«Константинопольский Патриархат подтасовывает историю воссоединения Киевской Митрополии с Русской Церковью»

Константинопольский Патриархат, незаконно вторгшийся на каноническую территорию Русской Православной Церкви на Украине, пытается оправдать свои действия ссылками на исторические документы. Согласно версии фанариотов (представителей Константинопольского Патриархата), изложенной в 30-страничном материале «Вселенский престол и Церковь Украины. Говорят документы», в 1686 году Киевская Митрополия была передана Русской Церкви временно, и сегодня Московский Патриархат не вправе считать себя Матерью-Церковью для Церкви Украинской.

О том, насколько это соответствует исторической правде, а главное – согласуется с другими документам той эпохи, Телеканалу «Царьград» в эксклюзивном интервью рассказал руководитель Церковно-научного центра и президент Фонда «Православная энциклопедия» Сергей Кравец. Человек, под руководством которого в настоящий момент осуществляется издание полного корпуса исторических документов о переходе Киевской Митрополии под омофор Московского Патриархата.

Сергей Леонидович, на какие исторические источники опираются представители Константинопольского Патриархата в попытках оправдать свое участие в украинском автокефалистском проекте?

Публикация «Вселенский престол и Церковь Украины. Говорят документы» подробно разбирается у нас в «Православной энциклопедии». Но уже сейчас могу сказать, что она очевидно неполная, потому что основывается только на двух документах. При этом в преамбуле упомянутой публикации Константинопольского Патриархата говорится, будто какие-то документы утаиваются намеренно. Что, по меньшей мере, странно.

Оба этих документа были опубликованы в России российскими исследователями. Один – еще в начале XIX века, это письмо Константинопольского Патриарха Дионисия IV. А второй – Синодальная грамота – совсем недавно была выявлена российской исследовательницей Верой Георгиевной Ченцовой и опубликована также в России в журнале «Древняя Русь». Именно эти две публикации и разбираются в только что изданном Константинопольским Патриархатом материале.

Однако эти документы – далеко не все послания Патриарха Дионисия по данному вопросу. Пока непонятно, намеренно ли они не учитываются или просто по незнанию. Но именно сейчас мы готовим максимально полный корпус этих греческих текстов к публикации, что займет некоторое время, поскольку готовятся их современные переводы. Документы очень важные, а потому нужно сделать так, чтобы они были понятны и доступны сегодняшнему читателю. В переводах же XVII века имеются ошибки и неточности.

В чем же заключаются ключевые псевдоисторические манипуляции фанариотов?

Так, например, они утверждают, что права Константинопольского Патриарха, которые в 1686 году передавались от Константинопольского Патриархата к Московскому, распространялись только на Левобережную Украину. Что очень странно, поскольку у нас имеются письма Патриарха Дионисия IV к населению Правобережной Украины с требованием признавать и во всем слушаться нового Митрополита Киевского Гедеона.

И в то же время подчеркивается «временный» характер передачи Киевской Митрополии Московскому Патриархату?

Да, однако если обратиться к документам, то в них четко оговорено, что право на поставление (возведение на митрополичью кафедру – ред.) Киевского Митрополита передается Московскому Патриарху. Причем как на поставление Митрополита Гедеона (совершенное в Москве в 1685 году – ред.), так и на последующие.

Это – принципиальный момент. То есть речь идет не о том, что по икономии, по снисхождению Константинопольским Патриархом было признано московское поставление Киевского Митрополита Гедеона, но и предоставлены все права на дальнейшие поставления?

Именно. Однако смысл сегодняшних претензий, исходящих от Фанара, заключается в том, что в документах нет слова «навечно». Слова «временно» нет, но нет и слова «навечно»: «суть же греци льстиви даже до сего дни» – греческое лукавство описывалось еще в XI веке в «Повести временных лет». Вся же последующая ситуация показывает, что на протяжении более двух столетий этот вопрос ни разу не поднимался. Хотя царское правительство и Синод были в постоянной переписке с Фанаром.

Более того, один из Константинопольских Патриархов XIX века пребывал на покое на территории современной Украины и обращался в Санкт-Петербург в Синод с просьбой разрешить ему совершить богослужение в Киеве. Согласно церковным канонам, именно так должен делать архиерей, находясь на территории чужой епархии. И вопросов по этому поводу никогда ни у кого не возникало. Вопрос считался решенным.

И впервые претензии возникли только в 1920-х годах во время русской смуты, когда Фанар поддержал советских обновленцев и принимал участие в дроблении гонимой Русской Церкви?

Впервые акт 1686 года был поставлен под сомнение в томосе об автокефалии, который был дан Польской Православной Церкви в 1924 году (притом, что территория Польши на тот момент была канонической территорией Русской Церкви – прим. ред.). Накануне этого Константинопольский Патриарх Мелетий (Метаксакис) сформулировал новую концепцию, согласно которой только Константинопольские Патриархи имеют право на дарование автокефалии, присудив себе не только первенство чести среди других Поместных Церквей, но и «первенство власти» (по сути, скопировав римско-католическую папистскую концепцию – прим. ред.).

Именно в 1924 году, когда по желанию польского правительства была начата интрига по предоставлению Польской Церкви автокефалии именно от Константинополя, тогда и вспомнили акт 1686 года в связи с тем, что в Киевскую Митрополию входили и православные поляки. И именно в этом документе, впервые за 238 лет (!) прозвучали претензии к каноничности полного перехода Киевской Митрополии под власть Московского Патриархата.

Вернемся к 30-страничному материалу «Вселенский престол и Церковь Украины. Говорят документы». В тексте не скрывается, что он основывается не столько на работе с источниками, сколько на публикациях современных авторов, причем откровенно тенденциозно относящихся к Русской Православной Церкви. В основном живущего в Париже Константина Ветошникова (а также Вадима Лурье, под именем «епископа Григория» возглавляющего одну из ветвей так называемого «альтернативного православия»).

Что касается Ветошникова, то он вряд ли может считаться полноценным специалистом. Будучи оторванным от российских архивов, он просто не вполне компетентен. Более того, если вы, как исследователь, учитываете документы только из константинопольских источников (а большая часть этих документов, к сожалению, пропала), то вы никогда не восстановите реальную картину.

Так какой же была эта картина? Почему переход Киевской Митрополии в Московский Патриархат был столь актуален для второй половины XVII века?

Мы (Церковно-научный центр «Православная энциклопедия» – прим. ред.) уже опубликовали огромное количество писем с просьбами из Киевской Митрополии к российским властям о помощи, поскольку гонения на православных в Речи Посполитой были не просто эпизодическими. Так, например, в 1676 году в Речи Посполитой был принят государственный акт о запрете церковным лицам на какие-либо отношения с Константинополем под угрозой смертной казни.

Российское правительство занялось этим вопросом только когда ситуация стала экстремальной: на территории Речи Посполитой не осталось ни одного православного архиерея. А раз нет архиереев, значит, нет священнических и диаконских поставлений. Ну а раз нет священнических и диаконских поставлений, а старые умирают, то возникают проблемы с крещениями, венчаниями, отпеваниями. Останавливается жизнь.

Дело доходило до того, что к нам на территорию Русского государства стали тайно переходить за рукоположениями. И в итоге Боярской Думой было дано специальное разрешение нашим приграничным епископам рукополагать священников и диаконов и отправлять обратно в Речь Посполитую. А на границе их ловили.

То есть ситуация выходила из-под контроля, а на все попытки русских дипломатов в переговорах с Речью Посполитой поднимать вопрос о защите прав православных говорилось одно: это не ваше дело. И только после того, как Киевская Митрополия стала частью Русской Православной Церкви, в том же 1686 году наши дипломаты добились подписания в мирном договоре с Речью Посполитой гарантий на права православных на ее территории.

Именно для того, чтобы спасти Православие на территории Речи Посполитой, это и было сделано. И в тот момент это отлично понимал и Константинопольский Патриарх. Недаром в переписке с гетманом Иваном Самойловичем он писал: я тебя услышал, что у вас творится, и поэтому отдаю Киевскую Митрополию в Русскую Церковь.

Есть ли надежда, что публикация всех этих документов сможет вывести дискуссию с Фанаром в научное русло, остановить их вторжение на каноническую территорию Русской Православной Церкви на Украине?

Не думаю, что они готовы услышать опровержение их позиции. Но в данном случае не надо зацикливаться на Фанаре. Важно же не только их отношение. Важно отношение всех Православных Поместных Церквей, всех православных людей, всех тех, кто интересуется церковной историей и желает прийти к истине в этом вопросе.

Ведь если у патриарха Варфоломея нет никакой реальной историко-канонической основы для таких решений и действий, то это уже просто чистый произвол. И когда мы покажем, что такой основы у него нет, что она специально создана, подтасована, то многие поймут, что сегодня он позволяет себе подобное в отношении Украины и Русской Церкви, а завтра может совершить и в отношении кого-то еще из бывших владений Константинопольского Патриархата.

Но конечно, если Константинопольский Патриархат окажется готов к совместной научной работе, к поиску наиболее точной исторической и канонической интерпретации имеющихся документов, причем с общей методикой и общими подходами, мы с удовольствием примем участие в такой дискуссии.