В статье Леонида Орленко «Что мешает модернизации» («Стратегия России», № 2, 2010) есть два аспекта, требующие, по моему мнению, дополнений и уточнений. Планово-рыночная экономика противопоставляется другим экономическим системам как наиболее перспективный вариант модернизации экономики России.

С этим трудно не согласиться. Однако, к сожалению, сознательно культивируемое положение методологии науки, в первую очередь общественной, таково, что вместо адекватных теоретических подходов распространяется дезинформирующее наукообразие. Следствием такого положения являются и упущения в статье «Что мешает модернизации».

Модернизация России по необходимости требует участия всего спектра общественных наук. Центральным моментом в построении эффективной и социально справедливой системы в стране является политическая экономия. Наиболее адекватный жизненным реалиям системный классический подход к политической экономии давно известен. Он был предложен Д. Рикардо. Этот подход рассматривает политэкономию как способ раздела продукта, произведенного природой и трудом народа. Способы раздела могут быть различными - и нравственными, и безнравственными, и стимулирующими развитие, и разрушительными. Они естественно включают сознательное творчество людей. Именно этот подход, в отличие от исследования причин богатства народов, Рикардо считал «истинным предметом науки».

К сожалению, в науке пока культивируется религиозно-философская архаика. Она содействует тому, что и классическая теория государства, и классическая политическая экономия, наиболее адекватно отражающие общественную практику, были вынесены, так сказать, за скобки науки. Более того, в некоторых случаях они активно изгоняются из научных исследований и учебного процесса.

При рикардианском подходе к политэкономии не только легко сравнивать рассмотренные Л. Орленко экономические системы, но и строить эффективную структуру мирового политэкономического раздела, исключающую социальную несправедливость, кризисные и другие негативные элементы мировой экономики. Эта структура необходима в качестве ориентира модернизации и российского хозяйства.

Необходимо сразу же заметить, что цивилизационной спецификой СССР в его модернизации была ориентация на построение мировой нравственной системы. Существовал в науке и на практике соответствующий тип традиционной государственности, структурированный нравственными доктринами православия и марксизма. Опять же, к сожалению, такой тип государства был исключен из научного и учебного процесса. Хотя революция 1917 года, как ее воспринимал цивилизационный теоретик А.Д. Тойнби, являлась именно такой модернизацией.

Вернемся к политэкономической составляющей модернизации России. Отличие планово-рыночной системы от капиталистической состоит в том, что на рынке труда и производства выступают не только частные собственники, а и государственные предприятия, акционерные общества. При рыночных уровнях спроса и предложения после уплаты налогов, внесения платежей за землю и капитал, в распоряжении предприятий остается предпринимательская прибыль. В том или ином виде элементы планово-рыночной системы существуют в классических капиталистических обществах. Получение государством платежей за землю, капитал, налогов на прибыль представляет обществу (при соответствующей структуризации общества и государства) плановые и управляющие финансовые рычаги.

Необходимо добавить, что жизнеспособность, успешность планово-рыночных экономик должны базироваться на нравственной идеологической доктрине, отражающей интересы всего населения и государства. В идеале такие экономики, сотрудничая и в то же время конкурируя, могут выйти на построение мирового нравственного порядка, учитывающего интересы всего человечества.

Первое замечание

Оно касается планирования и управления планово-рыночной системой. В такой системе естественен не метод индикативного планирования (зачастую необязательного для предприятий), а плановое направление бюджетных, инвестиционных и кредитных потоков.

Сосредоточение таких потоков в руках государства позволяет эффективно планировать социально-экономическое развитие народного хозяйства посредством рассчитанных на основе оптимизации этих показателей финансовых потоков. Тем самым повышается эффективность управления и планирования по сравнению с планированием натуральных показателей в экономиках «реального» социализма.

В рамках классического системного подхода к политэкономии легко строится мировая система, альтернативная глобализации - безнравственной и «безальтернативной».

Может быть, мои предложения покажутся в определенной степени фантастическими, но, забегая вперед, скажу, что они базируются на тех процессах в мировой экономике, которые уже сегодня реально происходят, которые в значительной мере определяют вектор движения человечества к единому и, подчеркну, справедливому обществу.

Для реорганизации мировой финансовой системы с целью контроля кредита, инвестиций, торговли, для ограничения процессов неоколонизации, решения международных экономических, социальных и экологических проблем неизбежно создание Мирового эмиссионного банка, деньги которого могут играть роль резервной валюты. Для контроля бюджетных, инвестиционных и кредитных потоков резервной валюты, естественно, необходимо параллельно создавать соответствующие мировые бюджетные и инвестиционные институты, находящиеся под контролем международной структуры типа ООН.

Национальные банки в такой схеме, оперируя мировой резервной валютой, могли бы играть роль региональных коммерческих банков, а платежи за кредит могли бы составлять часть мировых инвестиций и бюджета.

Глобальные бюджетные, инвестиционные структуры, а также органы, контролирующие операции с мировой резервной валютой, могли бы стать основой деятельности мирового правительства, подконтрольного представительным структурам, которые сегодня не имеют рычагов управления мировыми процессами. Такое правительство могло бы стать нравственной альтернативой существующему всепланетному финансовому хаосу. Наличие мировой резервной валюты обеспечит контролируемый товарообмен продаваемой и покупаемой за рубежом продукции. Эта система исключает возможности торгового неоколониализма, бесконтрольного вывоза капитала. В нашем частном случае она сможет исключить процессы деградации российского производства и убыли населения.

Явно просматриваются и основы мирового хозяйства, которыми должны стать интернационализированные частные транснациональные корпорации. Раздел доходов при этом должен происходить между мировым правительством, представляющим все глобальное сообщество, и национальными производителями. Доходы от мировой экономики могли бы составить другую часть мировых инвестиций и бюджета.

Исход из мировой спекулятивной финансовой системы, в том числе и нашей страны, можно сделать плавным. Для этого необходимо продавать сырьевые ресурсы не за национальную валюту, а за мировую резервную, обслуживающую мировую торговлю между странами. Покупка сырья должна быть связана с кредитами в мировом банке. Для исключения привилегированной неконтролируемой эмиссии мировой резервной валюты страны-импортеры смогут принять участие в Правлении Мирового банка.

Для возвращения кредитов и процентов по ним импортеры сырьевых ресурсов начнут продавать свою продукцию также за резервную валюту. По мере расширения сферы торговли за необмениваемую резервную валюту начнут вытесняться национальные резервные валюты, предполагающие необоснованные привилегии странам-эмитентам.

В идеале вся мировая торговля будет переведена на мировую резервную валюту, практически произойдет возврат к монополии внешней торговли отдельных стран, что исключит тотальное удушение местной промышленности импортом. Такое положение будет стимулировать как производство местной продукции, так и укрупнение рынков со сходным развитием производительных сил.

Здесь необходимо рассмотреть особенности геополитического положения России, обусловившие ее цивилизационную специфику, и перспективы вписывания ее в глобальную хозяйственную систему. Практически очевидны следующие факторы.

  1. Северное расположение, делающее производство в России дороже по сравнению со странами, находящимися в более благоприятных условиях.
  2. Достаточно обширная территория, позволяющая обеспечить продовольствием большое число людей.
  3. Расположение России в центре Евразии лишает ее удобных мировых морских коммуникаций, необходимых для мировой торговли.
  4. Наличие национально-консолидированных народов с сильными экспансионистскими традициями как вдоль границ России, так и внутри нее.

Каковы же теоретические и наблюдаемые практические следствия вписывания России в мировой рынок?

1. Отмена монополии внешней торговли, разрушение мало-мальски протекционистских границ привело к удушению затратного неэффективного и более дорогого в силу более сурового климата производства импортом. Причем не только официальным, но и контрабандным. Сырьевая структура производства в России - типично колониальная. Русское население потеряло многие возможности трудового заработка.

Однако это обстоятельство, типичное для колониальной политики западных стран, в условиях России не является самым неприятным.

2. Торговая прибыль от экспорта сырья в значительной степени перешла к пограничным странам. Они блокируют непосредственные связи России с потребителями сырья. Отсутствие высокотехнологичного производства по добыче сырья, особенно на морском шельфе, и производства по вывозу сырья отдает доходы на капитал даже в добывающих отраслях в руки иностранцев.

Бюджет государства, целиком зависящий от зарубежного производства, держит «на голодном пайке» российских бюджетников.

3. Учитывая стоимость проживания людей в России, добывающее производство и сельское хозяйство, функционирующие на частной основе, можно обслуживать вахтовым методом населением, проживающим в более благоприятных условиях. Но в отличие от Канады, где на широте Москвы никто не живет, а вахтовое обслуживание производится соотечественниками, в России это обслуживание придется на конкурентных китайцев, турков, представителей Центральной Азии. Эту тенденцию можно наблюдать воочию в Москве, где вахтовым методом на любых работах и за любую низкую по местным меркам зарплату работают выходцы из Центральной Азии. При этом нужно учитывать, что стоимость, например, квартиры в Ташкенте при конвертируемом рубле и неконвертируемой национальной валюте на два порядка меньше, чем в Москве. То есть при вахтовой работе иностранных рабочих из стран с неконвертируемыми деньгами реальный уровень заработков в рублях на порядок выше доходов жителей России.

Таким образом, при проведении либеральной политики в экономике перспективы сохранения страны и народа весьма мрачные. Россия обречена не на колониальную структуру хозяйства, а на тотальное исчезновение.

Второе замечание

Одновременное восстановление всего народного хозяйства за счет финансовых ресурсов, которыми может распорядиться правительство РФ в условиях национализации производства и перекрытия утечки капиталов за рубеж, о чем говорит Л. Орленко, - утопия. Для восстановления производства необходимы технологии и люди, могущие их обслужить. В РФ же все это разрушено или в значительной степени деградировано. Да и денег, накопленных в иностранной обесценивающейся валюте, маловато. При этом необходимо учитывать, что девальвация резервной валюты (доллара) может иметь целенаправленный характер помехи восстановления России.

В настоящее время финансы РФ привязаны к продаваемому за рубеж сырью, и их еле-еле хватает на бюджетные траты. Удушенная импортом, исчезла не только высокотехнологичная, но и другая промышленность. На значительные инвестиционные вложения денег просто нет, вымирают по возрасту и специалисты, способные работать на высокотехнологичном оборудовании.

Восстановление отечественного производства и принятие мер по прекращению вымирания населения необходимо начинать с восстановления неэффективного на мировом уровне сельского хозяйства и легкой промышленности. При этом необходимо переводить ориентацию финансов на товары, производимые в РФ. Для защиты же отечественного производства необходима политика протекционизма. Заметим, что защита сельхозпроизводителей в той или иной степени имеет место практически во всех странах. На первых порах нам нужна таможенная защита. Далее можно переходить к монополии внешней торговли в возрождаемых секторах отечественного производства. Причем не только сельскохозяйственных.

Население России зависит от неэффективной продовольственной базы, которую может обеспечить ее территория. Излишки продовольствия и сырья для легкой промышленности должны поступать государству. Эти излишки могут являться частью платежей за капитал и ренты.

Наличие товаров первой жизненной необходимости в руках государства, наряду с доходами от экспорта сырья, позволит создать жизненную базу населению, занятому не только в бюджетных областях, но и в защищаемых, потенциально конкурентоспособных высокотехнологичных секторах производства, инвестируемых государством. А именно: в электронике, машиностроении и др. Продукция этих секторов с учетом автоматизации и роботизации будет способствовать повышению производительности труда и конкурентоспособности во всех сферах экономики.

При достижении конкурентоспособности, которой все промышленно развитые страны добились в условиях политики протекционизма, Россия может выходить со своими промышленными товарами и на мировой рынок. Высокое качество и прорывные свойства этих товаров, которых можно достичь в условиях опоры на собственные научные достижения и стимулы планово-рыночной системы, превысят более высокий уровень материальных затрат и найдут покупателей в любом случае. Это, в свою очередь, будет основой для дальнейшего увеличения населения и качества его жизни. В условиях конкурентоспособного высокотехнологичного производства, не ранее, можно говорить и о ВТО, если, конечно, последнюю не распустят к тому времени сами ее «отцы-основатели».

_________________________________

МАЛИНОВСКИЙ Леонид Глебович, старший научный сотрудник Института
проблем передачи информации РАН, доктор технических наук.

"Стратегия России", №4, 2010 г.

Источник: www.za-nauku.ru