Белоруссия: опасные колебания

Политика Минска в последнее время часто вызывает у России вопросы.

Многое говорит о том, что белорусское руководство предпочитает колебаться между РФ и Западом. В чём причины этих колебаний, и чем это может для Лукашенко обернуться?

В последние недели отношения России и Белоруссии вроде бы находятся если на подъёме, то во вполне стабильном состоянии. Александр Лукашенко по случаю дня независимости 3 июля заявил о недопустимости разного рода потрясений и революций. Белорусский президент поддержал идею председателя Совета Федерации РФ Валентины Матвиенко об отмене роуминга для звонков на мобильные телефоны, отчего граждане обеих стран должны ещё больше ощутить прозрачность границы.

В делах военно-политических тоже всё идёт довольно гладко. Полным ходом разворачивается подготовка к крупным российско-белорусским учениям «Запад-2017», по поводу которых постоянно случаются истерики то на Украине, то в Литве, то в Польше. Спорные вопросы, связанные с поставками в Россию белорусской сельскохозяйственной продукции или с прокачкой российской нефти через Белоруссию, тоже обсуждаются вроде бы в рабочем режиме, спокойно.

Однако некоторые решения белорусских властей не могут не беспокоить Россию. Так, с 1 июля Национальный банк Белоруссии перестал учитывать российский рубль в составе своих золотовалютных резервов.

Данное решение было принято по рекомендации (скорее – по прямому указанию) МВФ и Всемирного банка. Получается, что Белоруссия, и без того отказавшаяся в своё время перейти на российский рубль, сделала очевидный шаг в сторону от России и навстречу Западу.

Не всё в порядке и с вопросами сельского хозяйства. Так, Лукашенко публично не отказался от желания возбудить уголовное дело в отношении главы Россельхознадзора Сергея Данкверта, который, в свою очередь, был крайне недоволен тем, что Белоруссия откровенно зарабатывает на поставках в Россию «санкционной» продукции из Европы. А ведь можно ещё вспомнить то и дело вспыхивающие «молочные конфликты»…

Таможенный кодекс Евразийского союза Белоруссия так пока и не одобрила, а Лукашенко демонстративно отсутствовал минувшей зимой на церемонии его подписания. Вроде бы белорусская сторона согласилась сделать всё в октябре, но только время покажет, сдержит ли она своё обещание. Кроме того, в начале года Белоруссия повысила тарифы на прокачку по её трубопроводам российской нефти, и ближе к новому году тема наверняка всплывёт снова.

Но не только в экономике дело – к действиям Белоруссии в области внутренней и внешней политики тоже есть свои вопросы. Так, в последние годы в стране разворачивается политики белорусизации. Начиная с 2014 года подчёркнуто возросло количество белорусскоязычных вывесок, чиновники разного уровня прямо призывают граждан пользоваться «мовой». Число белорусских школ также выросло. Тут же вспомнилось, что когда-то Украина начинала с того же…

Отношение к прозападным и пророссийским активистам также различно. Так, из мест заключения вышли многие прозападные оппозиционеры, а антироссийские белорусские националисты всё чаще получают возможность свободно высказывать своё мнение.

Напротив, пророссийские журналисты Юрий Павловец, Сергей Шиптенко и Дмитрий Алимкин уже свыше полугода томятся в СИЗО по доносу националистов. И здесь уже вопрос к России, почему она за них не вступилась в должной мере.

Что касается внешней политики, то здесь особо показательной стала отмена виз в Белоруссию для жителей свыше 80 государств. Учитывая, что граница с Россией у страны прозрачная, жители стран ЕС, США или Саудовской Аравии запросто могут прилететь в Минск, пересесть на машину и спокойно въехать в Россию. Кто может воспользоваться такой лазейкой – догадаться нетрудно. Речь явно не о добропорядочных европейских туристах пенсионного возраста…

Особый разговор – позиция Белоруссии по отношению к тому, что происходит на Украине и вокруг неё. Белорусы, пострадавшие в годы Великой Отечественной войны как никто другой, на официальном уровне достаточно вяло отреагировали на героизацию в соседней стране командира ОУН-УПА Романа Шухевича. Между тем он в 1941-1942 гг. отметился в ряде карательных рейдов против белорусских партизан. Да и в целом белорусская политика в отношении Украины очень многим в России кажется странной.

Список упрёков можно продолжать ещё долго, но попробуем найти логику в действиях Лукашенко – пусть для России она местами выглядит не очень приятно. Дела в нашей экономике идут не слишком здорово, да и белорусская в последние годы тоже не блещет показателями. Выход здесь подсказывает сама география – частичная переориентация на Евросоюз, с которым Белоруссия граничит, и с которым имеет товарооборот, сопоставимый с Россией.

Далее – Евразийский союз. О том, что Белоруссии интересна Россия, говорить не приходится. И с Казахстаном у них есть, что предложить друг другу. А вот как сделать, чтобы Белоруссия и Киргизия, Белоруссия и Армения стали интересны друг другу без посредничества России? Чтобы киргизы меньше смотрели на Китай и Турцию, а белорусы и армяне – на тот же Евросоюз? Вот здесь решений пока нет, и придётся серьёзно поработать над их поиском.

В данном случае Белоруссия видит под боком пример Евросоюза. Он переживает не лучшие времена, он переполнен противоречиями. Однако там такие далёкие друг от друга страны, как Португалия и Швеция, могут быть друг другу полезны. В Португалии произрастают субтропические культуры, шведы делают отличную технику. И Германия с Францией каждый раз не садятся уговаривать их торговать друг с другом – интерес и так есть. Белорусы же особого интереса в Киргизии пока не видят…

Объективно очень трудно убедить белорусов, что торговля с Киргизией более выгодна, чем с Польшей или Литвой. По меркам Евросоюза эти две страны – задворки, но белорусы пользуются портами Гданьска и Клайпеды, да много ещё чем там пользуются. О том, что этнически киргизы от белорусов куда дальше, чем поляки и даже литовцы – тоже говорить излишне. Киргизия и Армения альтернативой западному и северо-западному соседу просто стать не могут.

Если же брать Россию, то, безусловно, она является для подавляющего большинства белорусов братской страной, с которой они в прямом смысле связаны кровно. Однако не менее 15% населения страны – католики, которым ближе Польша. В Гродненской, ряде районов Минской, Брестской и Витебской областей католики составляют большинство. И при принятии решений Лукашенко вынужден учитывать их мнение, потому и идёт на определённые реверансы в сторону Запада.

Стоит также отметить, что в Белоруссии годами активно работают десятки европейских, американских, немецких и польских НКО, так или иначе обрабатывающих население в нужном себе ключе. И не только простых людей – и чиновников, в том числе высокопоставленных. Российские же на их фоне надо чуть ли не с микроскопом выискивать.

Вот и получается, что чем дальше – тем больше настойчивость Запада приносит свои плоды.

Отчасти это относится и к тому, что творится на Украине и вокруг неё. На это накладывается ещё и нежелание большинства белорусов выбирать между двумя братскими странами, стараться помирить их. Минский процесс – отличный шанс сделать это. Тем более, что он имеет и вполне прагматическую составляющую – увеличивает влияние белорусского руководства на процессы, происходящие на постсоветском пространстве, в Европе и в мире.

Все вышесказанное никак не отменяет того обстоятельства, что России и Белоруссия являются братскими государствами и ближайшими союзниками. Но данные факты – не гарантия того, что между нами всегда будет идиллия, споры всё равно наверняка возникнут. Но чтобы их стало меньше – России следует плотнее работать и с белорусским гражданским обществом, и с элитами, учитывая непростую специфику страны. Потеря следующих поколений белорусов для нас сродни геополитической катастрофе.

Но и Лукашенко рискует, излишне лавируя и идя на поводу у Запада. Считать его «своим парнем» в том же Евросоюзе никто не станет. Поддержка его противников, идущая и из Европы, и из Америки, даже не скрывается.

И слишком усердствуя в процессах белорусизации и отдаления от России, в заигрывании с нынешней украинской властью белорусское руководство само взращивает в собственной стране условия для Майдана.

Поэтому Россия и Белоруссия просто обязаны и дальше укреплять свои отношения. Альтернативы этому нет ни у той, ни у другой страны. Но к интересам и особенностям положения союзника надо всё-таки относиться внимательнее.