Брекзит – начало конца Британской империи?

Правительство Т. Мэй потерпело сокрушительное поражение в Палате общин (британском парламенте) по соглашению с ЕС о выходе из этого блока (брекзит). Как известно, камень преткновения здесь – включение Северной Ирландии (Ольстера) в таможенный союз с Ирландией и, соответственно, с ЕС. Но в Брюсселе и Дублине настаивают именно на этом варианте «развода» Брюсселя с Лондоном.

Ирландцы, напомним, вплоть до начала минувшего века были фактически на положении рабов британского бизнеса, подчеркнем, с середины XII столетия — со времени завоевания Ирландии Лондоном. Британские репрессии против ирландцев, даже только заподозренных в национализме, и жестокая эксплуатация колонизаторами этого народа унесли сотни тысяч жизней ирландцев. Куда большее их число были вынуждены эмигрировать. По сути, в Британии режим апартеида был апробирован именно на ирландцах. (Впоследствии его повторили в ЮАР в 1910–1980-х гг.)

Кровопролитное ирландское национальное восстание 1916-1921 гг. вынудило Лондон провозгласить Ирландию британским доминионом в 1921-м. Но до 80% территории Северной Ирландии (Ольстер) Лондон сумел сохранить за собой. Однако Дублин не смирился с этой оккупацией: в 1937-м Ирландия в своей новой конституции была объявлена республикой (т.е. с тех пор вместо британского генерал-губернатора там избирается президент), причем включающей Ольстер. Тем самым, была легализована поддержка ирландскими властями антибританских повстанческих групп в этом регионе.
Сильнейшей из них поныне остаётся «Ирландская республиканская армия» (ИРА). И хотя уже лет 35 между ней и Лондоном сохраняется перемирие и с середины 1990-х она официально отказалась от терроризма, но идеология воссоединения Эйре (ирландское название Ирландии) остаётся прежней, как и во многих других политических партиях/группах Ольстера.
Очевидно, что включение Ольстера в таможенно-экономическую территорию Ирландии и всего Евросоюза означает, по крайней мере, экономическое отторжение этого региона от британской короны.
Многие британские СМИ отмечают в этой связи, что, якобы, в руководстве ЕС поддались националистическому лоббизму весьма влиятельной ирландской диаспоры в США. А значит — и самих Штатов, в том числе потому, что г-н Трамп будто бы предрасположен к «великоирландской идее», ибо его мама — шотландка (отец — немец). Вдобавок, по тем же оценкам, Вашингтону уже претит признавать Великобританию своим равноправным союзником, по статусу равным США.
Кстати, когда в начале 1990-х формировалась Североамериканская зона свободной торговли (НАФТА: США, Канада, Мексика), Вашингтон и Оттава предлагали Лондону включить в эту зону или ассоциировать с ней британские близлежащие Бермудские острова — один из мировых офшорно-реэкспортных центров. Но в тот период Великобритания отстояла свои интересы на Бермудах и их британский статус, отказавшись подключить эти острова к НАФТА. То ли дело - нынешняя ситуация с Ольстером в контексте брекзита?
Так ли иначе, но нелишне заметить, что ИРА время от времени помогало американское ЦРУ, чтобы добиваться от Лондона серьезных политических уступок. Скажем, решение Лондона в 1972-м разрешить ВВС и ВМС США пользоваться (с 1973 г.) островом Диего-Гарсия в центре Индийского океана – крупнейшей британской военной базой – совпало по времени с эскалацией новых антибританских эксцессов, опять же в Ольстере.
А о весомости ирландской диаспоры в США и ирландской политики Вашингтона убедительно свидетельствует вполне конкретная информация британской Би-Би-Си от 13 марта 2002 г.: «Месяц, когда в Штаты прибывают с визитами президент или премьер Ирландии, объявляется "месяцем ирландского наследия в США". А наследие это немалое: за истекшие 300 лет многие миллионы ирландцев эмигрировали в Штаты. Сейчас в США живут около 40 млн американцев ирландского происхождения. Значительный приток ирландцев в США был отмечен еще в начале XIX века, когда ирландцы-католики бежали от преследования протестантских властей Великобритании».
Далее поясняется: «То были эмигранты сперва "экономические", но достигли они высот в финансовом бизнесе, политике, военной области. В армии Дж. Вашингтона в конце XIX века было 20 генералов-ирландцев, предки самого Вашингтона также были выходцами из Ирландии. Своим ирландским происхождением гордились президенты Рональд Рейган, Джон Кеннеди, Билл Клинтон». А далее – еще больше конкретики: «Основным источником финансирования и поставок оружия католическим экстремистским организациям, добивающимся объединения Ирландии, стали американцы ирландского происхождения».
В заключение приводится мнение профессора Эдриана Гелке из Королевского университета в Белфасте: «Ирландцы продолжают ощущать особую близость американцев. Ирландия по-прежнему смотрит на Америку как на своего любимого брата».
И такие оценки лучше всего иллюстрируются тем, что правительство Ирландии на днях подтвердило своё несогласие с вариантами, изменяющими «ольстерские» условия выхода Великобритании из ЕС.
Тем временем на фоне ситуации с экономическим (пока экономическим!) статусом Ольстера в ЕС в связи с брекзитом центробежные тренды, похоже, усиливаются в Шотландии.
Ее первый министр Никола Стерджен, глава Шотландской национальной партии, в октябре прошлого года заявила, что этот регион стремится к тому же статусу в ЕС, что будет у Ольстера после выхода Лондона из Евросоюза. Кстати, референдум о выходе Шотландии из Соединенного Королевства был проведен еще в 2014-м, но тогда 55% голосовавших высказались против этой идеи. Однако, по данным социологических опросов, проведенных в 2016-2017 гг., сторонников независимости и одновременно участия Шотландии в ЕС становится всё больше. Что подстёгивается тем же брекзитом, предусматривающим включение Ольстера в экономическую зону Евросоюза. Еще в октябре 2016-го правительство заявило, что начнёт подготовку к повторному референдуму о независимости от Великобритании, если состоится её выход из ЕС.
Поясним: Шотландия, занимая почти половину территории Великобритании, была независимым государством с 843 года. Независимость была ликвидирована в 1707-1708 гг., когда Шотландию аннексировала Англия. Но параллельно с развитием в середине XIX – начале XX века ирландского сопротивления центробежные тренды набирали силу и в Шотландии. Там была создана Национальная Лига, преемницей которой в 1934 г. стала вышеупомянутая Шотландская национальная партия, правящая в этом регионе с 2007 года.
По данным Би-Би-Си и других британских источников (2015-2018 гг.), растет число шотландцев, недовольных, главным образом, тем, что, во-первых, свыше 60% ежегодных доходов нефтегазовой отрасли региона, созданной в начале 1970-х (на базе крупных нефтегазовых месторождений вблизи шотландского побережья), перечисляется в бюджет Великобритании. Во-вторых, более высокие, чем в Англии, темпы роста экономики и товарного экспорта Шотландии не сопровождаются расширением ее административно-экономической автономии. В-третьих, шотландский язык, родственный, но не идентичный английскому, поныне не имеет статуса второго государственного в регионе. Причем шотландский сохраняется там вопреки целенаправленной политике Лондона по окончательному вытеснению этого языка английским. Очевидно, что эти факторы усиливают антибританские настроения в Шотландии, как и ее оппозиционность в отношении выхода Великобритании из ЕС.
В контексте брекзита отношения Лондона с заморскими территориями* тоже стали ухудшаться.
Так, 1 мая 2018 г. британское правительство предписало своим зарубежным территориям легализовать к концу 2020-го информацию об участниках офшорно-реэкспортного бизнеса и рынка недвижимости. Но все администрации территорий раскритиковали это решение, более того, заявили, что оно едва ли выполнимо ввиду его ущербности для них.
Столь коллективная фронда породила экспертные прогнозы в ряде британских СМИ о скором отделении от Лондона тех же территорий, скорее всего, одновременно с брекзитом или вскоре после него. Такой сценарий считают возможным и британские власти. Чтобы как-то смикшировать разногласия с британским зарубежьем, Палата общин 7 января 2019-го разрешила этим территориям самостоятельно чеканить британскую валютную монету с февраля с.г. Пока речь идет о 12-гранных монетах номиналом в один фунт стерлингов. Причем на них не возбраняются рисунки/изображения, отражающие географию, природу, историю и культурное наследие каждой из территорий. Этот шаг расценивается британскими аналитиками еще и как попытка Лондона предотвратить долларизацию данных территорий, так как она тоже предопределит их отделение от Великобритании.
Словом, экономически, а затем и административно-политически Северная Ирландия может включиться в состав Ирландии после брекзита. Последствия такого сценария, в свою очередь, наверняка простимулируют сепаратизм в Шотландии и заморских британских территориях, тем более — с учетом упомянутой ситуации в их взаимоотношениях с метрополией. Естественно, ущерб понесут и геополитические позиции Великобритании. А в выигрыше окажутся США...

* Заморские территории Великобритании находятся во многих регионах мира: в Индийском океане (острова Чагос), Европе (Гибралтар, Декелия и Акротири на юге Кипра), Атлантике (о-ва Бермудские, Фолклендские, Святой Елены, Вознесения, Тристан-да-Кунья), Карибском бассейне (о-ва Ангилья, Виргинские, Каймановые, Монтсеррат, Теркс и Кайкос), вблизи Антарктиды (о-ва Южная Георгия, Сандвичевы), на Тихом океане (о. Питкерн).