«Мы все – воины Христовы»

Беседа с иереем Сергием Олисовым о настоящей войне и воинах.

Настоятель храма в честь Державной иконы Божией Матери в Гдове отец Сергий Олисов рассуждает о необходимости ведения войны: что это за война, в каких случаях она необходима, кто должен воевать и как. А воевать, по убеждению священника, должен каждый христианин.

– Мы все и всегда воюем, даже когда мир на земле: речь идет о войне духовной. Действительно, такая война не прекращается ни на мгновенье. В таинстве Крещения даже младенца уже называют воином Христовым. С кем должен воевать этот воин? Кто наш главный враг? – «Наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесной» (Еф. 6, 12). Но дьявол пытается убедить людей, что его нет; а раз зла нет, то и бороться не с кем – мне всё позволено, могу делать любые пакости безнаказанно. А ведь это всего лишь отвлекающий маневр.

– Современный человек смотрит на всё преимущественно материалистически.

– Современный человек разучился смотреть на мир, на подлинные причины, приводящие к войнам и прочим потрясениям. Духовная подоплека остается за кадром великих сражений и катастроф. Авторитетные мужи объясняют всё происходящее понятными земными категориями: то это «классовая борьба», то «борьба за ресурсы», то «борьба за рынки сбыта» и т.д. и т.п. Но именно в духовном-то пространстве и вызревают все земные события – плохие и хорошие. От того, как человек ведет духовную борьбу со своим собственным злом, зависит общий ход истории. Всякое содеянное лично нами зло – это наше поражение и победа дьявола.

Отрицание или незнание духовных законов не отменяет их действия – если разгильдяю в школе «по барабану», что семью восемь – 56, это не рушит таблицу умножения. То же и с духовными реалиями.

– Как это проявляется в истории мира?
– В ответ на междоусобицы в Древней Руси мы получаем то крестовый поход каких-нибудь тевтонцев или шведов, то нашествие Мамая. Чуть позже, когда снова позабыли родную веру и культуру, увлеклись европейским духом (в то время – уже душком), пришел Наполеон, и вовсе не в виде торта, а с 12-ю языками. Потом объявили «безбожную пятилетку» – и из самого ада получили Гитлера. И так до сих пор: каждый раз, когда мы пренебрегаем соблюдением духовных законов, мы страдаем от последствий этого несоблюдения – всё как в Библии с избранным народом, Ветхий Завет буквально кричит об этом.

А земная война – это воплощение войны духовной, непрерывной и коварной, войны дьявола с Богом и его любимым творением – человеком. Но, слава Богу, войной не вечной. Закончится земной век, вместе с ним закончится злоба дьявольская, как начало всякой войны. И наступит мир во веки веков, и «будет Бог Всяческая во всех». Кстати, вспомните последние слова Библии: «Ей, гряди, Господи Иисусе!» (Откр. 22, 20) – это такая светлая тоска по Богу, горячее желание христианина быть с Ним всегда, а никакой не страх, который некоторые люди испытывают почему-то при слове «апокалипсис».

– Когда становится необходимой война физическая?
Когда в опасности семья, Отечество, ты должен встать на их защиту

– «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за други своя» (Ин. 15, 13) – в этих словах Христа – ответ на все времена. Когда в опасности семья, Отечество, ты должен бросить всё и встать на их защиту. Это становится священной обязанностью. Кто только не шел на нашу землю – Батый, тевтоны, Мамай и прочие Гиреи, Батории, Делагарди, Сигизмунд, Карл XII, османы, Наполеон, Вильгельм, Гитлер. От этих непрошенных гостей было некуда деться, нужно было выбирать не только между своей собственной жизнью или смертью, но жизнью и смертью своего народа. Приходилось бросать соху и браться за меч. Вот что писал генералу Петру Коновницыну в 1812-м году его девятилетний сын:
Постыдно будет нам
От бою уклоняться,
Когда священный долг
И честь велят сражаться.
И если война была справедливой, если мы действительно защищали свою веру, народ, Отечество, то нам никогда не будет стыдно за честь мундира: наши предки не отвечали врагу злом на зло. Имена Суворова и Ушакова золотом вписаны в историю Европы – им целовали руки и устанавливали памятники.
Если хотите оценить духовный стержень народа, взгляните на его военную историю – это один из хороших способов познакомиться с народом. Благородство, великодушие, милосердие – вот неотъемлемые качества настоящего воина.
 
Русская армия вступает в Париж

– Русское воинство всегда славилось этими качествами.
– Да, слава Богу, мы находим множество примеров этому в родной истории. В доказательство приведу выписку из приказа по войскам Государя Александра I от 25 декабря 1813 года:
«Воины!
Мужество и храбрость ваша привели вас от Оки на Рейн. Они ведут нас далее. Мы вступаем в пределы той земли, с которой ведем кровопролитную, жестокую войну. Мы уже спасли, прославили Отечество свое, возвратили Европе свободу, ее независимость. Остается увенчать великий подвиг сей желаемым миром. Да водворится на всем шаре земном спокойствие и тишина.
Да будет каждое царство под собственною своею властию и законами благополучно!

Сие есть намерение наше, а не продолжение брани и разорения.

Неприятели вступили в средину царства нашего, нанесли нам много зла, но и потерпели за оное страшную казнь. Гнев Божий покарал их. Не уподобимся им: забудем дела их; понесем к ним не месть и злобу, а дружелюбие и простертую для примирения руку.
Слава Россиянина – низвергать ополченного врага и по исторжении из рук его оружия благодетельствовать ему и мирным его собратиям.
Любите враги ваша и ненавидящим вас творите добро».
Евангельские идеалы лежат в основе русской воинской доблести
Как видим, именно Евангельские идеалы лежат в основе русской воинской доблести.
– Некоторые люди спрашивают, как возможно совместить молитву о даровании «мира мiрови» с прославлением воинов и вождей, «на поле брани живот свой за веру и Отечество положивших».
– Упоминавшийся уже генерал Петр Петрович Коновницын, наставник будущего императора Николая I, писал ему:
«Вступать в войну надобно всегда с сожалением крайним, производить оную как можно короче и в единственных видах продолжительного мира. Предпочитать мир войне, но уж коли воевать придётся, то надо заплатить собою, принести Отечеству нашему услугу, хотя бы то стоило самой жизни…».
Видите: настоящий воин ценит и бережет мир, потому что даже худой мир лучше «хорошей» войны. Любая война несет зло, но умереть, защищая кого-то, – честь.
– Какие качества, по вашему мнению, характеризуют воина-христианина?
– Настоящий воин – миротворец, а значит, даже если не ведает Христа, уже отчасти близок к Нему.
Настоящий христианин – воин духовный, а значит, ведет на своем поле невидимую брань. Всякому, подчеркиваю, всякому христианину надлежит воевать – и, прежде всего, со своим злом, со своей гордыней.
 
Майор Владимир Чупин
– Что можно сказать о нашем времени: оскудело ли оно на сильных духом героев?
– Приведу только несколько из сотен тысяч примеров торжества правды, духа, веры над страхом смерти, над плотью. Вспомните недавний подвиг нашего воина Евгения Родионова, который, будучи в плену у боевиков, отказался снять крест, предпочел погибнуть, но не предать Христа. А полковник Серик Султангабиев, который бросился на гранату, выпавшую из рук бойца на учениях? А майор Владимир Чупин, совершивший такой же подвиг и погибший? А семилетний Женя Табаков, спасший свою сестру от насильника и тоже отдавший свою жизнь? А Георгий Великанов, алтарник московского храма, который бросился на рельсы, чтобы спасти бездомного, и также погиб? Это примеры, на мой взгляд, евангельские. И их, поверьте, очень много – надо только уметь их видеть. Полковник Олег Федюра, простой парень Рашид Салахбеков, врач Нана Адамадзе, майор Сергей Еременко – просто почитайте об этих и других людях, и вы убедитесь, что как народ мы еще не пропали. Мы еще можем, слава Богу, сражаться со злом.
Как народ мы еще не пропали. Мы еще можем, слава Богу, сражаться со злом
– А чем христианское стремление к миру – в сердце и вселенной – отличается от пацифизма?
– Пацифизм как отказ от борьбы со злом никогда не приведет к победе над ним, но к постыдному – духовному и физическому – поражению.
Если непротивление злу земному гибельно для пацифиста в этой временной жизни, то пацифизм духовный делает человека легкой добычей врага нашего спасения. Пацифист не пойдет умирать «за други своя» или даже за свои убеждения, т.к. это всего лишь одно из проявлений любви к себе. Христианское же стремление к миру достигается самоотвержением и борьбой со страстями. И Христос, говорящий: «Блаженны миротворцы», также настаивает: «Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною, ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня, тот обретет ее» (Мф. 16, 24–25). Христианское отвержение себя подразумевает борьбу, ежедневный отказ от потакания собственной гордыне, эгоизму – вот тогда мы сможем стать миротворцами в собственном сердце и попытаться свидетельствовать вокруг нас о том духе мирном, о котором говорил преподобный Серафим Саровский. Вот задача воина Христова, кем бы он ни был – солдатом ли, врачом, школьником, профессором. Мы все – воины Христовы, и дай нам Бог сил в противостоянии злу.