Ворота в Африку

Наше присутствие в Судане способствовало бы геополитической устойчивости России.

На днях президент Судана Омар аль-Башир впервые побывал с визитом в России, где встретился с президентом Владимиром Путиным, премьером Дмитрием Медведевым и министром обороны Сергеем Шойгу. В результате были достигнуты договоренности об увеличении Суданом объема закупок российского зерна и о сотрудничестве в сфере атомной энергетике (Хартум планирует активизировать работу с Росатомом). Однако основные темы общения были куда глобальнее.

Напомним, в годы холодной войны Советский Союз оказал существенное влияние на освобождение Черного континента от колониализма, и смог организовать на нем масштабное военное присутствие. Однако тут же СССР в Африке потеснили западные страны, оправившиеся после развала колониальных империй, и прибегнувшие к неоколониальным методам контроля над своими бывшими владениями, а затем – Советский Союз развалился, а обнищавшая и ослабевшая в 90-е годы Россия практически покинула регион. Но, как говорил Аристотель, «природа не терпит пустоты». Зоны влияния Москвы (а ее наследие оказалось весьма богатым) были быстро поделены между Вашингтоном, Парижем, Лондоном, Брюсселем, Римом и другими европейскими столицами. Кроме того, в Африку устремились Пакистан, Саудовская Аравия, Япония и Китай. Кстати, Поднебесная в последние годы особенно быстро набирает политический вес на Черном континенте, успешно соперничая со всем евроатлантическим сообществом вместе взятым.

Конечно, у Москвы в регионе остались добрые партнеры, однако реальное влияние практически сошло на нет. Понятно, что в «лихие 90-е» об этом мало кто задумывался, но сегодня та сдача политических позиций вылилась в перехватывание конкурентами выгодных проектов и не всегда в благоприятную для нас позицию африканских стран на ключевых голосованиях в ООН. Это тактические проблемы. А со стратегической точки зрения – мы оставили огромный плацдарм нашим потенциальным оппонентам и утратили контроль над важнейшими мировыми транспортными путями.

Второе десятилетие XXI века, несмотря на резко усилившиеся давление со стороны западных стран, фактически развернувших против нас новую холодную войну, судя по всему, стало началом эпохи восстановления России в статусе мировой сверхдержавы. 

Речь идет, в частности, об успешной в целом (пусть и с отдельными тактическими поражениями) внешнеполитической деятельности РФ в Латинской Америке, воссоединении Крыма с Россией, блестящей кампании в Сирии, в результате которой Москва закрепилась в стратегически важном регионе Восточного Средиземноморья и наступила на горло амбициям сразу нескольких серьезных мировых игроков.

Незадолго до этого, судя по информации, просочившейся в СМИ, Москва, кроме того, пыталась договориться с восточноафриканским государством Джибути о создании на его территории военной базы, однако предложенные африканцами варианты были либо неудобны (например, лишены собственного выхода к морю), либо слишком дорогостоящи. Потом у России возникли новые заботы, связанные с ситуацией на ее западных границах, с Сирией, снижением цен на нефть, и Москве на некоторое время стало не до того.

После развала Советского Союза у Запада в Африке остались две главные головные боли – Ливия и Судан. Хартум, правда, в отличие от Триполи, не претендовал на панафриканское лидерство, но, учитывая гигантскую территорию, выход к Красному морю, богатейшие природные ресурсы, достаточно мощную, по африканским меркам, армию и стремление к независимости (прежде всего, в вопросах ценностей), Судан стал буквально костью в горле у США, их союзников в Европе и на Ближнем Востоке.

Крупнейшему еще на тот момент (до разделения) государству Африки удалось пресечь на своей территории «цветную революцию», но не вышло удержаться от распада. Уходя в свое время из восточной части Черного континента, колонизаторы сделали все, чтобы столкнуть лбами заселенный преимущественно арабами-мусульманами Северный Судан с «темнокожим» Южным. Развернувшаяся в итоге гражданская война затянулась на десятилетия. Со временем стало ясно, что на территории Южного Судана находятся колоссальные запасы нефти, и если до того Запад полностью удовлетворял изнуряющий Хартум конфликт, то теперь в Вашингтоне и Брюсселе вдруг озаботились тотальным «освобождением» Юга. Властям Судана «выкрутили руки», принудив их провести референдум, на котором большая часть населения южной части страны высказалась за независимость. «Свобода», правда, не сделала южан счастливее. Как только они попытались договориться о сотрудничестве в вопросах добычи и транспортировки нефти с Китаем, на их территории «неожиданно» началась жесточайшая межплеменная война. Но это уже другая история...

Несмотря на акты агрессии со стороны США, западные санкции и уход богатых нефтью южных регионов, Хартум все равно пытался проводить независимую политику.

В контексте последних событий в Ираке и Ливии конец суданской независимости казался уже вопросом времени, но то, что произошло в Сирии, видимо, подарило суданцам надежду. Во время недавнего визита в Москву президент Судана открыто осудил вмешательство Соединенных Штатов во внутренние дела других стран и возложил на Вашингтон ответственность за войну в Сирии. По словам Омара аль-Башира, Запад планирует разделить оставшуюся территорию Судана на пять частей. В связи с этим суданский лидер поднял вопрос закупки у РФ самолетов Су-30 и Су-35, а также комплексов ПВО С-300. Но главное – даже не это.

Омар аль-Башир прямо заявил о том, что Судан нуждается в защите от США. Кроме того, в ходе встречи зашла речь о возможности создания на территории восточноафриканской страны российской военной базы.

Детали переговоров неизвестны. Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков отказался комментировать ситуацию. Но, судя по многочисленным намекам, в частности со стороны главы Судана, процесс обсуждения конкретного формата сотрудничества в данном направлении уже идет полным ходом, хотя конечной договоренности по этому вопросу, по словам Омара аль-Башира, пока нет.

Идея создания базы на Красном море уже нашла живую поддержку у целого ряда российских политиков, связанных с вопросами обороны и безопасности.

Председатель комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Виктор Бондарев: «Укреплять позиции в макрорегионе для нас важно с геополитической точки зрения. Судан может стать одним из ключевых посредников в дальнейшем конструктивном взаимодействии России с мусульманским миром».

Первый зампред комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Франц Клинцевич: «Военное присутствие нашей страны на постоянной основе в этом регионе, на мой взгляд, будет играть исключительно стабилизирующую роль».

С тем, что закрепиться с одобрения руководства Судана на территории этой восточноафриканской страны стоит, согласны практически все эксперты. Расхождения есть лишь в определении возможного формата военного присутствия. Одни говорят о необходимости создания полноценной базы ВМФ и ВКС, другие – пока что только о пункте материально-технического обеспечения, в котором могли бы обслуживаться наши корабли и самолеты-разведчики.

Однако все понимают: для того, чтобы в случае возможного обострения отношений с западными странами наши военные не оказались в изоляции за тысячи километров от Родины, нам необходимо продолжать как можно скорее наращивать мощь своих Вооруженных сил – и, особенно, Военно-морского флота.

Усиление морской составлябщей Вооруженных сил и наращивание присутствия в странах Африки и Латинской Америки, безусловно, позитивно скажется на геополитической устойчивости России.

Что сделает нашу страну более защищенной от потенциальной агрессии стран Запада, которые далеко не по-партнерски ведут себя у наших границ.

И Судан в данном контексте очень хорош тем, что позволит намекнуть нашим беспокойным соседям: если вы решитесь на открытую агрессию, вам будет просто нечем заправлять танки у наших границ. Ведь углеводороды в Европу преимущественно поступают либо с Ближнего Востока через Красное море, либо из России. Возможность перекрытия сразу двух каналов поставки топлива подействует на возможных участников агрессии успокаивающе: переправляя топливо через весь Атлантический океан много не повоюешь.