Про Царя и истину не забываем ли в пылу полемики?

К «партийным» дискуссиям о многострадальных «екатеринбургских останках» …

На днях известный философ и публицист Виктор Аксючиц опубликовал в газете «Московский комсомолец» статью «Новая загадка Романовых: власти странно тормозят вопрос идентификации останков. В год столетия гибели царской семьи это выглядит непонятно». Это не первая статья Аксючица в упомянутой газете. Несколькими неделями ранее, 17 мая, МК опубликовал его статью «Тайна останков Романовых: почему следствие молчит об итогах новой экспертизы. Сомнения в подлинности начали сеять сотрудники спецслужб США».

Виктор Аксючиц - человек в «царском деле» известный, он был помощником курировавшего следствие по «екатеринбургским останкам» вице-премьера Бориса Немцова, издал по итогам следствия книгу документов и материалов «Покаяние». Его позиция известна, - он считает, что следствие на все вопросы ответило, что нет никаких сомнений, что в могиле в Поросенковом логу были обретены мощи Святых Царственных Страстотерпцев и останки их слуг. Эту точку зрения он отстаивает в упомянутых выше статьях в МК.

Однако в апреле с.г. в газете «Московский Комсомолец» появились две публикации, авторы которых, ссылаясь на «независимую историко-стоматологическую экспертизу», делают ровно противоположные выводы. Речь о статьях С.Беловой и А.Добровольского от 3 апреля «Экспертиза зубов Николая II принесла сенсацию: похоронили не того. Екатеринбургские останки не выдержали проверки по зубам» и публикации от 20 апреля того же А.Добровольского «Николая II подменили: загадка царских зубов вызвала бурю. Авторы нашумевшего исследования привели новые аргументы». Статьи основаны на экспертизах, проведенных по заказу и инициативе Русского культурно-просветительного фонда имени св. Василия Великого, который возглавляет известный предприниматель и общественный деятель В.В. Бойко-Великий. Эти публикации МК были мною подробно рассмотрены в статье «О противоречиях и произвольных трактовках "комплексной историко-стоматологической экспертизы"».

В апрельских статьях «Московского комсомольца» утверждается ровно противоположное тому, что пытается доказать в своих статьях Виктор Аксючиц: в Поросенковом логу нашли останки неизвестных людей, которые некие силы пытаются выдать за святые Мощи Царской Семьи, которые на самом деле были уничтожены на Ганиной яме, как считал колчаковский следователь Николай Соколов.

Если вспомнить выступление в Екатеринбурге в рамках «Дилетантских чтений», организуемых «Эхом Москвы» руководителя следствия по «Царскому делу» 1990-х годов Владимира Соловьева, то мы видим весьма прискорбное зрелище: разделивший православных вопрос о подлинности «екатеринбургских останков» обсуждается на платформе «Московского комсомольца» и «Эха Москвы»! Более фантасмагорической, противоестественной картины трудно себе представить: символ «желтой прессы» и флагман либеральной журналистики стали площадкой для беспощадных споров двух «православных партий» по вопросу об обстоятельствах цареубийства и судьбе останков Царской Семьи!

А впрочем, может быть это и вполне закономерно. Поскольку современная полемика вокруг останков больше похожа на партийную борьбу, а не на поиск истины. Сторонники разных точек зрения среди православных обсуждают спорные вопросы идентификации и исторической экспертизы отнюдь не в духе мира и любви. Нет! Они беспощадно полемизируют друг с другом, высмеивают позицию оппонентов, в лучшем случае, обращают внимание на слабые стороны в аргументации противников. Всё как в партийной пропаганде! Всё как в политической борьбе!

Вот к примеру, 14 июля в Екатеринбурге проходит научно-историческое собрание (конференция) «Мученический подвиг Царской Семьи», которую организует все тот же Русский культурно-просветительный фонд имени св. Василия Великого. Программа конференции вроде внешне шире темы «екатеринбургских останков», но если посмотреть список участников, то становится понятным, что именно тема останков будет в центре внимания собравшихся, среди которых члены только одной партии, то бишь одной точки зрения (разумеется, «единственно истинной»), их оппонентов среди выступающих не видно. А значит никакое это не научно-историческое собрание, а обыкновенная партийная встреча единомышленников. Правда, как заявил мне президент Фонда Василий Вадимович Бойко-Великий, они открыты к дискуссии и дадут слово любому оппоненту. Вот только забредет ли к ним оппонент... При такой организации мероприятия, сильно сомневаюсь, что такое случится.

С другой стороны их оппоненты проводят свои «научно-исторические собрания», на которые не пускают тех, кто их критикует. Так и существуют две партии в параллельных мирах. Но приближаемся ли мы к истине в вопросе идентификации «екатеринбургских останков»? Понятно, что вопрос риторический.

Причем, справедливые суждения и оценки звучат и с одной и с другой стороны.

Вот, к примеру, Виктор Аксючиц в своей последней статье пишет, что на формирование сомнительного мнения о найденных в Поросенковом логу останках большое влияние оказала Зарубежная экспертная комиссия, которой руководили сотрудники спецслужб США. С этим не поспоришь, хотя и выглядит забавно, когда известный диссидент обличает спецслужбы США. Да и дело даже не в том, что, к примеру, покойный заместитель председателя Зарубежной комиссии Евгений Магеровский был отставным офицером одной из спецслужб США и активно боролся против нашей страны в годы «холодной войны». Куда важнее, что все руководители комиссии оказались раскольниками, не принявшими воссоединение Русской Церкви (тот же Магеровский стал одним из организаторов структур в Зарубежной Церкви, которые ушли в раскол, и сам умер в расколе). А вот это заставляет задуматься - могли ли такие люди отстаивать истину?

С другой стороны, я прекрасно помню, как проходила одна из конференций сторонников подлинности останков в Петропавловской крепости, которую проводил следователь Владимир Соловьев. В ходе конференции Владимир Николаевич объявил, что среди их сторонников есть православный епископ, который присутствует на конференции. Я сидел далеко и долго всматривался, пытаясь понять, что же это за владыка. Впрочем, ларчик вскоре раскрылся. Этим «епископом» оказался представитель одной из многочисленных раскольнических структур. Вот об этом тот же В.Аксючиц не пишет.

Сторонники и противники останков постоянно пытаются дискредитировать друг друга. Те, кто считают останки подложными, активно муссируют слухи, что те эксперты, которые изменили свое первоначально критическое к ним отношение (генетик Е.И. Рогаев, судмедэксперты В.Н. Звягин и В.Л. Попов), сделали это из корыстных соображений. Мне не раз приходилось слышать подобного рода сплетни. В свою очередь, Виктор Аксючиц в последней статье и ранее (и не только он) пытается дискредитировать одну из влиятельных противниц признания подлинности останков О.Н. Куликовскую-Романову, обвиняя ее в прямом обмане Священноначалия и общественности. Мол, проведенная Е.И. Рогаевым генетическая экспертиза крови ее покойного мужа, родного племянника Царя-Мученика Николая Т.Н. Куликовского-Романова показала родство с останками №4, которые, как предполагают принадлежат Государю. Я удивляюсь почему Ольга Николаевна ограничивается словесными заявлениями, что всё это клевета, а не обнародует результаты экспертизы Рогаева, чтобы раз и навсегда прекратить все разговоры на сей счет...

При этом сторонники одной и другой партии постоянно подозревают Священноначалие в каких-то кознях по вопросу останков. К примеру, тот же Виктор Аксючиц утверждает, что Священоначалие «выбрало стратегию максимального затягивания дела», что «изыскивается возможность полностью снять вопрос о признании "екатеринбургских останков"». Его противники постоянно распространяли слухи, что Священный Синод «втайне от верующих» признает подлинность останков.

Конечно, многие (особенно люди, внешние Церкви) ожидали, что к 100-летию убиения Царской Семьи будет вынесен окончательный вердикт по «екатеринбургским останкам». Этого не произошло. Почему? Основных причин, думаю, две. В самом деле, не завершены еще многие экспертизы, поэтому они и не публикуются. Особенно плохо обстоит дело в исторической экспертизой. На многие вопросы историки не могут дать ясного однозначного ответа, что неизбежно будет порождать недоверие к выводам следствия. С другой стороны, за эти годы в широких кругах верующих, в том числе среди епископата и духовенства, утвердилось мнение, что останки неподлинные. Я не оцениваю основательность этого мнения, просто фиксирую как очевидный факт. В этих условиях активизация экспертиз может привести к церковным нестроениям.

Однако на главный вопрос никто не может дать удовлетворительного ответа: если в Поросенковом логу найдены не царские останки, то чьи? Все объяснения, которые мне доводилось читать и слышать на сей счет, трудно признать основательными. И с этим нужно что-то делать. Хотя вопросов по поводу обстоятельств цареубийства и манипуляций убийц с останками очень много. И есть только версии. Ответов нет.

Вот в таких словесных баталиях по поводу «екатеринбургских останков» встречаем мы столетие Царской Голгофы...

Но не забываем ли мы про Царя в пылу нашей беспощадной полемики?! Помним ли, что Государь как раз и стремился к национальному единству, страдал, видя разделение своего народа? Приближаемся ли мы к выяснению истины о том, кто же был похоронен в Поросенковом логу?

К сожалению, тех, кто пытается идти путем поиска истины, царским путем в «царском деле» немного. Больше тех, кто считает, что обладает истиной и свою задачу видит в том, чтобы навязать свою точку зрения тем, кто ее не принимает. Чем-то это напоминает революционную психологию: будем бороться за мир до последнего снаряда. Но разве этого ждёт от нас наш Государь?!