«Народный Собор» продолжает публикацию материалов состоявшегося 15.10.09 в «Институте динамического консерватизма» круглого стола на тему «Партия русского православного большинства: потенциал, перспективы и причины ее отсутствия в современной России».

Виталий АВЕРЬЯНОВ, директор «Института динамического консерватизма».

«Русское православное большинство – не умозрение, но факт социологии» - с этого утверждения начал круглый стол один из его организаторов - Директор ИДК Виталий АВЕРЬЯНОВ.  Условная категория «русское православное большинство» (РПБ) не ограничивается ни 80% этнических русских, ни, тем более, несколькими процентами «воцерковлённых» православных.  Категория эта гораздо более широкая, и включает сюда людей

·         Русских не столько по крови, сколько по культуре и ментальности (православных в своей первооснове),

·         Русских, которые, не являясь православными, тем не менее, осознают свою «русскость», как, прежде всего, духовное, а не кровное родство.

К «русскому  православному большинству» (понимая это, как термин для обозначения определённой категории населения) нужно относить тех, кто живет  согласно традиционным (православным  в своей первооснове) ценностям, составляющим культурно-смысловую «матрицу» русского народа.  Это – действительно большинство граждан страны. Еще шире круг носителей русской культуры: языка, определенных культурных стереотипов, ощущения общей исторической судьбы, принадлежности к национальной «школе» (типу организации). Ядро русских сознательно идентифицирует себя с Русским миром. Разумеется, при этом полного совпадения нет: есть православные, не являющиеся русскими по крови, и есть русские, не считающие себя православными. Но это не меняет общей картины. В любом случае  речь идёт о ПОДАВЛЯЮЩЕМ БОЛЬШИНСТВЕ населения России. И если оно проявит активность в политической сфере, остальные сегменты неизбежно станут к нему тяготеть. В том числе – и мусульмане (можно вспомнить призыв муфтия Таджутдина о необходимости реализации в России принципов «Святой Руси»!), что раз и навсегда делает несостоятельным и искусственным противопоставление «русских» (или «православных») и мусульман.

Русское православное большинство, по мнению В.Аверьянова, есть «плотное ядро российской нации, включающее в себя ту ее часть, в которой ее русская культурная идентичность накладывается на ее православную идентичность как базовую культурную парадигму». А также – это те группы населения, что поддерживают данное ядро и выступают его союзниками в строительстве нашей национальной идентичности. И это – реальное демократическое большинство, у которого сегодня нет реально представляющей его политической силы.

Владимир ХОМЯКОВ, сопредседатель движения «Народный Собор»

В.Хомяков считает, что показатели «русский» и «православный» (если не по вере, то по ценностям и культуре) являются базовыми для определения того большинства, которое создало Россию, как свою национальную государственность и имеет все права (в т.ч. – с точки зрения чисто демократической) на мировоззренческое, духовное и культурное доминирование в России, а также – право определять цели и смыслы её развития. Но этого не происходит. Более того,  целый ряд политических решений и принимаемых законов или вопиюще противоречат интересам РПБ, расширяют это понятие до уровня «россиян». То есть, предлагается европейское понимание «нации», где национальность определяется паспортом соответствующей страны.

Политическая система сегодняшней РФ – своеобразная «двухпартийность»: партия «Единая Россия» и партия «Не-Единая Россия» (много маленьких партий, нужных для оттенения основного фаворита). Но ни «Едро» (либеральная в основе, хоть и с неким патриотическим подтекстом), ни ее официальные оппоненты выразителем интересов РПБ не являются. Более того, само понятие русскости ставится под сомнение, вводится понятие «россиянства».    В Конституции РФ – полный запрет на существование какой-либо государственной идеологии, а значит – собственных ценностей и целей развития. В итоге РФ сегодня – страна без цели. Ни Стратегия-2020, ни недавнее выступление Д.Медведева «Россия, вперед!» не ставят ориентиров на русские ценностные интересы, не отвечают на вопрос: «А какое общество, собственно говоря, строится?» У  власти также нет ясного понимания того, куда мы идем, зачем и ради кого. В принципе, некоторые люди во власти не стесняются говорить о том, что социальными заказчиками политики выступают 10-15% тех, кто преуспел и приспособился. Но это – отнюдь не РПБ!

По мнению В.Хомякова, ситуация в стране дальше может развиваться двояко: либо власть сможет совладать с кризисом, либо выяснение отношений выплеснется на улицы. Но в обоих этих вариантах необходима массовая, авторитетная политическая сила, опирающаяся на РПБ. Даже в случае «удержания всего под контролем» наступит стагнация страны, которая затем выльется в ещё более страшный кризис. Поэтому потребуется сила, буквально подталкивающая власть к нужным изменениям.  Если же ситуация сорвется в хаос, то определенные силы неминуемо попытаются использовать недовольство РПБ для разрушения государства как такового. Но что  реформировать, если России не станет?! Труп лечению уже не поддается!
Поэтому необходима политическая сила РПБ, которая направит протестную энергию в «конструктив» и борьбу с конкретным злом, а не со «злом вообще», ибо последнее всегда выливается в разрушение «до основанья, а затем…»

Такая сила может стать опорой тех, кто примется выводить страну из хаоса. Нельзя исключать выход из смуты через диктатуру (в частности, выход из Смуты в 1612-1613 гг. проходил через военную диктатуру, которая собрала Земский Собор, а на нем сформировалась новая система власти). Что ж, в этом случае целью будет – не допустить перерождения диктатуры в тиранию, а использовать её для легитимации (через созыв Собора) новой системы власти.

Почему необходимая политическая сила не может возникнуть вот уже двадцать лет, а все патриотические проекты оказались проигрышными? Во-первых, все захотели быть единоличными вождями: каждый мнил себя Карлом Марксом и Фридрихом Энгельсом в одном флаконе. Никто не захотел поступиться своими принципами, влиянием и прошлыми заслугами ради общего дела. Затем – старые счеты («а где вы были такого-то числа такого-то года?») Все тонет в идеологических спорах по частностям. Каждый отстаивает свою теорию преобразования и спасения России, идейные споры переходят на личности – и вот уже консолидация становится невозможной. Наконец, все боятся поделиться своими маленькими финансовыми возможностями с другими. В итоге получается скопище гномов, которых давит большой наглый  слон.

Создавать политическую силу РПБ возможно, отбросив старые счёты (начать с «чистого листа») и идеологические частности, ограничившись несколькими приемлемыми для всех принципами:

·         введение государственной идеологии на базе традиционных ценностей Русской цивилизации;

·          отказ от следования в кильватере чуждого нам, обреченного Западного проекта, возвращение к собственной проектности;

·          в целях сохранения России – переход к оправдавшему себя «имперскому» принципу государственного устройства – но на качественно новом уровне, соответствующем 21 веку.

·          приведение к власти в стране национально мыслящих власти и элиты.

По мнению В.Хомякова, партийный формат в сегодняшних условиях бессмыслен («мы все видим, чего он сейчас стоит»), гораздо лучше формировать либо массовое общественное движение, либо союз движений – аналог Народного фронта.


Михаил РЕМИЗОВ, президент Института национальной стратегии

Причины отсутствия в стране партии РПБ ( в «партийном» формате) те же, что и причины эрозии партийной системы в современной РФ вообще. То есть -  слишком высокий ценз на партийно-политическое участие (45 тысяч членов, тьма бюрократических препон, негласный запрет на политическое инвестирование, не согласованное с администрацией президента), сам выборный процесс (доверие к институту выборов полностью утрачено и в политическом классе, и у населения), очень низкий политический вес органов, формируемых на партийной основе (федерального и региональных парламентов). Их распорядительная сила крайне слаба.
При этом ни одна из нынешних партий не может быть союзником в деле формирования политической силы РПБ. Коме того, в РФ существует запрет на формирование партий по национальному и религиозному признакам. Причем запрет сей носит и неформальный характер: его нельзя обойти, применяя хитрости с названием партии и не упоминая ее религиозно-национальный характер в уставных документах. Сей запрет носит системообразующий характер для нынешнего режима и вряд ли падет в обозримом будущем.

Однако никто не может ввести запрет на общественную деятельность РПБ и на формы ее национальной организации. Ведь действуют же конгрессы кавказских народов, татар и башкир и т.д. Они – политически и социально признанные органы выражения интересов тех или иных народов. Не являясь формально политическими, конгрессы серьезно влияют на политику. Но аналогичного по функциям органа русского народа нет (Всемирный русский народный собор – ВРНС - носит чисто парадно-официозный характер). Хотя в нынешних условиях самым верным способом влияния на политику является как раз неполитический формат. Поэтому нужно превратить ВРНС в конгресс, в орган представления интересов русских как общности, нетождественной государству; наполнить ВРНС новым содержанием. Тем более, что в нем содержится матрица национальной самоорганизации на основе православного мировоззрения, причем под сенью церкви. Ибо это – единственно возможная сегодня форма легальной русской самоорганизации, дающей хоть какие-то гарантии от административной расправы.

При этом вредно закладывать как основу объединения большую, системную идеологию. Сегодня идеологические языки скорее разделяют людей, чем сближают их. Собираться лучше ради разделяемых политических целей. А как люди для себя их обоснуют – лучше оставить их совести и их политическим вкусам. М.Ремизов предложил набор главных блоков:

- описание интересов русского большинства (национального, морального, конфессионального);
- сделать так, чтобы большинство имело легальное и регулярное влияние на политическую жизнь (демократия);
- диктатура для выхода из Смуты необходима, но она должна носить переходный, временный характер;
- солидаристская экономика, основанная на механизмах перераспределения богатства и солидарности между богатыми и бедными, но не на уровне подачек, а на базе развитого разделения труда, благодаря чему большинство граждан может найти в нем свое место;
- приоритет традиционных ценностей (принцип «морального большинства»), что возможно лишь на религиозной основе – ибо светский гуманизм в нынешнем мире оказался бессильным;
- демографический национализм (ограничение иммиграции и дифференцированное по регионам стимулирование рождаемости);
- обеспечение реального государственного суверенитета страны (без этого невозможно обеспечить интересы большинства граждан).

Последнее особенно важно, ибо современная глобализация несет угрозы именно национальному большинству всех стран (угрозы со стороны элит и меньшинств).

Андрей САВЕЛЬЕВ (лидер движение «Великая Россия»)

Численное большинство русских и православных ровным счетом ничего не стоит. Ибо сами русские большинством себя в РФ не считают, русским быть немодно. Православные же мнят себя большинством, но таковым не являются. Даже причисляющие себя к православной культуре (ценностям) русские в обыденной жизни придерживаются вовсе неправославных моделей и стилей. То есть, на деле никакого РПБ не существует.

Проблема «крови»? С одной стороны, она может привести к расистским интерпретациям (изучение родословной, формы носа и черепа), а, с другой – к возвышению принципа рода, родства. А.Савельев считает, что помимо духовности есть еще и телесность. Без нее нельзя выстроить здравой идеологии, мировоззренческой позиции. Родство – призыв к определенного рода солидарности, которая возникает не вполне от слов, но и от чувств. При политическом строительстве чувства родства нужно и воспитывать, и учитывать, и применять. По мнению эксперта, «проблема крови» все равно сохраняется в общественном сознании. Нельзя ее полностью отбросить и при этом говорить о демографическом развитии страны.

В чем трагедия момента, по Савельеву? В том, что большинство членов «ЕР» (партии с антирусской и антиправославной направленностью) при этом искреннее считают себя русскими и православными. От этой власти невозможно ждать легализации партии, представляющей интересы русских и православных. Вспомнив опыт Конгресса русских общин (выборы 1995-1999 гг.), А.Савельев заявил: первая попытка поставить во главу угла православные ценности никого не привлекла. Наоборот, КРО «насытили левацкой идеологией», превратили в «союз народов России». И потому избиратель предпочел голосовать за тех, кто пообещал «мочить в сортире», чем за православные ценности.

Не получится это, считает А.Савельев, и сейчас. Чтобы называться русскими и православными, нужно доказать подлинность своих устремлений. Любое сомнение по поводу того, что ты русский и православный, перечеркивает всякие перспективы. Лозунги не стоят ничего: большинство не признает их «настоящести» и проголосует за что-то иное. Эксперт выступил яро против «левацкого вируса», попыток поставить социальное выше национального. (Это, мол, и позволило власти уничтожить проект «Родина», перелицевав ее в левацкую «Справедливую Россию»). «Великую Россию» (структуру православную) просто не допустили к регистрации.

А.Савельев убежден, что русская православная партия может возникнуть лишь в одном случае: при расколе внутри нынешней власти. То есть, когда одна часть власти решит уничтожить другую и начнет искать себе новую легитимную опору в альтернативном политпроекте. А таковой может быть один: националистическо-конфессиональный. Все это может произойти только в результате политического переворота (каковой возьмет на себя грех неизбежного нарушения законов). Войти в политику «снизу» и начинать попытки низового объединения, по мнению А.Савельева, неперспективно. Кроме того, «нынешнее состояние церкви не позволяет партии такого типа опереться на священноначалие».


Егор ХОЛМОГОРОВ, главный редактор сетевого журнала «Русский обозреватель»


По сегодняшним законам мы занимаемся совершенно незаконным делом. Ибо в нынешней РФ создавать партии для создания национальных и религиозных интересов – преступно. То есть - в программе политической партии не может быть указана цель: «защита национальных интересов»! Поэтому такая организация может существовать лишь полулегально, «на грани». С точки зрения крупного чиновника в РФ, партия-представитель РПБ есть – «ЕдРо». РПБ по версии Центризбиркома голосует за партию «Единая Россия». Пробуем доказать ему: нужна партия не столь политкорректная, идущая под лозунгами политического национализма. Нам ответят: «А вот ЛДПР Жириновского есть, за неё и голосуйте!». В рамках нынешней системы партия РПБ – политологический нонсенс, ибо она делает заявку на представление интересов 83% населения страны, на создание руководящей и направляющей силы (покруче КПСС), что делает ненужными ни «ЕР», ни ЛДПР, ни «СР», ни КПРФ… Т.о. сама постановка вопроса о создании организации РПБ противоречит идее политической партии,  как таковой, ибо «партия» - это «часть». А здесь речь идет, по сути, обо всем народе. О партии-государстве, партии тоталитарного типа. Создать такое нам просто не дадут.

Нужно вспомнить об опыте западников и славянофилов в России XIX века. Они могли бы оформиться в партии вне зависимости от парламентаризма и западных форм политической деятельности, но не сделали этого. Однако влияние их было, и часто - решающее. Те, кто сидит в этом зале, являются, по сути, органической Русской партией, еще не осознавшей себя таковой. У нас есть свои инструменты влияния и даже какое-то число депутатов Думы. Есть и довольно серьезные связи в верхах. С нами считаются по некоторому кругу вопросов и с нами могут происходить странные вещи «вроде инцидента между Максимом Калашниковым и президентом Медведевым». Теперь нужно поставить четкую задачу: консолидироваться в «партию влияния» без оформления в политическую партию.

Готовых рецептов нет. Одно понятно: нужно найти себе надлежащего врага, достаточно сильного и системного, с коим можно бороться. И тогда действительно сложится органическая партийная система, наложенная поверх существующей – «бабуинской». Во всех нынешних партиях начнут возникать лоббистские группировки из органической Русской партии. (Точно так же наш враг – например, либералы – уже давно создал там же своё лобби). В кремлевских кабинетах должны начаться усобицы между теми, кто симпатизирует нам и теми, кто пребывает на стороне нашего врага. Только тогда «Русская партия» обретет некоторую субъектность. А пытаться что-то сейчас сколотить в бабуинско-политическом духе и пойти на выборы – это проиграть дело, ещё его не начиная.


Анатолий СТЕПАНОВ, главный редактор информагентства «Русская линия»

Уже провалились попытки создания партии РПБ – в виде «Родины», «За Русь Святую!» и «Союза Русского народа». По его мнению, проект политической организации РПБ вреден как для церкви, так и для страны. И нереализуем.

Во-первых, потому, что общества у нас нет – социальные связи порушены. Причем это было еще до 1917 г. Есть две силы – государство и церковь – которым народ делегировал свои полномочия. Поэтому прежде нужно восстановить и упрочить социальные связи. Само понятие «русское православное большинство», по мнению А.Степанова – мифологема. На самом деле его нет – как реально структурированной, способной к действиям силы. Большинство действительно голосует за «ЕР». И само определение «православный» размыто – есть сторонники патриарха Кирилла и епископа Диомида, есть никониане и староверы. Поэтому в нынешних условиях партия РПБ станет либо проектом «кремлевским», либо «каспаровским». А это – выбор без выбора, как в 1991-1993 гг. (либо за демократов, либо за коммунистов).

Выход – в создании «надпартии», организации неклассического типа. То есть, неформальной структуры влияния. Нужно «уплотнять», ревальвировать понятие «православный»: а то сегодня – все православные. И воры в законе, и враждующие между собой мэры с губернаторами, и махровые коррупционеры. А что касается политической партии – «наше время еще не пришло».

 Наша задача – оборонять и расширять те плацдармы, что образовались: церковь, возникающие национальные корпорации на местах, связанные с реальными интересами русских людей, православные поселения-общины, - считает эксперт, призывая к координации деятельности русских патриотических организаций. У каждой есть какой-то информационный ресурс и свой круг активистов. Координация не требует формальной организации.


Каринэ ГЕВОРГЯН, заведующая отделом политологии журнала «Восток»

мы обсуждаем проблему субъектности, а она актуальна не только для русских и православных, но и для мира в целом. Россия для католическо-протестантской Европы всегда была «альтернативным Востоком», а для Востока – «альтернативным Западом». Политический потенциал православия огромен и еще не реализован. Его нужно высвободить. И тут мы упираемся в тот же круг проблем, в какие уперся весь современный мир. Что противопоставить глобализации, постмодернизму, «усталой культуре»? Православие здесь обладает мобилизационным потенциалом и нерастраченной энергией. Так называемая антропоцентричная эра началась примерно тысячу лет назад в державе Саманидов и с тех пор человек в своем сознании начинает вытеснять метафизическое начало. Сегодня антропоцентризм вытеснил всю метафизику. Православие же – это перемена Пути.

Необходимо осознать сам феномен «Россия». Мы уже выпадаем из всемирной истории: в кембриджском учебнике истории нам посвящено лишь шесть страниц. В «Бесславных ублюдках», фильме о Второй мировой, нас нет ни в каком виде: ни в позитивном, ни в негативном. Здесь бесполезно сетовать, ругаться или судиться – а осознать, что есть мы и Россия, задействовав свой потенциал в социополитических конструкциях. Нужно стать субъектом действия, субъектом развития. Нужно дать определение понятию «развитие», определить – кто станет Прометеем? Нужно определить свой Путь в будущее. У нас есть только один путь – прыгнуть выше головы,  совершить сверхусилие, совершить чудо...

Правда, при одном условии: не дать научному сообществу «приватизировать» инновации. При всём уважении к учёным - перед ними нужно ставить задачи, и целеполагание должно не определяться сиюминутными интересами, а основываться на мировоззрении.

Владимир ТИМАКОВ, экс-депутат Тульской областной Думы от партии «Родина»

Имея опыт создания Русского общенационального союза (РОНС), я убежден: причины – не внешние, а чисто внутренние. Это – особенности русских личных взаимоотношений. Мы – такая ткань, из которой не сшиваются партии. Все нынешние парламентские партии созданы государством. Русский народ не обладает способностью создавать партии сам, без государства. В начале ХХ века партии создавали люди с другой национальной психологией, с другой традицией.

Нынешние русские все делегировали государству и церкви. Это – и слабость и сила одновременно. То, что русские не замкнуты в узконациональную корпорацию, позволяет нам решать глобальные задачи. Но создание партии русского православного большинства (РПБ) – даже если оное и случится вопреки русской неорганизованности – породит опасный конфликт в обществе. Остальные партии скажут: «А мы что, не русские, не православные?» И их электорат скажет то же самое.

Русские считают себя лишь до определенной степени русскими и до определенной степени православными. Национальное самосознание у нас куда слабее, чем в «старой Европе», а православное чувство – не такое сильное, как у участников семинара. Это – именно неплотное «облако», которое при попытке «сгущения» до европейской степени порождает русских как меньшинство, как какой-то «малый народ». Таких «сгущенных русских» у нас не больше, чем  каких-нибудь ингушей. Национальная солидарность у современных русских слаба.
Эксперт предлагает: не вычленять «истинно русских» из общей массы, а как бы «насыщать парами русских ценностей» все общество. В идеале нужно, дескать, чтобы каждая партия была и русской, и проправославной.


Михаил ДЕМУРИН, известный дипломат, директор программ Института динамического консерватизма

Русского православного большинства в виде субъекта общественной и политической сегодня  не существует: оно - объект. Это хорошо тем, что некоторыми усилиями пассивный объект можно перевести в активный субъект. Но плохо тем, что пока этого не случилось, объект (РПБ) может подвергаться всяческим манипуляциям. Значит, нужно превращать РПБ в субъект по всем трем аспектам: русскости, православности и ощущения себя большинством.
Русская православная церковь (РПЦ) – часть РПБ. Но существует она в двух испостасях. Конечно, очень хочется видеть церковь по А.С.Хомякову – как единство Божьей благодати, пребывающей в тех, кто этой благодати покоряется, но на деле получается вульгарное представление о церкви.

Сегодня вся РПЦ (за исключением отдельных ее представителей, покорившихся благодати) живет в устойчивом компромиссе с либеральным обществом и либеральной властью. С одной стороны, православие укореняется в русском обществе и количественно и качественно. Но параллельно нарастает и лавина либеральной идеологии. Идет узаконивание антихристианских идей. И что идет быстрее – очень большой вопрос. Думается, что второй процесс идет быстрее.

Но что мешает этому выбору в пользу РПБ? Во-первых, состояние самой нынешней церкви. РПЦ, на взгляд М.Демурина, крайне болезненно переживает последствия объединения с РПЦЗ – Русской православной церковью за границей. Попытки политического реванша в пользу потомков российской элиты начала ХХ века и тех ее представителей, что после 1917 г. в эмиграции сотрудничали с антироссийскими силами (Гитлером) и фактически участвовали в проектах по уничтожению нашей Родины – это очень серьезный и опасный вызов, который мешает формированию русского православного большинства.

Во-вторых, формированию РПБ мешает ретроградность многих священиков. Идти вперед, уповая на восстановление православной монархии или на «репринтное издание» многих общественно-политических схем прошлого – это уподобляться Лотовой жене. В-третьих, клир живет в тесной связке с нынешней российской властью. Клир в целом – против социального и тем более политического давления на власть. Тезис о социальной справедливости – это не то, что может реально поддержать РПЦ. И это крайне серьезная проблема, ибо большинство русских православных людей живет идеей восстановления социальной справедливости – и никуда мы от этого не денемся. Конечно, есть здоровая часть клира, с коей обязательно нужно сотрудничать, но именно как равноправные партнеры. Ибо если равноправия не будет, то мы введем клириков во искушение.

Итак, мы хотим, чтобы в стране были православные человек, общество и политика.  Значит - приоритетная задача – формирование православного человека, затем – православного общества, и только в завершение – православной политики. Нужно выработать свой подход к компромиссу церкви с либеральными обществом и властью. Как жить в антихристианском обществе? Как мы вообще относимся к такому компромиссу? Тут возможен диалектический подход: неприемлемы и те, кто хочет оставить РПЦ частью современного антихристианского общества, и те, кто хочет от него полностью отгородиться. Кроме того, задача создания здоровой христианской идеологической основы жизни страны нерешаема без возвращения рефлексии на советский период истории России как на неотъемлемую составляющую часть нового христианского самоопределения России!  Актуальными остаются идеи Александра Молоткова о «православно-социалистическом синтезе».


Максим КАЛАШНИКОВ, писатель-футуролог, член экспертного совета Института динамического консерватизма


Время партий прошло, наша задача – это соборность, это национальный конгресс или максимально широкий народный фронт! Почему РПБ (русские вообще) никак не могут оформиться в субъект общественно-политического действия? Конечно, есть проблема «элиты», но это - полбеды. Настоящая беда в том, что русских … больше нет. Давайте в этом честно признаемся. Все – старый великорусский этнос кончился, как кончились когда-то киевские древние русы. Мы сгнили. Именно поэтому все попытки создать сильное национально-патриотическое движение неизменно проваливались все последние 20 лет. Стоит сегодня кому-то выдвинуться и подняться – и его затопчет, закидает грязью именно та масса, которая ноет о том, что «нет вождя». Что делать? Собирать новый русский народ. Нужно отказаться от мазохизма и нытья: нас, де, Сурков не одобрит, нас на выборы не пустят. Надо действовать, и не обороняться, а наступать.

Никакая не партия, а именно Собор, именно Национальный конгресс как объединяющая, создающая новую русскую нацию сила-движение. Вот – главное дело. Если появится центр кристаллизации, то формирование нового русского народа пойдет очень быстро. В обществе есть тоска по такому делу. Для успеха дела необходимо заключение «пакта о ненападении» внутри самого Народного фронта. Ни православные архаики никогда не вычеркнут из истории Советского периода, ни советские люди никогда не вычеркнут из истории тысячелетнего православного периода. Давайте не оскорблять святыни друг друга и не грызться по поводу прошлого!  Давайте поищем общее Будущее и точки соприкосновения наших интересов.

Кроме «пакта о ненападении» нужен захват господства на совершенно конкретном направлении: в области создания образа великого русского Будущего. Нам говорят, что «технологии чуда» нет. Есть! Это – план прорыва первыми в следующую за капитализмом эпоху. Капитализм кончается – мы должны задать образ следующей эры. Нам нужно соединить национальное, инновационное и социальное. В создании образа победоносного русского Будущего у гипотетического русского Движения нет конкурентов. Ни власть, ни либералы не могут дать ясного и привлекательного образа нашего Завтра. Здесь есть свои технологии, и мы будем работать в указанном направлении. Сейчас бесполезно писать книги и манифесты, нужны именно яркие образы. Необходима серия фильмов о победоносном русском будущем.
Для сплочения необходимо сформировать и образ врага.

Нельзя выступать «за все хорошее против всего плохого». Нужен консолидирующий враг! Нужны демоны, против которых мы воюем.  Первый демон – прозападные либералы, второй демон – так называемые «чисторасы», «русские против России», гитлероидные ублюдки. Это – потенциальный ударный отряд разрушения Русской цивилизации.

Да, церковь – в явном кризисе, но если мы начнем обозначенную работу, РПЦ за нами подтянется. Мы не только партии очистим, но и церковь сделаем более динамичной. Нам нельзя рассчитывать на официальную политику, нужно действовать поверх нее. Эти партии – реальность мнимая, настоящей реальностью должны стать мы. 

Еще одно важное направление работы: захват тех полей и сфер жизни, что государство оставило, бросило. Согласен с Владимиром Хомяковым (движение «Народный собор») – сегодня нужно строить новую элиту и новое общество, готовить опору нового государства. А параллельно – заниматься защитой людей (юридической, например), досугом молодежи, развертывать социальные и образовательные проекты, стоить системы взаимопомощи. Сплачивать те же военно-патриотические клубы. Поднимать кампании в защиту русских офицеров (Аракчеева) – узников, сражавшихся за Русский народ. Если удастся пробить проект строительства футурополисов в стане – давайте построим и русский православный футурополис.  Мы можем делать все это в рамках формально неполитического, но на деле – сверхполитического Народного Собора! И фактически это будет основой новой русской нации…

Двигаться только вперед, соединяя православие с динамичностью и инновационностью. Безусловно, в лучшем сценарии (сохранения, а не распада Русской цивилизации) нам долго придется жить в условиях национальной диктатуры. Сие неизбежно: нужны мобилизация, сверхусилия по нашему подъему. Но диктатура эта будет опираться на народовластие, на низовое самоуправление. Ибо, по словам М.Калашников, чтобы преодолеть последствия десятилетий господства «либеральных» внутренних варваров и последствия развала страны, придется вкалывать еще лет двадцать. При диктатуре – но диктатуре демократической. Из низового самоуправления и вырастет затем настоящая, ответственная демократия.  А посему – «Танки – вперед!» Никакой больше обороны. Только наступление…


Владимир Семенко, старший научный сотрудник Института религиозных и социальных исследований РАН

В стране имеется опыт создания «православной партии», в частности - Российского христианского демократического движения (РХДД), действовавшего с 1989 по 1995г. Это была попытка создать широкое православно-патриотическое движение, ядром которого являлась бы партия РХДД, а оболочку составляли бы широкие круги православной общественности. РХДД в тех специфических условиях удалось провести через парламент целый ряд законопроектов в интересах Церкви. Однако после 1993 года РХДД, не поддержавшее ельцинский переворот, сошло с политической сцены.

Основная проблема «православной» политики заключается в правильном сочетании собственно религии и политики. Церковь занимается спасением душ, политика – так или иначе борется за власть и за торжество определённых политических идей. Когда некоторые сторонники «политического православия» пытаются смешать одно с другим, получается нечто неработающее.  Поэтому при создании политической организации «русского православного большинства» крайне важно не делать её неким политическим отделением Церкви. Вполне  достаточно, если Движение будет отстаивать православные ценности, но на уровне мирян.

Наталья ДМИТРИЕВА, председатель Совета по консолидации женского движения

Если строить партию – то партию ныне действующего президента. Это наиболее прагматично. Если говорить о православном русском большинстве, нужно определиться: мы говорим о православности по отношению к РПЦ или по отношению к Вере? Россия – страна, которая за последние 15 лет восстановила и открыла около семисот монастырей. Это абсолютно беспрецедентный этап за всю историю христианства в России. Наше большинство (идентифицирующее себя как православное) ориентируется прежде всего на Веру, а не на церковь. Но это же большинство не может ответить на простые вопросы: что есть основные православные таинства? В чем их отличие от католических? Что есть литургия и евхаристия? Но это не мешает Вере.

Русскому тесно внутри материалистического двумерного сознания. Несмотря на агрессивное насаждение цинизма и потребительства, большинство русских продолжает строить свое мироощущение на метафизике. А все имеющиеся партии затрагивают сегменты материальной, социально-экономической жизни. Н.Дмитриева предлагает в качестве новых политических проектов то, что не будет затрагивать социально-экономическую проблематику. Прежде всего – проблематика ценностная, ибо нынешний кризис есть кризис ценностный.   Мы не создадим общества будущего, того человека будущего, о которых говорил Максим Калашников, если мы не пойдем вот этим путем. Огромный резерв здесь – женское движение. Роль женщин в обществе растет. Есть план созыва первого всероссийского Форума православных женщин – в «параллель» со Всемирным русским народным собором (ВРНС). Да, нельзя сформировать партию по гендерному и религиозному признакам, но можно идти нелинейными путями и выстраивать непартийные структуры. И темы на означенном форуме – в присутствии Патриарха – будут обсуждаться самые злободневные.


Константин СОКОЛОВ, академик РАЕН, вице-президент Академии геополитических проблем


Я всегда выступал не за партийный формат, а за  Народный Собор, за широкое движение. А РПЦ, как политическая сила, по-моему, бесперспективна, ведь её задача – воспитывать и духовно окормлять людей, усовестить любого властителя. Но не более того.

Если говорить о партийной структуре – то зачем она, если парламент нынче мертв? Это не власть, а ее имитация. Впрочем, Госдумы первых двух созывов (1993-1999 гг.) тоже ничего не решали. Игры в партии – вещь беспеспективная.

Значит, нужно понять характер будущей борьбы. Всё дело в мире ведется к созданию мировой системы власти, центр которой будет здесь, на нашей земле, геополитическом Хартленде (согласно классической геополитике). Главный вопрос – чьим будет этот центр глобального господства? Главное для строительства «мирового государства» - уничтожение национальных государственностей, национальных культур, а впоследствии – и национальных элит. Процесс пошел. На духовном уровне нами транслируются «общечеловеческие ценности». Русский образ жизни размывается, даже те, кто ходит в церковь, часто живут совершенно по другим нормам.

То, что предстоит миру – всеобщий передел власти, ресурсов и территорий в пользу узкой группы «владельцев» – это, по сути дела, новая мировая революция (либеральная) и мировая гражданская война. При этом у нас будут союзники и противники в любом государстве мира, в том числе – и в собственном государстве.

Что делать? Выращивать параллельные структуры власти, хотя к этому правящая «элита» относится враждебно. Она будет стараться уничтожить наши неполитические структуры действия и взаимопомощи. (Пример – уничтожение казачьих банков и бизнес-структур на высоком доверии). Резерв здесь – малая национальная буржуазия, люди со своими работниками, которые, по мнению эксперта, могут создать свои малые отрядики. А также – ветераны малых нынешних войн - люди действия, готовые к риску.

Александр КРУТОВ, президент Фонда славянской письменности и культуры

Почему русские не смогли создать за эти двадцать лет внушительной политической силы? Потому что «Бодливой корове Бог рогов не дал». А не дал потому, что мы на первое место ставили какие-то сиюминутные цели, а о нравственных ценностях забывали. И партию «Родина» создавали с помощью Кремля, а не с помощью Бога. - И когда Максим Калашников говорит, что вокруг нас может выкристаллизоваться новый русский народ, я с ужасом думаю: что может хорошего выкристаллизоваться вокруг меня? Пусть он кристаллизуется из более доброкачественного «материала»!

Сегодня русские в РФ превратились в 110 миллионов гномов. Но разве они в России живут? Они обитают именно в Российской Федерации. Мы – разделенный народ. А если мы – не единое целое, а часть, то ничего не сможем сделать. РФ абсолютно ничем не помогает русским людям на той же Украине. В  отличие от Максима Калашникова, я всё ещё верю в существование Русского народа. Его миссия – спасение христианства, православия. А православие есть образ жизни. «Будем мы так жить – получится у нас что-то, не будем – не получится» - считает А,Крутов. Без этого не поможет никакое строительство футурополисов. Они не помогут, если у нас в душе не будет православных ценностей.

Поэтому сегодня нужна не партия, а мощное Русское православное движение. Так, чтобы на фестиваль русского слова в Крыму приезжало из РФ не десять душ, а тысячи человек. Чтобы в Крыму увидели реальную поддержку. Главное – дела, поступки.

Во-вторых,  необходимо говорить о том, что русские сейчас – разделенный народ, что нам нужна историческая Россия, а не обломок-РФ. Нужно поставить цель: воссоединение всех трех ветвей Русского народа (великороссов, малороссов-украинцев и белорусов), что привлечет к нам много народа. То есть, борьбу нужно вести и на Украине. А что получается? Телепрограмму «Свобода слова» на Украине ведут Киселев и Шустер. А наших программ там нету. Поэтому нужно объединить усилия в информационно-пропагандистском плане.

Борис ВИНОГРАДОВ, член экспертного совета ИДК

Максимилиан Волошин когда-то писал:

«Истории потребен сгусток воли,
Партийность и программы безразличны…»

Русскому православному народу нужен сгусток воли. Как инженер, предлагаю поговорить не о духовном, а о материальном. Владимир Путин говорил об «инвентаризации России», но слова не сдержал, значит, инвентаризовать РФ должны мы. Мы  с коллегами-учёными изучили четыре области РФ, предложив тамошней промышленности хорошие инновации для внедрения. Но на многих заводах ответили: «Вы знаете, у нас хозяин в Лондоне сидит и дает нам всего сто тысяч рублей в месяц поверх зарплаты на «свободу действий». Поэтому ничего мы делать не можем...» А многие на заводах в глубинке вообще не знают слов «модернизация» и «инновации».

С другой стороны, если смотреть на экспортные газопроводы, то увидишь: вся аппаратура и перекачивающие станции – это «Сименс». То есть, «сливки» от экспорта газа идут за рубеж.

То есть, независимость России – уже блеф. Чубайс говорит о том, что будет строить завод по производству солнечных батарей и делать в Зеленограде микросхемы на 180 нанометров (0,18 на языке нормальных электронщиков). Но я видел большой завод солнечных батарей в северном Китае еще 21 год назад, причем он работал тогда уже несколько лет. Теперь солнечные батареи штампует вся Юго-Восточная Азия и делает микрочипы размером 0,045-0,032. А в РФ только собираются делать 0,090! Это -модернизация далеко отставшей страны. К прорывным вещам это не имеет никакого отношения.  Поэтому «более актуален лозунг Сталина – можно его любить или не любить – «индустриализация любой ценой».

Власть упустила «жирные годы» для спасения отечественной промышленности. Поэтому, говоря о нравственно-духовных ценностях народа, нам надо не забывать о материальном. Что толку ходить в церкви, если вся страна окажется в чужой собственности? Или если она, по Гавриилу Попову, попадет под внешнее управление? А РФ именно к этому движется. Нужно говорить народу не только о духовности и нравственности, но и о реальном положении дел. Правда, в прессу с такими материалами сегодня не шибко пробьешься. Необходимо составить доклад о реальном положении материально-производственной базы в стране и вынести его на ВРНС. Ибо без новой индустриализации нас просто ограбят до конца.

Нужно требовать и возвращения государственной идеологии. Ибо ее отсутствие удобно власти: из-за этого она может принимать любую форму. Когда надо – либеральная, когда надо – националистическая. Так что делалось все специально.


Галина АНАНЬИНА, председатель Женского православно-патриотического общества

Говоря о «Русском православном большинстве», нельзя забывать о том, что более всего его скрепляет духовно – об исторической памяти. С лишённым этой памяти народом можно делать всё, что угодно. Один лишь пример. Правительство на полном серьёзе обсуждает как важнейшую, знаковую для страны задачу – Олимпиаду 2014г, универсиаду в 2016 году и т.д. В то время, как у нас в 2012 году – 400-летний юбилей  прекращения Смуты и освобождения Москвы ополчением Минина и Пожарского. Фактически  речь идёт о воссоздании «с нуля» утраченной российской государственности – такие события в других странах отмечаются как главная национальная дата. На тот же год приходится 200-летняя годовщина изгнания из России Наполеона – фактически, это – победа России в войне против объединенного Запада. В 2013 году – 400-летие дома Романовых – династии, правившей в России 300 лет!  А у нас говорят об олимпиадах, как символе национального единения…

Если бы «Народный Собор» не вмешался, у Московского правительства не удалось бы выбить денег на реставрацию памятника спасителям Отечества  Минину и Пожарскому, который мог как раз на 400-летие их подвига позорно завалиться! Если бы мы сегодня не создали фонд по установке памятника Патриарху Гермогену – духовному лидеру русского сопротивления 17 века, то никто бы не вспомнил, что такой великий человек и святой в русской истории был! А ведь памятник ему должен был стоять на Красной площади ещё в 1914 году, да Первая Мировая война помешала.

Так что одной из главных задач, которой надлежит, на мой взгляд, заниматься общественно-политической организации русского православного большинства - это возрождение национального самосознания и исторической памяти народа. Ведь без этого все разговоры о возрождении России – пустой звук, утративший самоуважение  народ бесполезно к чему-то высокому призывать.  В противовес навязываемому нам мифу, что история России – это якобы цепь сплошных преступлений и ошибок, мы должны продвигать идею о Русской победе – одна победа переходит в другую: 1612 год, 1812 год, 1945 год и т.д. Вся наша история по сути – это история русских побед! Надо формировать у русских психологию победителей, а не «пораженцев».


Владимир МЕДВЕДЕВ, президент фонда «Единство нации» и депутат Госдумы 1-3 созывов

Соглашусь с Максимом Калашниковым, как и с его железным тезкой – только наступать, наступать и наступать! Потому что «тихая демократия», толерантность и стабильность – это выигрыш времени нашим врагом… Нам внушают: главное – чтобы были спокойствие и стабильность, чтобы ничего не случалось. А что такое стабильность сегодня? Стабильность полета в пропасть. Поэтому, считает В.Медведев, нужно только действовать.  Но - не доводя дело до разрушительной революции, каковая – технология как раз наших врагов.
Не нужно придумывать никаких партий. Но давайте запустим проект создания субъектности Русского народа. Это – земские соборы, народная власть, которую нужно создавать, согласно третьей статье действующей Конституции. Все сегодня согласились с тем, что партии – вчерашний день. Что не нужно создавать партии РПБ. Но у нас есть не партия, но сетевая организация – «Народный собор». Нужно работать надпартийно и надконфессионально. И внедряться в структуры государства по тем же (отработанным столетиями) технологиям, что используют наши враги. Только – с противоположным знаком и с иными целями. Нужно с помощью сетевого «Народного собора» насыщать всевозможные организации нашими сторонниками. Сторонниками именно по духу, а не по партийной принадлежности и не по этническим признакам. Действие по принципам «От простого к сложному», от «Малого – к большому» окажутся весьма эффективными. Экономическая основа деятельности – «народное казначейство», артельный принцип.

Надо сегодня  говорить не о создании нового русского народа, но о старте нового этапа его жизни. Нужно идти вперед, но при этом – пользоваться мудростью предков, проверенными ими «технологиями» действия и организации. Кстати, в этом – суть напечатанного фондом «Единство нации» сборника «Соборный проект».


Олег КАССИН, сопредседатель движения «Народный собор»

Нужно не зацикливаться на воспоминаниях о поражениях, но делать ставку на еще «непуганых» 20-30-летних людей. Партийное строительство – потеря времени. На создание партии уходит год, а в итоге ее «не пропускают», не регистрируют. Только время и деньги теряешь. Лучше идти по пути Собора, проникая во все поры Системы и преобразуя её под себя. Именно так действовали ранние христиане!

Почему патриотам пока не удавалось объединения? Как говорил философ А.Ильин, потому, что «люди живут духом части, а не духом целого». Нельзя ставить партийное выше национального дела. Были, конечно, и объективные причины:  тогда, в 90е годы, люди еще не успели набраться опыта, а Церкви, как говорят, власть поставила условие: я не лезу в ваши финансовые дела, а вы – не вторгаетесь в идеологию и политику. К сожалению, это работает и до сих пор.  Тем более заслуживают поддержки  активные усилия нового Патриарха по духовно-нравственному оздоровлению общества и (пока что духовному) восстановлению единого «имперского « пространства единого русского народа.

Еще одна причина неудач – архаичность используемых внешних форм. Нельзя в ХХI веке использовать формы двадцатого и девятнадцатого столетий: они и тогда-то оказались неадекватными вызовам времени! А сейчас, век спустя, эти вызовы стали еще более жесткими. Никакой «капусты в бороде»! Нужно искать новые формы, отбрасывая прочь вождизм, гордыню и личные амбиции лидеров. Иначе получим итог битвы на Калке. Была даже мысль: презентовать всем лидерам патриотических движений картину Рыженко «Калка»: как монголы пируют на  телах побежденных русских князей, вышедших на бой порознь, в силу личных амбиций. Сегодня сами лидеры должны стать примером православного поведения в жизни, «не слыти, но быти», т.е. не казаться, а быть! Православие – это не «новая политтехнологическая новация»  для привлечения электората, а настоящая вера.

Но при этом патриоты должны учиться современным технологиям политических действий. Слишком дорого обошелся здесь застой, упование на методы 1970-1980-х годов. И не уповать только на «волю Божью», не страдать созерцательностью. А наступать, активно преобразовать мир, не скукоживаясь до своего мирка, до обороны одного монастыря. Нужно не защищаться, а идти вовне, создавать проблемы противнику у него в тылу!

Итогом круглого стола стало консолидированное мнение:

«Партийный» формат для  политической силы, отражающей интересы РПБ, неактуален в условиях нынешней политической системы. Оптимальной формой на сегодня является надпартийная сетевая структура, обладающая твёрдым православно-патриотическим кадровым «ядром», способным вести активную борьбу и брать на себя организующие функции. Многие выступавшие приводили в качестве примера такой структуры движение «Народный Собор», которое целесообразно рассматривать в качестве основы для формирования православно-патриотической коалиции.
Необходимо срочно начать формирование объединенного интеллектуального и информационного ресурса православно-патриотических сил. 
Работу «круглого стола» планируется сделать постоянной в формате интеллектуального клуба, вырабатывающего предложения по самому широкому кругу политических, экономических и правовых вопросов.

«Народный Собор»