На кону – Пхеньян

Зачем глава американского внешнеполитического ведомства поспешил в КНДР?

 

Если бы в Белом доме не почуяли, что от корейцев можно добиться уступок, Майкл Помпео не отправился бы столь скоро – месяца не прошло после сингапурской встречи неистового Дональда Трампа и харизматичного Ким Чен Ына – на север Корейского полуострова.

Судя по утечкам в прессе, янки потребовали от молодого вождя дальнейших конкретных шагов. Откупиться второстепенными подачками, как в прошлый раз подрывом отвечающей за охлаждение реактора градирни, не удалось. Торжественное закрытие ядерного полигона это, безусловно, хорошо, –рассудили в Вашингтоне, – но явно недостаточно. То же самое относится и к возобновлению поисков останков американских военнослужащих времен Корейской войны 1950-1953 годов.

Мировой гегемон в свойственной ему безапелляционной манере требует полного отказа от одного из символов пхеньянских достижений – ракетной программы.

Еще один момент – согласование графика денуклеаризации, то есть закрытие ядерных объектов КНДР и утилизация ядерного арсенала. Весьма болезненная процедура: ведь в заслугу прежнему вождю Ким Чен Иру ставят именно обретение страной ядерного щита. Его уничтожение может нанести довольной чувствительный удар по идеологической основе династии Кимов, а это, в свою очередь, может дать старт столь нелюбимому северокорейским руководством брожению умов. Но именно этого и добиваются хитрые янки. Им не нужны метафизические рассуждения северокорейцев о создании доверительной основы отношений для дальнейшего их развития.

Как полагают эксперты, следующим этапом станет согласование деталей поездок заокеанских инспекторов на ядерные объекты страны, для чего создана американо-северокорейская рабочая группа.

Затем дело может дойти и до установления дипломатических отношений. В этом случае мы с удивлением будем наблюдать, как Северная Корея постепенно переходит под американское крылышко, как это случилось, например, с обязанным нам своим существованием Вьетнамом. Однако, будут ли события развиваться именно так, вопрос крайне дискуссионный.

Несомненно, друг к другу в объятия обе страны толкает внутриполитическая повестка дня. Нынешнему хозяину Белого дома и его затравленной команде позарез нужны успехи на внешнеполитическом поле перед предстоящими в ноябре парламентскими выборами, которые должны стать прелюдией к его переизбранию на второй срок. В этом случае, так и не достигнутая тремя прошлыми президентами цель – денуклеаризация КНДР – может сыграть роль козырного туза. Ну, а Киму, в свою очередь, необходимо выводить страну из международной изоляции хотя бы для решения насущных задач экономического строительства. Сейчас практически вся торговля Северной Кореи (по-видимому, не слишком соответствующая санкционному режиму, о чем не раз говорил Дональд Трамп), завязана на Китае, что для республики в перспективе не сулит ничего хорошего. Так что искать возможные точки соприкосновения с США придется.

Что в ответ могут предложить американцы? В общем-то, не слишком много. Пока из того, что можно реально ощутить, – прекращение совместных военных учений с южнокорейцами вблизи КНДР на время «хорошего» поведения Пхеньяна.

Но ведь их можно и возобновить в любой момент. Несколько большую добавленную стоимость несет обещание вывода американских войск из южной части Корейского полуострова – но только когда Пхеньян станет совсем шелковым, без ядерного щита и ракетного меча. Тут есть, над чем подумать – ведь вывод звездно-полосатых войск будет означать и вывод недавно со скрипом размещенных в Республике Корея элементов противоракетной обороны – любимого детища американских взрослых дядей в погонах. Получается, что сбудется желание Китая: США утратят столь необходимые для противостояния с Поднебесной сухопутные плацдармы на азиатском континенте. Значит, неизбежны возражения со стороны Пентагона, что может сорвать все договоренности.

Однако здесь далеко не все так просто. Трамп, несмотря на его эксцентричные выходки, отнюдь не наивен. Да, есть упомянутое выше намерение вывести войска из Южной Кореи из соображений экономии в ответ на отказ КНДР от ядерного щита. Но ведь конкретные сроки этого самого отказа нигде не оговариваются, Трамп сам недавно обмолвился – ждать придется не один год. Соответственно и вывод джи-ай из Южной Кореи также может изрядно затянуться. Фактически то же самое повторил в ходе недавних переговоров и американский «контактер» на северокорейском треке – главный дипломат и бывший глава спецслужбы Майкл Помпео (впрочем, как известно, бывших не бывает).

Тут надо заметить, что на немного поблекшем фоне американо-северокорейского «фестиваля дружбы» есть и проигравшие. Начнем с Южной Кореи. Ее демократичный президент, сыгравший на первых порах фантастическую роль посредника в налаживании диалога между Пхеньяном и Вашингтоном, на данный момент уже не является фаворитом «забега», приз которого доминирование в регионе Северо-восточной Азии. Его ария уже спета, дальше шоу будет продолжаться без него.

Конечно, неизменно сохраняющий на лице хитроватую улыбку Мун Чжэ Ин по-прежнему пытается выглядеть бодрячком, но надолго ли хватит подобного запала, когда надежды рушатся одна за другой. Последний случай, когда планы поучаствовать во встрече Трампа и Ким Чен Ына в Сингапуре растаяли (Мун даже отменил все мероприятия на время американо-северокорейского саммита), его так никуда и не позвали. Казалось бы, мелкая личная неприятность, но все гораздо сложнее.

Дело в том, что Мун сейчас ведет серьезную войну с правой оппозицией, окопавшейся в парламенте, а также в армии и спецслужбах. Политические противники не устают критиковать нынешнего главу Голубого дома за промахи во внешней и внутренней политике. Особо яростные нападки за сближение с заклятым врагом – Пхеньяном. Правые и возможно не без оснований полагают, что Пхеньян может стать для американцев намного более ценным партнером, нежели Сеул. Поэтому скоординированное наступление на Муна будет продолжаться. Вкупе с недавно обнаружившимися прегрешениями – махинациями в период предвыборной кампании – дело может принять серьезный оборот.

Как это ни грустно, но в числе проигравших оказались и мы. Наши позиции выглядят несколько покачнувшимися.

На фоне трех встреч Ким Чен Ына с Си Цзиньпинем, а также с Трампом и чередой встреч с главой Госдепа мы с единственной блиц-поездкой главы нашего внешнеполитического ведомства смотримся не слишком выгодно. Проходила лишь информация о приглашении Ким Чен Ыну приехать в Россию, но осуществится ли этот визит, никакой уверенности нет. Между тем, Корейский полуостров был и остается неотъемлемой частью архитектуры нашей безопасности на Дальнем Востоке и в глобальной проекции, взять хотя бы размещение американской ПРО на Корейском полуострове. Да и лишние рынки сбыта нам не помешают. Так что, «перетягивание канатов» еще впереди.