Анкара – Киев: нестратегическое партнёрство

На прошлой неделе состоялся визит президента Турции Эрдогана в Киев, приуроченный к открытию шестого заседания Стратегического совета высокого уровня между Украиной и Турцией; Эрдоган встретился с главой киевского режима Порошенко. Киев и Анкара обсудили конкретные шаги по «укреплению стратегического партнёрства».

В реальности отношения между киевским режимом и Турцией по сути не являются стратегическими и больше похожи на ситуативное партнёрство без общих долгосрочных совместных целей. Киев надеется за счёт Анкары поправить своё положение на двух основных направлениях: во-первых, втянуть Турцию в антироссийскую политику в черноморском регионе, и, во-вторых, расширить своё присутствие на турецком рынке и хоть как-то восполнить экономические потери от сворачивания торговли с ЕврАзЭС.

Анкара, в первую очередь, заинтересована в военно-техническом сотрудничестве и стремится усилить своё присутствие на украинском рынке, компенсировав, хотя бы частично, проблемы с возвращением на рынок РФ.

По итогам переговоров Порошенко сообщил, что за шесть месяцев текущего года товарооборот между странами вырос почти на 20%, Турция вошла в число пяти крупнейших торговых украинских партнеров и в число десяти крупнейших иностранных инвесторов на Украине. В свою очередь, президент Турции подчеркнул, что необходимо ускорить подписание соглашения о свободной торговле между Турцией и Украиной.

Глава киевского режима особое внимание уделил расширению секторальных контактов с Турцией, в частности, в таких чувствительных областях, как национальная безопасность, правоохранительная деятельность, оборонная промышленность, авиастроение, космос, транспортное сообщение между странами.

Порошенко подчеркнул заинтересованность режима в турецкой поддержке идеи развертывания миротворческой миссии ООН на неконтролируемых Киевом территориях Донбасса.

По словам Порошенко, стороны подробно обсудили сотрудничество по подготовке турецких специалистов в области атомной энергетики.

В рамках активизации культурных контактов Эрдоган сообщил о скором открытии в Киеве турецкого культурного центра.

Каковы реальные отношений Киева и Анкары на фоне этих деклараций?

Одержимый русофобией киевский режим и Анкара по-разному подходят к принципиальному вопросу об отношениях с РФ и оценивают её роль в регионе. Симптоматично решение Турции – члена НАТО о приобретении российских систем С-400 у РФ, которая не только не входит в НАТО, но ещё и официально признана альянсом угрозой.

Также, Турция неявно блокирует стремление НАТО увеличить присутствие ВМС альянса в Чёрном море, хотя эта идея поддерживается киевским режимом и Румынией. Более того, несмотря на позицию Украины, ВМС Турции и корабли ЧФ России в начале апреля этого года провели совместные учения в Чёрном море, что шло вопреки договорённостям Киева и Анкары на предыдущем Стратегическом совете.

Турция откровенно игнорирует истерику Киева в отношении «Турецкого потока». Несмотря на предыдущую договорённость (Стратегический совет в марте 2016 года) о сотрудничестве в поставках природного газа, в том числе, с использованием газотранспортной инфраструктуры Украины, Турция начала совместно с РФ в обход Украины прокладку газопровода, который Киев считает угрозой своим интересам.

Сейчас между сторонами достигнуты договорённости о сотрудничестве по подготовке специалистов для турецких АЭС, которые будет строить российский «Росатом». Здесь показательно даже не то, что Анкара отвела киевской стороне обслуживающую роль (с иной нынешняя Украина не справится), а то, что Киев согласился участвовать в российско-турецком проекте, несмотря на громогласный отказ режима от всех проектов с участием РФ.

По крымской теме Анкара занимает двойственную позицию. Турция по-прежнему не признаёт Крым частью РФ, но при этом Эрдоган категорически отказался от антироссийских санкций и от самого обсуждения возможности их введения.

В рамках идущего уточнения внешнеполитических приоритетов Турции очевидно, что для неё стабильные торгово-экономические отношения с РФ важнее потакания киевским комплексам.

Сохраняется неопределённость и по зоне свободной торговли.

На этом фоне продолжается культурное «наступление» Турции на Украине. Эрдоган в этот раз отказался открыто высказываться по проблемам крымских татар, но тихую мобилизационную работу среди них Анкара, видимо, будет вести, в том числе, и через турецкий культурный центр в Киеве.

Единственное, что пока сближает две стороны – это военно-техническое сотрудничество. В апреле прошлого года «Укроборонпром» и турецкая компания «HAVELSAN» подписали соглашение о совместном производстве радиолокационной техники по стандартам НАТО. А сейчас стало известно о намерениях Турции поставить ВСУ системы тактической связи УКВ-диапазона на сумму более 40 млн долларов.

В марте 2017 года Киев и Анкара подписали меморандум о поставках двигателей для турецкого основного боевого танка нового поколения «Altay». Собственно турецкая его разработка займёт продолжительное время, поэтому турецкая сторона надеется на помощь «Укроборонпрома» в НИОКР по дизельному двигателю.

В конце апреля этого года на уровне советов нацбезопасности двух стран достигнута договорённость об участии киевской стороны в Международной оборонной выставке в Стамбуле - «IDEF-2017», где «Укроборонпром» сделает упор именно на различную бронетехнику. Эта же госкомпания планирует открыть в Турции своё официальное представительство.

По мере нарастающего погрома в украинской промышленности, и особенно в её высокотехнологичном сегменте, отношения киевского режима с Турцией становятся всё менее равноправными для Украины. Речь идёт о закупках готовой продукции (как в случае со средствами связи). В совместных с Турцией проектах Украине отводится подчинённая роль на низкотехнологичных направлениях, в том числе, и потому, что украинская промышленность изначально не приспособлена к стандартам НАТО.

Очевидно, что Турция поставила чёткую цель – использовать украинский советский технологический задел для собственных технологических прорывов.

Поскольку Украина после развала СССР ничего принципиально нового в ОПК (и не только в нём) не произвела, с исчерпанием советского наследия поставлять в Турцию (как и в Китай) станет нечего.  

На фоне полного подчинения внутренней и внешней политики Киева интеграции в ЕС и НАТО (независимо от реальных шансов), Турция явно отходит от тесных отношений с наиболее влиятельными странами Запада - США и Германией. Отсюда - расходящиеся пока интересы Киева и Анкары в области региональной безопасности, которая является определяющей для настоящего стратегического партнёрства. Киеву явно не удалось втянуть Турцию в антироссийскую политику в черноморском регионе.

При этом никаких иллюзий в дружественных намерениях Анкары в отношении России быть не должно. Однако на фоне сильной и политически активной России русофобия Киева для Турции попросту невыгодна.