Стань всем для своего ребенка, вдохновляя его на перемены

Детям не нужно, чтобы взрослые были совершенными. Никогда. Они не хотят, чтобы мы были не ошибающимися или безгрешными. Дети знают, что каждый раз, когда мы изображаем безгрешность, мы становимся лицемерными.

Дети знают, что, когда мы изображаем доброту, мы говорим ложь и «сами себя и друг друга» выставляем на посмешище. Они не ищут совершенства. Они ищут искренности, неподдельности, уважения; уважения прежде всего к себе самим, а потом и к ним. Они ищут духовного труда, чтобы можно было почувствовать, что мы потрудились душой и серьезно относимся к тому, что значит жизнь, мир, Церковь.

Они хотят убедиться, действительно ли вы – личность. А когда увидят, что наше поведение двулично и притворно, когда столкнутся с нашим лицемерием, они этого не выдерживают. Их приводит в ужас не просто какой-нибудь наш грех, а тот бесконечный спектакль, который мы добровольно разыгрываем.

Дети уважают грешных людей. И всё в них рушится, прежде всего, из-за нашего лицемерия. Как один ребенок сказал мне:

– Я рад, что у меня такой отец, конкретно вот этот мой родной отец. Мы очень хорошо ладим с отцом. Он меня понимает, поддерживает, уважает. Он считается со мной и помогает. Отец меня радует.

Очень редко бывает, чтобы ребенок сказал такое. А твой ребенок может сказать о тебе: «Я рад, что у меня такой отец. Я рад, что у меня такая мать»?

Я, естественно, имею в виду не ту радость, которую испытываешь от общения с кем-то, с кем тебя связывают общие страсти и грехи. Я имею в виду не то, что как-то сказал мне один лицеист:

– Мы с отцом отлично ладим, он меня так радует. Мы с ним очень хорошо ладим. Даже курим вместе. Он наконец-то понял это, и сейчас я от него не прячусь, мы с ним понимаем друг друга. И мама курит вместе с нами, они меня посылают, и я покупаю сигареты на всех нас. И им беру, и себе. У нас замечательные отношения.

Я не это имею в виду, чтобы нас связывали общие страсти. Хотя даже эта связь может содержать такую неподдельность и закваску, которая способна привести к лучшему результату. Но сейчас я говорю о людях, живущих Церковью и стремящихся поддерживать хорошие отношения со своими детьми. Так воодушевлять ребенка, чтобы он считал тебя своим другом, но испытывал к тебе также и уважение, некое священное чувство.

Я имею в виду дружбу, которая будет создавать между вами близость, но и уважение тоже. А еще четкие границы. Связь и равновесие между словами для всех я сделался всем, как говорит святой апостол Павел (1 Кор. 9, 22), и сказанным в другом месте, что каждому подобает «честь» соответственно его месту в обществе (ср. Рим. 13, 7). Стать всем для своего ребенка, сойти до его уровня – да. Говорить так, чтобы он понял, что ты его чувствуешь, – да. Но не превращать себя в ничто и прозябать с ним внизу, не вдохновляя его на перемены.

Плод неподдельной близости и дружбы – когда у тебя есть представление об иной жизни, и ты передаешь его своему ребенку. Когда можешь открыть своему ребенку смысл и цель жизни – отличные от того, что он сам по своей незрелости находит. Чтобы он делал шаги вперед, преуспевал, развивался, возрастал. Чтобы почувствовал, что «отец и мать спускаются до моего уровня, но потом поднимают меня выше, и это делает меня богаче. Они открывают мне горизонты, о которых я бы и не догадался, выводят из детского мира наивности и беззаботности и помогают созреть духовно. Глядя на их отношения и нравственный облик, я познаю Христа. Они открывают для меня любовь, Церковь, чистоту, невинность, истину, красоту жизни».

Следовательно, быть родителем значит, что я не просто опускаюсь до уровня моего ребенка и занимаюсь его делами: играю в то, во что играет ребенок, говорю, как говорит ребенок, занимаюсь спортом, как мой ребенок. Всё это хорошо, но это только первый шаг – сойти до его уровня. А что ты дашь ему потом? Каким будет твое контрпредложение против того, что предлагает ему общество зрелищ и потребления? Куда ты можешь повернуть его интерес? Есть ли у тебя содержание, которое ты можешь передать ему? Переживаешь ли ты что-нибудь качественно, чтобы и ребенку предложить такое, что обогатит его жизнь? Эту красоту, которой ты очарован в душе?

Если ты живешь этим, то выдашь себя. Если ты живешь этим, оно выйдет наружу, проявится, и ребенок увидит это и обрадуется. Он почувствует, что получает от тебя нечто важное, такое, чего ему не дают нигде в другом месте.

Старец Паисий говорит, что, «когда дыни созревают, то, даже если их в поле не видно, выдают себя ароматом. Незрелые, сколько на них ни наступай и ни дави, едва пахнут. А спелая благоухает и сама себя выдает». И ты, когда у тебя есть качество жизни, существенно поможешь своему ребенку.

Святой апостол Павел говорит: И вы, отцы, не раздражайте своих детей (Еф. 6, 4). Говоря «отцы», он имеет в виду родителей вообще, не только отцов, но и матерей. Не раздражайте своих детей. В одной книге я как раз об этом и прочел, что главная проблема детей – это их раздражение против родителей. Они злятся на родителей. Потому что подход родителей к ним вызывает у них гнев.

Посмотрите, какой это мудрый совет. В Ветхом Завете вообще очень много советов. В Ветхом Завете много и педагогических советов: в Книге премудрости Соломоновой, в Притчах Соломоновых и др., но в Новом Завете советы просты, кратки, зато очень сильны и существенны. Как совет Господа: Почитай своего отца и мать – такие простые слова, но в этом почтении сокрыта вся тайна жизни. Вы видели, что он говорит: «Чтобы тебе жить долгие годы на этом свете» (ср. Исх. 20, 12). Святой апостол Павел говорит то же самое. Он обращается к отцам и детям: Почитай своего отца и мать (Еф. 6, 2–3). Простой совет, но он, однако, снимает огромную дозу напряжения в доме.

Дети часто испытывают давление со стороны родителей. И возмущаются своими родителями. Они чувствуют, что с ними поступают несправедливо. А потом начинают скатываться с правого пути, ища себе иных просторов, иных способов развлечения, иных компаний, которые примут тебя таким, какой ты есть, без критики и бесконечных претензий, без этого негодования, которое часто выражают родители. Без постоянных упреков.

Дети говорят:

– Я иду домой, а родители меня там всегда отчитывают. Постоянно говорят то, о чем прекрасно знают, что это меня выводит из себя. Постоянно говорят одни и те же слова, о которых знают, что я прихожу от них в ярость. Без конца выдают одни и те же комментарии, одни и те же замечания о моих друзьях и одежде. И делают так, что выводят меня до невозможности.

Великое дело – не прогневлять другого. И вот один секрет, как его не прогневлять: если ты испробовал какой-нибудь совет и видишь, что он не помогает, или испробовал какое-нибудь слово и знаешь, что оно, если его произнести, смерти подобно и всегда приводит к крику, тогда секрет таков. Эти обидные слова, это унизительное замечание или эпитет, который оскорбляет твоего ребенка и приводит к ссоре и напряжению, – не говори его во второй раз. Как-нибудь замени его, скажи что-нибудь другое, но только не говори тех же самых слов, которые всегда приводят к ссоре и крикам.

Все мы совершаем достаточно много ошибок. А так хотя бы созреем на собственных ошибках. Чтобы не допускать без конца одних и тех же оплошностей. Ты что-нибудь попробовал и увидел, что оно не помогает? Так не делай этого во второй раз. Ведь дети уже не принимают тебя всерьез и не получают от этого ни пользы, ни помощи. И знаете, что они говорят?

– Когда мать начинает меня ругать, она похожа на включенный плеер! Я к ней уже привык. И знаю: она будет так продолжать минут 20, говорить-говорить-говорить одно и то же, одно и то же. Я знаю всё, что она скажет, потому что она всегда говорит одно и то же. А в итоге всё равно будет так, как я хочу. И я проявляю терпение, ухожу в свою комнату, а время идет…

Но это же не близкие отношения! Насколько ближе те отношения, в которых присутствует любовь. А здесь отношения сопряжены с гневом и напряжением или безразличием. И мы начинаем ощущать себя чужими в собственном доме.

Другой может столько рассказать о вашей семье. Но больше всего о ней можешь рассказать ты. У вас есть такое право. У вас ведь столько раз появляется повод чувствовать себя огорченными, озадаченными и подавленными, но вы столько же раз и не имеете на это права. У всех нас и есть, и нет этого права. Причем одновременно. Потому я и сказал, что ничего из того, о чем я здесь говорю, не может касаться всех в равной мере. Однако всех нас может касаться нужда в молитве. Молитве всех за всех. Чтобы мы молились друг за друга, за свою семью. Чтобы молили Бога, да просветит нас.

Сказанным сегодня мы положили малое начало. Сегодня мы совершили невидимый переход в семью и увидели радость и боль, которые она скрывает. Сказали и о некоторых ошибках, которые наверняка совершаешь и ты, родитель. И если я тебя огорчил, если обидел, если сделал резкие и ошибочные выводы, основываясь на собственных домыслах, прости меня!

Знаю, у тебя есть право думать так, как ты думаешь. Но Христос хочет, чтобы мы заглядывали в себя и находили, что у нас не так. Чтобы понимали, если где согрешим. И молили Бога, да даст нам просвещение, да усладит нашу душу, наши поступки и слова, чтобы усладились и души наших детей, которых мир так сильно огорчает и хочет увести прочь от Бога.