Путь к первому спутнику

60 лет назад советские конструкторы одержали победу на старте «космической гонки».

4 октября 1957 года в половине одиннадцатого вечера по московскому времени со стартовой площади Тюратам в Южном Казахстане (тогда ещё не принято было говорить о «космодроме Байконур») стартовала ракета, которая вывела на околоземную орбиту первый искусственный спутник Земли (ИСЗ).

Аппарат этот представлял собой металлический шар, выполненный из алюминиевых сплавов, диаметром чуть более полуметра и весом – 83,6 кг. Две антенны, состоящие каждая из двух штырей, распространяли сигнал – знаменитый «бип-бип-бип», который первыми услышали учёные, находившиеся на космодроме. Это сразу же вызвало всеобщее ликование. Уже очень скоро этот завораживающий сигнал услышит всё человечество. Энтузиасты, вооружённые подзорными трубами и самодельными телескопами даже разглядят на ночном небе некий светящийся объект, который будет назван русским словом «спутник» и под этим именем войдёт в историю. Но разве можно разглядеть с земли полуметровый шарик, летящий в сотнях километров от поверхности планеты? Разумеется, нет. За сам аппарат энтузиасты принимали последнюю ступень разгонного блока ракеты-носителя, что, собственно, и вывела «шарик» на орбиту.

Сам аппарат носил название ПС-1 (простейший спутник–1). Это название предложил ему дать сам генеральный конструктор Сергей Павлович Королёв, а вот ракета-носитель как раз и называлась «Спутник». И уж потом это название перешло на весь аппарат и стало символическим.

С тех пор любой космический корабль, обращающийся на орбите Земли, носит имя спутника Земли, или иных планет, если он выйдет на их орбиты.

Казалось бы – простейшее устройство, шарик из металла, с незамысловатыми приборами на борту, а какой огромный шаг для всего человечества! Какой огромный и трудный путь пришлось пройти к нему. Когда же начался этот путь? Разумеется, мы сразу же вспомним Константина Эдуардовича Циолковского с его идеями освоения космического пространства реактивными приборами. Но Циолковский был теоретик, мечтатель. Его считали фантазёром, может быть, отчасти он и был им – скромный учитель математики из провинциальной Калуги.

Скорее, Циолковского можно назвать идеологом космического движения в России, он заразил своей мечтой о выходе человечества в космос многих энтузиастов, людей с техническим мышлением, и они взялись претворять его идеи в жизнь.

Первым, кто реально занялся ракетостроением в России, был Николай Иванович Тихомиров, создатель знаменитой Газодинамической лаборатории (ГДЛ) в Петрограде в 1921 году. Она будет после слита с ГИРД (Группа изучения ракетного движения) в Москве и на этой базе в 1933 году будет создан Реактивный НИИ, из стен которого и вышли создатели космического проекта в России. А это целая плеяда великих изобретателей (в том числе Сергей Павлович Королёв и его соратник, выдающийся конструктор ракетных двигателей Валентин Петрович Глушко). Сам же Николай Тихомиров (а родился он в 1859 году, ещё до отмены крепостного права) был химиком-практиком, работал на сахарных заводах, изобретал фильтры и различные устройства для этого производства. И вот этот-то, казалось, далёкий от неба человек вдруг занялся созданием «самодвижущихся мин» – прообраза реактивных снарядов! В 1912 году он уже представил военному ведомству проект такого снаряда и получил патент. Откуда вдруг у мирного работника сахарного завода явилась мысль о ракете? Понять это трудно, видимо, чувство патриотизма заставило его взяться за создание оружия, способного защитить Россию.

Сам принцип движения ракеты от воздействия реакции газов, которая происходит при сгорании жидкого или твёрдого топлива был сформулирован Тихомировым при сотрудничестве с известным «отцом аэродинамики» профессором Николаем Егоровичем Жуковским, который в 1916 году одобрил идею Тихомирова. В сущности, ракета – это мощный двигатель и динамическая оболочка, позволяющая ракете устойчиво двигаться как в воздушном, так и в безвоздушном пространстве. Поэтому неудивительно, что создатели первых наших ракет были и авиаконструкторами одновременно. Сергей Павлович Королёв, как известно, прежде чем заняться ракетами создал проект аэроплана, строил планеры и даже сам летал на них, но после знакомства с теоретическими трудами Циолковского более дерзкие мечты овладели им.

В 1929 году Королёв заканчивает Московское высшее техническое училище им. Баумана (МВТУ) и начинает работать в ГИРД, который располагался в жилом доме у Красных ворот в Москве, а первые ракеты возили на стартовые площадки… на трамвае, покупая им билет, как за провоз багажа.

Первая ракета, созданная ГИРД (конструктор Михаил Тихонравов), поднялась в небо 17 августа 1933 года с полигона у подмосковного Нахабино. Она была маленькой и улетела недалеко, но на ней уже стоял жидкостно-реактивный двигатель (ЖРД) – прообраз будущих мощных ракетных систем.

После этого события руководство Рабоче-крестьянской Красной армии (РККА) уверовало в возможность построения боевых ракет, и сам Тухачевский подписал приказ о создании Реактивного научно-исследовательского института РККА. Впоследствии связь этого института с опальным маршалом послужит очень плохую службу для ракетного дела в СССР, так как в 1937 году, когда полетят многие военные головы, это ударит и по учёным РНИИ. Некоторые из них, обвинённые в связях с «военной оппозицией» Сталину, окажутся в местах не столь отдалённых, как, к примеру, С.П. Королёв, который вместо создания передовой ракетной техники будет мыть золото на «общих работах» в магаданских лагерях.

Арестуют и его соратника Валентина Петровича Глушко, правда, не отправили в Сибирь, а привлекли к работам в так называемых «шарашках» – специальных закрытых научных КБ, созданных наркомом внутренних дел Лаврентием Берией для осуждённых учёных. Делу ракетостроения в нашей стране в этих злосчастных 1937–1938 годах будет нанесён, конечно, сильнейший удар. А ведь к 1937 году уже были созданы проекты ракетоплана и испытан ряд крылатых и баллистических ракет, то есть мы тогда явно опережали и Америку, и Европу, ту же нацистскую Германию, где Вернер фон Браун создаст свои знаменитые «Фау» только к 1943–1944 годам. А нам после войны пришлось учится у этого штурмбанфюрера СС, копировать его разработки, и посылать для этого в поверженную Германию тех же самых учёных, которых «мариновали» в тюрьмах в 1937-м...

И только в мае 1946 года вышло Постановление Совета Министров СССР №1017-49. Его подписал Сталин, гриф «Совершенно секретно. Особая папка». В постановлении были изложены вопросы реактивного вооружения с обязательным созданием ряда научно-исследовательских институтов и опытно-конструкторских бюро. Задела для создания крупных ракет в СССР не было, а время поджимало. Американцы уже создали и применили в боевых условиях атомную бомбу. Над японскими городами Хиросима и Нагасаки её сбрасывали с тяжёлых бомбардировщиков на парашютах. Бомба опускалась медленно, самолёт успевал до взрыва отлететь на достаточно большое расстояние, однако ядерный взрыв был такой силы, что бомбардировщик буквально швыряло в небе воздушной волной. Создание ракеты для доставки ядерного заряда до объектов противника стало насущной необходимостью в случае начала ядерной войны. Потому американцы вывезли из поверженной Германии знаменитого конструктора ракет Фау-2 Вернера фон Брауна, простили ему все нацистские грехи, предоставили лучшие лаборатории и полигоны в Штатах. Началась ракетная гонка. Мы смогли захватить в Германии сами ракеты со всей оснасткой и нескольких немецких конструкторов, помощников фон Брауна. Для ознакомления с этой техникой и направлены были в Германию советские конструкторы, недавние узники ГУЛАГа Королёв, Глушко и многие другие.

С них даже обвинения ещё не успели снять, они ещё не были полностью реабилитированы, а уже возглавили специализированные опытно-конструкторские бюро (ОКБ). Одно из важнейших ОКБ по ракетостроению возглавил Сергей Павлович Королёв, а ОКБ по жидкостно-ракетным двигателям – Валентин Петрович Глушко.

Так как эти учёные и явились, собственно, главными создателями советской космической техники, расскажем о них поподробнее. Оба родились на Украине. Отец С.П. Королёва был учитель. А В.П. Глушко был сыном простого батрака из Одессы, этого русского города с давней высокой культурой, с основания своего тесно связанного с Россией. Удивительно, что оба они - и Королёв, и Глушко – в юные годы росли в Одессе, отсюда начинался их путь в небо. Оба выходца с Украины получили образование в российских вузах, оба увлеклись идеями Циолковского, работали в Реактивном НИИ, пострадали от политических репрессий, а после работали на оборону страны в тюремных КБ. А в 1945–46 годах вместе оказались в поверженной Германии, изучая ракетное наследство фон Брауна. Там же, в Германии, Королёв познакомился с молодым (родился в 1917 году) конструктором Василием Павловичем Мишиным, выходцем из крестьянской семьи, из деревни Бывалино под Павловским Посадом. Василий Павлович начинал свой путь простым рабочим в ЦАГИ, окончил Московский авиационный институт и уже во время войны в КБ Болховитинова разрабатывал первый советский ракетный самолёт БИ-1. Как специалист по авиационным ракетным двигателям и он был направлен в Германию, изучать Фау-2, здесь и познакомился с Королёвым, и стал его первым заместителем в ракетном ОКБ-1 на долгие годы. Вот эти три богатыря и стали той могучей кучкой, вокруг которой сплотились сотни, тысячи талантливых конструкторов и инженеров, целая армия специалистов и рабочих, что вывела нашу страну на высочайший уровень науки и техники.

Конечно, все решения по созданию космической отрасли принимались политическим руководством нашей страны. Сталин уделял повышенное внимание разработкам передовой техники. Конечно, обидно было учиться у нацистских конструкторов азам ракетостроения, но у них же учились и американцы, ведь даже создатель американской атомной бомбы Роберт Оппенгеймер был выходцем из Германии. А наша первая баллистическая ракета Р-1, созданная Королёвым, Мишиным и Глушко, была повторением брауновской Фау-2 и летала, как и она, на 300 км. Но уже к концу сороковых годов с полигона Капустин Яр под Сталинградом новые советские ракеты класса "Р" летали всё дальше и дальше.

Перед самой своей смертью, в феврале 1953 года, Сталин подписал распоряжение о создании мощной баллистической ракеты, которая могла бы наносить удары по врагу на других континентах. Это была ракета Р-7. Преобразованная под мирные цели, она и вывела наш первый спутник на околоземную орбиту.

Известный советский конструктор ракетных двигателей В.И. Гуров пишет в своих воспоминаниях: «До запуска первого искусственного спутника Земли оставалось менее двух месяцев. В августе 1957 года Вернер фон Браун публично заявил в конгрессе США о том, что русские в попытке освоения космоса далеко отстали от американских достижений. Сытые американцы не могли представить себе русский темп созидания новой техники. А вместе с тем в мае 1957 года было завершено строительство космодрома Байконур. Бытует легенда, по которой руководство СССР ради обеспечения режима секретности огласило на весь мир, в качестве отвлекающего маневра, затею об освоении целинных земель в Казахстане. А строительство возле малюсенькой станции Тюратам (так вначале назывался космодром) – это, мол, всего-навсего строительство грандиозного спортивного комплекса с обязательным огромным стадионом».

Удивительную неосведомлённость проявили американцы, несмотря на всю их хвалёную разведку! А ведь запуск первого спутника намечался ещё на 15 мая 1957 года, но первый и второй запуски оказались неудачными, ракеты уклонялись от траектории и падали, едва успев подняться. Может быть, действительно слишком спешили наши специалисты? Но ведь это на самом деле была "космическая гонка", даже сам Королёв настоятельно предлагал правительству не готовить к запуску тяжёлую орбитальную станцию – "объект Д", как именовалась она в секретных документах – а ограничиться запуском "простейшего спутника", лёгкого, но символически напоминающего нашу планету своим шарообразным видом. Мнение Королёва победило, и ракетоноситель дорабатывался всё лето и осень 1957 года бешеными темпами. Всё время старались облегчить конструкцию и добились в этом значительных успехов. Несколько раз запуск откладывался, срабатывали аварийные системы из-за постоянно проявляющихся неполадок. Наконец 21 августа 1957 года первая баллистическая межконтинентальная ракета успешно стартовала и достигла полигона на Камчатке. 27 августа вышло Сообщение ТАСС о создании в СССР межконтинентальной ракеты. Итак, ракетоноситель для спутника был готов, и вот, вечером 4 октября 1957 года это свершилось: "Спутник" был выведен на околоземную орбиту!

Казалось бы, металлический шарик, игрушка – и ради этого были истрачены колоссальные средства, в то время как Россия едва оправлялась от послевоенной разрухи!.. Но мы видим сейчас, как наш мир потрясают военные конфликты, как нарастает напряжённость между странами. Существуют тысячи причин для вражды и войны, для взаимного самоистребления. А что объединяет человечество?

Есть ли те скрепы, что не позволяют народам и странам окончательно перессориться и истребить самих себя? Такие скрепы есть – это победы человечества над мёртвой материей, это прорывы в будущее. Первый спутник и был таким прорывом, он объединил человечество, заставил людей понять, что мы все едины, и будущее у нас всех – одно.