внушали, что Лев Толстой, Тургенев и другие писатели – это гении, авторитеты. Рассказываете ли вы о непростых отношениях Льва Толстого с Церковью?

– Да, у нас на уроках рассказывают, за что Толстого предали анафеме, – за «Пятое Евангелие». Но роман «Война и мир» написан рукой православного человека. Но это вопрос к нашим учителям-филологам. Знаю, что наша учительница по литературе перед уроками много раз перечитывает «Войну и мир», находит там новые смыслы и детали. Например, то, что Пьер Безухов в Москву приехал не к отцу, а к Иверской иконе. В романе много интересных православных символов.

– Каковы особенности воспитания мальчиков и девочек?

– Мы стараемся, чтобы было больше учителей-мужчин. Все-таки лучше, когда мальчиков воспитывают мужчины, особенно в старших классах.

– Кем становятся выпускники? Много ли из них священников?

– Многие идут в семинарии, многие из девочек становятся матушками.

– В чем вы видите основную задачу православных школ?

– Основная задача – воспитать добрых христиан, которые служат Отечеству. При этом уровень образования у нас даже выше, чем у простых школ, за счет высокого профессионализма и самоотверженности учителей.