(рассуждения о «расколотом патриотизме»)

Когда,  просматривая прессу «братской (говорят шутники) Украины»,  я встречаю русские фамилии среди энергичных  активистов в  тамошнем государственном деле превращения русских граждан в украинцев,  моё возмущение  возрастает во сто крат.  Можно понять «сознательного украинца», который стремиться уменьшить поголовье москалей на «незалежных ланах».  Но  уму непостижимо, когда брат по крови, по языку, по исторической памяти, по родине предков, убив русского в себе, принимается за ещё вчера своих же.

Притом, с показным рвением, стараясь дать фору местному ассимилятору.  Бросается в глаза, что таких перевёртышей становится всё больше. Притом, почерк их поведения становится всё изощрённей. Об одном из них я хочу здесь рассказать. Привлёк он меня тем, что живёт он не на малой родине Степана Бандеры и вояк дивизии СС «Галичина», среди австроукраинцев, даже не в малороссийском  окружении, в регионе на 9/10 русскоязычном, в Крыму, где совсем необязательно для собственного благополучия с подчёркнутым подобострастием демонстрировать свои предпочтения  перед власть имущими.

Некто Павел Казарин, пишущий крымец (или крымчанин?), один из своих опусов  посвятил личному обретению «двух родин». Нет, прямо об этом он не говорит, лишь намекает на это  такими  изящными словесный пассажами, как «мой патриотизм расколот – как расколота моя родина» или «у  меня никогда не было кризиса самоидентификации».  Но  выплеснутое  из страдающей души самолюбование пригревшегося под комфортным крымским солнцем «расколотого патриота» позволяет мне настаивать на таком выводе.

Повторяю, мне приходилось в общественной жизни массово, увы, встречать российских соотечественников (по месту рождения, этническим признакам, главное, по родному языку),  для которых быть русскими-великороссами вне родины допустимо, по их мнению, но как бы дозировано, в зависимости от того, сколько предлагаемая им ассимиляция в новую этническую среду даёт тех или иных преимуществ. Помнится, в этом смысле меня озадачила некая девица, которая на конференции по созданию русского общества в Львове, сама инициатор этого дела, пылко заявила во всеуслышание,  дескать, у неё две родины – Россия и Украина. Известно, что впоследствии она перебралась в Израиль, оттуда – в Канаду. Уверена ли она на последней из земель обетованных,  что у неё образовалось про запас аж четыре(!) родины?  Утверждать не могу. Теперь представим себе нашего Казарина, изловчившегося пожить в гражданстве всех странах мира и уверенного, будто  его родина - это мировая сумма родин, иначе - отечеств. Да, да, только представим в художественном воображении, ведь физически это невозможно.  Как называют такую личность? Вы скажете, космополит? Неверно. У космополита нет родины. Никакой. В этом, с моей точки зрения, он честен, отсутствие в нём «сыновнего чувства» извиняет его откровенность. Космополит, в отличие от  нашего реального Казарина, не пытается внушить  обладателям «ушей под лапшу», что он «расколотый патриот», так как понимает: нелепо выглядишь, если представляешься как человеческое существо, состоящее из множества «осколков».  

Похоже, у Казарина,  ловко разминувшегося с «кризисом самоидентификации»,  очень естественно получится и, не дай Бог, с турецким патриотизмом, если при его славной (для себя) и безразличной (для насельников двух родин) жизни  «звезда истории взойдёт над крышами Бахчисарая», и возвращённые Гиреи пожелают вернуться к историческому вассалитету от Стамбула. Да, конечно, феску ему не обязательно носить, как не носит он вышиванок (украинская рубашка с вышивкой). И портрету Ататюрка совсем не обязательно украшать кабинет Казарина, публицистического светила полуостровного масштаба, как не украшает его дядько Тарас в смушковой шапке.  Но, не сомневайтесь, Казар-оглы, зачатый во Владивостоке (ещё русском!), не преминёт дать назидание русскоязычным жителям оттоманской колонии, которые останутся  причастными к Русскому Миру, что у них «нет права определять будущее страны», так как они «не считают себя её частью», т.е. Турции и ханства (и вновь см. там же). «Поэтому менять то, что нам здесь не нравится, мы будем сами» (дословно из сочинений Казарина). Но кто «сами»? П-Казарин точно не указывает. Кто разъяснит?

Мне как бы слышится голос  соотечественника из той самозваной высшей касты, которая уже удобно устроилась на отошедших от Москвы территориях (подобно Казариным) и отделила себя от иных, низших, отказывая им в праве решать судьбу страны проживания на том основании, что те считают себя частью,  в первую очередь,  Единой Руси.  Это их назвал наш Казарин     «крикливые профессиональные патриоты полуострова».  А не предполагаете ли Вы, мастер лёгкого пера, что увиденные Вами «шестерёнки истории» так могут крутануться неожиданно (как, скажем, в 1991 г.), что  «российский статус» Крыма» перестанет быть «утопией»,  как Вы изволили изречь. Ведь этот статус законный, с какой стороны не посмотри. Главный приз России в её истории был добыт кровавыми  усилиями всего Государства Российского. Он -  общее достояние тех, которые называли себя русскими в екатерининское время. По меньшей мере, общее. Sapienti sat…

В другом «откровении» («откровение» здесь – жанр) Казарин чистосердечно признаётся: «Если мерить привычными поведенческими нормами, то я просто обязан быть сторонником «русского мира» в его конъюнктурном российском понимании. Ненавистником украинского проекта… Но почему-то этого не произошло». Что из сказанного вам, читатель, бросается в глаза? Мне бросилось вот это - «русский мир» в его конъюнктурном российском понимании». Может быть, для Казарина существует  Русский Мир и в ином понимании?  Увы, в его статьях иного нет. Есть только один РМ - в «конъюнктурном понимании». Хорош полу-патриот! Я бы ему и четверти… куда там, и сотой доли русского патриотизма не дал бы!  А «не произошло» этого, т. е. не стал Казарин «ненавистником украинского проекта»  и  сторонником Русского Мира, потому что сразу дальновидно совершил расчётливое падение под «отеческую яблоню». Я здесь позволил себе прибегнуть к афоризму, позволительному для писателя-беллетриста. Понимайте, как вам будет угодно…

Тут к месту поговорить об общерусском  патриотизме. Действительно, Казарин избежал бы многих соблазнов двуличного поведения, если бы ощущал себя не чуточку дальневосточным чалдоном-великороссом, не чуточку малороссом (из-за принадлежности п-ов Крым нынешней нечаянной Украине), не чуточку… про запас, ещё кем-то, а  просто русским человеком, общероссом, уточню. Тогда, видимо, ему не пришлось бы мучиться вопросом, достоин ли русский язык быть вторым государственным на Украине или он, без нумерации, естественный – один из двух языков, -  для полиязычного населения страны, получившей нынешние границы исключительно волею большевиков, а территорию – усилиями солдат и дипломатов единой страны, называемой последовательно Российской империей и СССР. Нынешние граждане, насельники Украины, последовательно и ответственно называющие себя русскими,  отнюдь не великорусские националисты, а  живая плоть и дух единого Русского Мира, который только и содержит в себе всю нашу общую славу, общую ответственность за неудачи и страницы истории, которые хотелось бы перечеркнуть.

 

Сергей Сокуров для Sozidatel.org