Ста лет нам не хватило

«Убийство легло на совесть и душу всего народа. Виноваты все в той или иной степени…»

Сто лет мы пожинаем прямые последствия этого страшного преступления нашего народа — отречения от Царя и попустительство его заклания, вместе с Августейшим Семейством и присными.

Я теряюсь, когда читаю в соцсетях неожиданно злобные выпады против Государя Николая II со стороны людей, с которыми разделяю многие воззрения. Но вот вдруг — то один уважаемый журналист в популярном ток-шоу заявляет, что не желает каяться за убийство «Николашки» (термин не его, но еще одного коллеги-писателя), ибо ни в чем не виноват. Как правило, это адепты «красного проекта» так высказываются, с которыми у меня во взглядах на устройство социального государства, на антибандеровщину, на наличие единого советского прошлого — много общего.

У меня нет ни злости, ни раздражения, а есть лишь глубокое сожаление. И понимание, что до уврачевания раскола еще очень далеко. Ста лет нам не хватило.

И стопятидесятитысячный ночной 22-километровый Крестный ход из Екатеринбурга до Ганиной ямы, возглавленный Святейшим Патриархом Кириллом, для меня свят, космичен и глубоко личен, а для многих моих товарищей и коллег — увы, нет, и даже «нехорошо» раздражающ.

Но для всех нас — даю цитату «Из Слова о Цареубийстве, сказанного Святителем Иоанном (Максимовичем) в брюссельском Храме-Памятнике в 1962 году».

«...Не сразу оно совершилось, подготавливалось постепенно.

Гнусная клевета поколебала преданность Царю и даже доверие к Нему значительной части русской общественности. В связи с тем наступившему, искусно вызванному мятежу не было дано должного отпора ни властями, ни обществом. Малодушие, трусость, предательство и измена во всей полноте были проявлены ими. Многие поспешили искать доверия и милости от преступников, пришедших к власти. "Народ безмолвствовал" сначала, а потом быстро начал пользоваться создавшимися новыми условиями. Каждый старался о своей выгоде, попирая Божественные заповеди и человеческие законы. О т к р ы т о не было ничего сделано в защиту Государя и Престола. Молчаливо принято было известие о лишении Царя и Его Семьи свободы. Втайне лишь возносились молитвы и воздыхания теми немногими, кто не поддался общему искушению и понимал преступность тех деяний. Посему Государь оказался всецело в руках своих тюремщиков и новой власти, знавшей, что может сделать все, что хочет.

Убийство легло на совесть и душу всего народа. Виноваты все в той или иной степени: кто прямым мятежом, кто его подготовкой, кто изменой и предательством, кто оправдыванием совершившегося или использованием его к выгоде себе. Убийство Царя-Мученика есть прямое следствие их.

Кровь Его на нас и на чадах наших. Не только на современном поколении, но и на новом, поскольку оно будет воспитано в сочувствии к преступлениям и настроениям, приведшим к Цареубийству.

Лишь полный духовный разрыв с ними, сознание их преступности и греховности и покаяние за себя и своих предков освободят Русь от лежащего на ней греха.

/.../ Храм этот духовно объединяет всех преданных памяти Царя-Мученика и верных нашему страждущему Отечеству, и является символическим надгробным памятником Царской Семьи и всех с Нею и за Нее пострадавших. Таким он останется пока, по Милости Божией, не будет от лица всего Русского Народа воздвигнут величественный Храм над грозной Екатеринбургской шахтой».

Храмы воздвигнуты — и в Екатеринбурге, и на Ганиной яме… Но мы все еще больны. Есть ли шанс на исцеление?