От Европы – к Еврабии?

В последние годы в Европе появился неологизм – «Еврабия». Это термин, который британская писательница и историк Бат Йеор использует в своей книге «Eurabia the Euro-Arabic Axis». Термином «Еврабия» обозначают перспективы развития Европы с учетом миграции исламистского толка.

В настоящее время количество мусульман, проживающих в Европейском союзе, доходит до 16 млн. При этом население Европейского союза в совокупности составляет 500 млн человек. В ближайшее время в Европе ожидается дальнейшее увеличение мусульманского населения.

Так вот, «Еврабия» означает полное изменение и преобразование всего европейского континента в нечто совершенно иное. Эти перемены, безусловно, повлияют на демографические показатели Европы. Изменят ее восприятие собственной истории и культуры, своей цивилизации, своих законов и институтов, своей политики и совокупности всех тех элементов, которые создают ее настоящее и обуславливают ее будущее.

Судя по всему, Европа, учитывая низкий коэффициент рождаемости коренного населения по сравнению с арабо-исламскими иммигрантами, потеряет свою идентичность за несколько десятилетий. А также свою свободу и гражданские права населяющих ее коренных народов. Дело в том, что мусульмане, когда они становятся «критической массой», могут претендовать на включение в различные национальные правовые системы норм, согласно предписаниям «шариата». А ведь «шариат» – это предписания, определяющие убеждения, а также формирующие религиозную парадигму и нравственные ценности мусульман, которые никоим образом не относятся к немусульманам.

Следует отметить, что политическая недальновидность властных элит в Европе является одной из важнейших причин широко распространенного евроскептицизма среди европейских народов.

В новом тысячелетии по мере продвижения ислама в Европу произошла не встреча, а, к сожалению, столкновение европейской и исламской цивилизаций.

Это было неизбежно, поскольку открытость европейского общества не препятствует иммиграции людей со всего мира. Естественно, что среди всех других культур лишь ислам мог прийти в прямое столкновение с европейской культурой.

Всё потому, что ислам – это не просто религия, как христианство или буддизм, – это, прежде всего, политическая религия.

Если мы думаем, что уничтожив лидеров экстремистов и разрушив ИГИЛ и «Аль-Каиду» (террористические организации, запрещенные в России – Ред.), мы прекратим «джихад» – мы глубоко заблуждаемся.

Защитники ислама утверждают, что понятие «джихад» относится не только к ведению войны. Но в широком смысле означает постоянную устремленность и усердие во всем, что способствует торжеству идеалов исламской религии. 

Кроме того, мы должны рассматривать другой элемент ислама – «дават». «Дават» не имеет ничего общего с миссионерской или гуманитарной деятельностью среди верующих одной и той же веры. «Дават» – это реальная политическая сила, которая направлена на исламизацию страны, в которой она действует. Цель «давата» заключается не в том, чтобы спасти души, но, поскольку ислам является политическим проектом, «изменить институты общества и заменить их шариатом».

Европа на деле не готова созидать ту идеализированную мультикультурную и многонациональную общность, которая была так привлекательна в теории, и о которой так часто говорилось у нас в последнее время.

Причин здесь, как мне видится, две.

Во-первых, Европа не может или не хочет, а может быть, уже и не в состоянии признавать собственные культурные корни, вследствие чего может вскоре утратить собственную идентичность. То есть лишиться совокупности качеств и достижений, позволивших ей достичь такого высокого уровня и занять достойное место в мире.

Главная проблема состоит в том, что Европа отреклась от своих христианских корней и переживает сейчас процесс духовной деградации. Отказываясь от своей религиозной и культурной идентичности, европейцы переняли «не-ценности» либерализма и индивидуализма.

Эти идеи чужды не только Европе, но и самой природе человека до такой степени, что люди, сопротивляясь им, уходят в нигилизм или начинают искать альтернативные идеологии. Например, мусульмане второго и третьего поколений, десятилетиями живущие в Европе, как правило, уходят в радикальный ислам.

Мы знаем, что сотни радикальных исламистов из Европы уехали воевать в Сирию на стороне ИГИЛ. Это проблема не только политическая, но и социально-психологическая. Ведь несмотря но то, что эти люди родились в Европе, многие из них чувствуют себя маргиналами. Они ощущают недостатки капиталистической системы и начинают искать новые политические утопии.

Изменение сознания меняет их способность воспринимать окружающую действительность: варварство начинает казаться героизмом, обскурантизм – откровением, а военные успехи «Исламского государства» – доказательством мощи его идеологии. В первую очередь, ИГИЛ – это идеология, и она очень привлекательна в глазах многих европейских мусульман.

Во-вторых, на протяжении нескольких десятков лет Европа, по официальной версии, в целях разрешения своих социально-экономических трудностей даже стимулировала иммиграцию из мусульманских стран. Были предприняты попытки интеграции мусульман в европейское общество, что, как считалось, могло бы помочь сближению иммигрантов с европейцами.

Тем не менее, интеграция не состоялась. Идея мультикультурности, предложенная европейской политической элитой, не сработала. Наоборот, этот миграционный поток в Европу стал «троянским конем». Открыть двери Европы для всей этой орды является настоящим сумасшествием. Это капитуляция. Это этноцид.

Что касается концепции этноцида, то в своем исследовании об этнических корнях наций (Ethnic origin of nations) антрополог Энтони Д. Смит утверждает, что в некоторых случаях внешнее давление, прибавляясь к некоторым внутренним изменениям, приводят к таким радикальным изменениям в самом качестве этнической группы, что имеет место «этноцид».

В этом случае самой важной, определяющей причиной культурной мутации является мутация демографическая. Новоприбывшие подавляют аборигенов как физически, так и культурно, разрушая устоявшиеся древние «мифо-символические» комплексы, присутствующие в старом обществе.

Когда эти изменения так обширны, что приводят к разрушению предыдущих локальных этнических форм и традиций, то в этом случае можно говорить о конечном «растворении» старого этноса или этноциде.

Европейцы надеялись, что новоприбывшие найдут идеи демократии, толерантности, плюрализма, равенства перед законом всех граждан независимо от их пола и расовой или религиозной принадлежности привлекательными и достойными поддержки, и позаимствуют эти ценности с воодушевлением. Но этого не случилось.

Европейские ценности не только не были восприняты иммигрантами, а наоборот, были использованы ими в ущерб самим европейцам: иммигранты приобрели ряд привилегий, которые, например, в Италии недоступны даже наиболее нуждающимся слоям местного населения.

Это социальное противоречие, то есть несправедливое распределение прав и обязанностей, является на сегодняшний день мощным стимулятором для массовых беспорядков.

Интеграция не произошла. Она ведь по определению предполагает двустороннее движение, постоянное взаимное сближение. Она основывается на взаимном уважении. Но где уважение со стороны новоприбывших? С их стороны не видно желания воспринимать европейские ценности, культуру. Даже несмотря на то, что им дается всё, что может предложить европейское общество: социальные привилегии, а также право и возможность свободно исповедовать свою религию (достаточно посмотреть сколько мечетей было построено по всей Европе).

От них же взамен – никакой благодарности. Зато налицо деградация городов, социальная агрессия, насилие в отношении европейских женщин… Повышение уровня преступности – вот новая, «мультикультурная» Италия.

Во всех публичных дискуссиях по мигрантам не упоминается главное: полное отсутствие европейской культуры (в моем конкретном случае, итальянской). Новоприбывшие не учатся, они от этого просто отказываются…

Мы говорим о многовековых традициях, костюмах, уважении к искусству и архитектуре, любви к привычному образу жизни, о кулинарных предпочтениях. Всё это просто сметено этой ордой. Они не хотят и не собираются уважать страну, в которую приехали. Например, в ту же Италию, которая является уникальной в мире. Страну, которую по ее художественной красоте действительно можно считать культурным наследием человечества.

Даже второе поколение мигрантов не способно вписаться в итальянский образ жизни. Достаточно одного поколения, чтобы разрушать все то, что было построено за многовековую историю, и что уже не вернешь…

Европа на протяжении последних сорока лет увлечена одним политическим и экономическим проектом. Суть проекта в том, что его целью является замена самой культурно-антропологической европейской реальности на другую, более «податливую». Авторами этого необъявленного проекта являются финансово-экономические манипуляторы глобализации.

Их конечная цель – это воплощение в жизнь идеи глобализации, создание «единого мирового правительства». Это и приведение всех народов к единой поведенческой модели: выбор одного языка, обращение всего населения в единую религию (религию рынка, а не в одну из традиционных религий), введение в обращение единой валюты, построение одной единственной идентичности, одной единственной культуры...

Как утверждает профессор Александр Дугин, человек не универсален, он плюралистичен, то есть отличается от других. Человека как индивидуума, лишённого своего круга, своей религии, традиций, в природе не существует. Он может существовать лишь как концепция, как нигилистическая идея.

Профессор политолог Келли М. Гринхилл провела исследование под названием «Массовое миграционное оружие: депортация, принуждение и внешняя политика», которое опубликовала в своей книге (Kelly M. Greenhill, «Weapons of Mass Migration: Forced Displacement, Coercion, and Foreign Policy», Cornell University Press, 2011). Ранее эта работа была опубликована в 2008 году в специализированном журнале «Гражданские войны». В исследовании автор подчеркивает: она в состоянии устранить любые остаточные сомнения в том, что мы сталкиваемся с новым нетрадиционным оружием, «массовым миграционным оружием».

Следовательно, говоря об исламизации Европы, нужно принять во внимание идею «Глобальной деревни» – определение Маршалла Маклюэна, выраженное в его книге «The Gutenberg Galaxy: the Making of Typographic Man» («Галактика Гутенберга. Сотворение человека печатающего»).

Иммиграция, конечно же, является следствием глобализации, которая вынуждает народы Третьего мира эмигрировать из своих стран из-за голода и, в особенности, в поисках экономического благосостояния в другие страны, которые Западом рисуются, как настоящий рай на Земле.

Я уверен, что идентичность является неотъемлемой составляющей человека. Она является внутренним компонентом нас самих, от которого невозможно отказаться. По какой причине нам предлагают отказаться от нее? Для чего терпеть такие увечья? Что именно мы получим взамен?

Если же мы углубимся в этот вопрос, то можем заметить, что в разговорах о возможной в будущем исламизации Европы, имея в виду план ее завоевания со стороны ислама с помощью иммиграционных потоков, никогда не освещаются причины, по которым политическая элита Европы поддерживает этот иммиграционный процесс.

Для западноатлантической политическо-экономической элиты конечной целью трансформации Европы является превращение ее в так называемый «melting-pot» – плавильную чашу, по американской модели. В этой Европе будут представлены разные этнические группы (с типичными кварталами-гетто и соответствующими общественными проблемами, связанными с бедностью, криминалом и межэтническими столкновениями), лишённые какой-либо культуры и традиций. По сути, конечная цель – это создание индивидуума, который представляет собой идеального безликого «потребителя», управляемого и используемого именно потому, что он лишён наиболее глубинной части своей природы.

Вот почему мусульманская масса стала такой важной и была направлена в Европу. Конечная цель проекта мирового господства не просто исламизировать Европу, а разрушить то, что называется европейской идентичностью, ту Европу, которая является колыбелью прочно укоренившихся традиций и ценностей.

Так каким будет будущее Европы? Неужели Европа скоро станет Еврабией? Боюсь, что да! Демография – это математика, а математика – не выдумка.

Тем не менее, не думаю, что Европа так легко дойдет до тотального уничтожения идентичности своих народов под тяжестью иммиграциии.

Рискуя показаться пессимистичным, я убежден, что Европа вскоре превратится в место столкновения цивилизаций. Не будет очевидного фронта, но будет много вспыхивающих конфликтов на карте Европы, похожих на шкуру леопарда. Целые области, которые будут все чаще выходить из-под контроля государственных органов.

Много лет назад, в 2000 году, ещё до 11 сентября 2001-го, кардинал Джакомо Биффи рассуждал о том, что уже происходило на тот момент в Европе. Многие его суждения оказались пророческими.

«Европа снова станет христианином или станет мусульманином. То, что мне кажется не имеющим будущего, – это “культура небытия”, неограниченной свободы без содержания, скептицизма, восхваляемого как интеллектуальная прибыль. Прибыль которая, по-видимому, является доминирующей в европейских народах, более или менее всего богатой средствами и бедной истиной.

Эта “культура небытия” (поддерживаемая геодонизмом и либеральной ненасытностью) не сможет противостоять идеологическому нападению ислама, которое грядёт. Только обретение вновь христианства как единственного спасения для человека, только твердое воскрешение древней души Европы может предложить другой результат этой неизбежной конфронтации».

Сегодня, к сожалению, в Европе ни «светские», ни христиане не осознают неизбежную катастрофу. «Светские» затрудняют во всех отношениях деятельность Церкви. Они не замечают, что борются против самой сильнейшей вдохновением, самой эффективной защитой западной цивилизации и ее ценностей: рациональности и свободы. А верующие, погашая в себе осознание истины, предпочитают простой «диалог» с «другими культурами», бессознательно готовя собственное вымирание…