altПублицист, генеральный директор Центра политической конъюнктуры говорит о том, какая борьба идет в России за право быть русским

- Сергей Александрович, вы ведь в депутаты Госдумы не баллотируетесь? Тогда мы не нарушим запрета президента, который потребовал ни в коем случае не использовать тему межнациональных отношений в предвыборной кампании. В советские времена эта самая тема сводилась к неизменному рассказу о дружбе всех и вся. Сегодня же – главным образом к сообщениям о постоянных конфликтах, происходящих в центральной России. А что такое вообще «тема межнациональных отношений»? Вы верите, что в обозримом будущем мы будем смотреть фильмы про любовь русской свинарки Глаши и дагестанского пастуха Мусаиба?

- После распада Союза мы продолжаем вести какое-то странное существование. С одной стороны, мы отказались от советской идеологии и критикуем советский период. Но с другой - на практике постоянно пытаемся применять те подходы, которые существовали в СССР, только в каком-то однобоком варианте. То ли по наитию, то ли сознательно пытаемся воспроизводить советскую модель в ее достаточно плоском виде. Давайте будем честны между собой: в СССР дружбы народов, такой, во всяком случае, которая увековечена известным фонтаном на ВВЦ, не существовало. В действительности мы имели дело с достаточно жесткой и хорошо продуманной системой, которая попросту изолировала народы друг от друга, и тем самым снимала угрозу возможных конфликтов. С одной стороны, деление по национально-территориальному признаку имело свои недостатки – всю мощность этой мины замедленного действия мы увидели при развале Советского Союза. С другой – позволяло удерживать людей на территории их коренного проживания. Таким образом, в советское время разные народы, что называется, «не пересекались», мы видели друг друга большей частью на экранах телевизоров, «по телевизору» и дружили. А там, где встречались, напряжение в межнациональных отношениях присутствовало почти всегда. Только вот его радикальные проявления очень жестко подавлялись властью, по шапке получали все, вне зависимости от национальной принадлежности.

То есть в советские времена присутствовала иллюзия дружбы народов – но она поддерживалась строгой привязкой людей к территории проживания, существовал институт прописки. Массовая миграция внутри СССР фактически была запрещена – если на то не было разрешения властей. Народы продолжали существовать в ареалах постоянного проживания, и перемешивались достаточно слабо.

Кроме того, в СССР существовал довольно глубоко проработанный идеологический проект глобального характера, который обосновывал дружбу народов как таковую: мы все двигались к коммунизму и боролись за справедливость для всех, независимо от национальности. Теперь ничего подобного нет. Призыв обогащаться - как национальная идея - к консолидации отнюдь не ведет. Наоборот, обогащаться удобнее поодиночке или в составе сплоченной группы. Например, этнической.

Сегодня же в России мы имеем дело с очень странной моделью: власть хочет сохранить «советский уровень» межнационального согласия, отменив при этом все сдержки и противовесы, существовавшие во времена СССР.

Этот странный подход, кстати, присутствует во многих других сферах нашей жизни, например, в вопросе политической лояльности. Власть требует от народа такой же «любви» к себе, которая была в советское время. При этом полностью отказывается от того социального пакета и тех обязательств, которые брала на себя КПСС. «Сбрасывает за борт» все, что ей неудобно, но одновременно продолжает культивировать слегка измененную систему советских идеологем, думая, что на этом «гвоздике» все будет само собой держаться.

Нет, не будет, там, где народы входят в соприкосновение, испокон веков возникали напряженность и конфликты. В первую очередь это касается тех народов, которые представляют различные цивилизационные проекты. Посмотрите, ведь нет у нас конфликтов на межнациональной почве между русскими и украинцами, русскими и белорусами, более того, у нас почти нет конфликтов между русскими и молдаванами, хотя они входят в иную этническую группу. Все потому, что они относятся к одному цивилизационному проекту: христианскому, православному. А практически все «разборки» возникают на почве столкновения, например, христианского и мусульманского цивилизационных проектов - достаточно обратиться к истории, а затем посмотреть, что происходит сегодня. Так что для России подобный конфликт – явление вовсе не исключительное. Поэтому действия наших властей, которые объявляют о своем запрете на обсуждение темы межнациональных отношений, схожи, скажем, с указом о том, что отныне в России обязана быть только солнечная погода. Но дожди от этого, как известно, идти не перестанут.

- «Русский народ есть особенный народ в свете, который отличается догадкою, умом, силою. Бог дал русским особые свойства», - так когда-то сказала императрица Екатерина II. Вот из этих ее двух фраз вытекают сразу несколько вопросов. По порядку: имеет ли право так говорить глава государства, не разжигала ли Екатерина II межнациональной розни в стране?

- Императрица отлично понимала: государство, которым она управляет, держится на русских. Как на этносе, так и на цивилизационном проекте. Совершенно очевидно, что это государство возникло как государственный проект русских, поддерживалось как форма существования и борьбы русских за их выживание в этом мире, а впоследствии – как продвижение русского цивилизационного проекта, который с давних времен совпадал с проектом православным. В идеологически-религиозном плане он был православным, после падения Византийской империи Россия стала наиболее крупным носителем православного религиозного сознания. К нему можно относиться как угодно, принимать или отвергать, но факт остается фактом: такой проект существовал и существует.

- Вопрос второй: она была права?

- Естественно! Таким образом она записывала основной этнос в свои союзники.

- И вопрос третий: применительны ли эти ее слова к сегодняшнему дню?

- Думаю, к сожалению, к нынешним реалиям они применимы меньше. Это связано с процессом внутреннего кризиса, который мы наблюдаем среди самих русских. Разумеется, можно до бесконечности искать внешних врагов - они действительно существуют и сделали немало для того, чтобы мы оказались в кризисном состоянии, там, где мы есть сейчас. Но одновременно следует признать: сам русский этнос существует в состоянии некоего внутреннего самоидентификационного кризиса. Начался он давно, но наиболее остро проявляется с момента разрушения Российской империи и прихода новой, советско-коммунистической идеологической системы, которая основывалась на интернационалистских мифах западноевропейского производства. Развивался кризис по мере уничтожения православного проекта, этим советская власть какое-то время занималась особенно активно. А продолжился в 1991-м, когда русских фактически призвали даже отказаться от идеи традиционной государственности, провозгласив бессмысленность и никчемность всего нашего цивилизационного проекта как такового и необходимость стать в очередь к дверям «более развитой» западной цивилизации. С момента распада Советского Союза русские попали в положение разделенного народа, и таковым в подобных масштабах он стал фактически впервые с момента обретения собственной, единой государственности.

- Подробно останавливаюсь на этой фразе императрицы еще и потому, что недавно экспертам-лингвистам поручили установить: не содержит ли пропаганды расовой исключительности и не направлен ли против других этнических групп лозунг «Русские – вперед!», который звучал во время событий на Манежной площади. Одни специалисты дают положительный ответ, другие с ними не соглашаются. А как вы понимаете эти слова?

- Думаю, вопрос заключается в том, кто и какой смысл вкладывает в этот призыв. Лозунг расшифровывается программой, если бы мы сказали, что у нас есть план действий под названием «Русские – вперед!», и он подразумевает то-то и то-то, тогда следовало бы давать оценку этим положениям. Но само по себе словосочетание экстремистским считаться не может, в конце концов, в таком случае подобные претензии можно предъявить и любому другому этносу. За сам факт упоминания своего стремления двигаться вперед приписывать пропаганду расовой исключительности?.. Подобные трактовки, на мой взгляд, сродни пропаганде гомосексуализма на Западе: практически любое упоминание о норме воспринимается и оценивается как гомофобия. Подход и в том, и в другом случае одинаков, скажете, что «натуралов» в обществе подавляющее большинство – и вам припишут факт гомофобии. Произнесли «Русские – вперед!»? Значит, вы – расист!

- Для тех, кто не помнит: в анкетах, которые советские граждане заполняли при приеме на работу или выезде за рубеж, был пресловутый «пятый пункт», где следовало указать свою национальность. Многие считали его дискриминационным и антисемитским. Сегодня нет ни «пункта в анкете», ни графы «национальность» в паспорте. Все мы стали «россиянами». Но русские хотят быть русскими. Почему?

- Думаю, русские продолжают оставаться русскими. Другое дело, что их качества – под действием внешних обстоятельств – к сожалению, меняются не в лучшую сторону. Это так. Все достоинства русских, о которых говорила Екатерина II, действительно продолжают присутствовать в народе, помогают нам выживать и добиваться каких-то успехов. Но как извне, так и внутри России предпринимаются очень серьезные усилия для того, чтобы мы максимально перестали быть самими собой. Грубо говоря, нас хотят заставить разменять эти качества на эгоизм, абсолютную нетерпимость друг к другу, нежелание работать, вечное пьянство, пристрастие к сомнительным удовольствиям и бесконечное «ржание», которое изрыгает телевизор. Определенных успехов в этом направлении добиться удалось, давайте признаем.

Что касается пятой графы, уверен, что попытка отменить национальность как таковую обречена на полный провал. К тому же, она противоестественна, почитайте Библию, и узнаете: людей на национальности разделил сам господь Бог. Когда же вы думаете, что своими указами ставите себя выше Бога, то советую подумать о степени своей самоуверенности. Не верите? Посмотрите на многовековую историю: деление людей на этнонациональные и разные культурные проекты имеет глубочайшие корни, которые одним росчерком пера не перерубить. Национальность отменить невозможно – это аксиома. Но есть и еще один момент: в России существует совершено очевидный перекос. Забыть свою национальность предлагают только русским, остальным народам, наоборот, предлагают максимально гордиться их происхождением. Посмотрите, как и при советской власти в двадцатые годы, так и после распада СССР мы видим мощнейший, поддерживаемый властью, всплеск самоидентификации и рост самосознания на национальных окраинах. Повторю: этот процесс стимулируется на государственном уровне, а забыть о своей национальности предлагается только нам, русским. У нас сохраняются национальные субъекты федерации, каким же образом можно бороться с «пятой графой», если внутри самой страны существуют этно-национальные государственные объединения?

Ну, попробуйте предложить тем же чеченцам забыть о том, что они чеченцы - пусть с таким заявлением выступит тот, кто ратует за «всеобщую толерантность» и прочие «демократические ценности». Хотел бы я посмотреть, что будет с человеком, который попытается сказать им, что, мол, с этого момента они никакие не чеченцы, а «простые россияне»…

- Хотел вас обрадовать. Тем же лингвистам, которым поручили исследовать лозунги «Манежки», дали задание проанализировать высказывание «Я - русский человек». Так вот, они пришли к выводу: эта фраза «является нейтральной, так как не воздействует на психику». Скажите, а что, при развитии «толерантности» и «мультикультурализма» в России в обозримом будущем признание того, что ты русский, может быть расценено как проявление экстремизма?

- В идеале именно этого и хотели бы многие из тех, кто разжигает всевозможные проблемы в России, так называемая «демшиза». Вот она к этому и стремится. Их раздражает сам факт существования русских в мире. Вот так – и не иначе.

- И – последнее. Россия с ее историей может превратиться в страну, где живут «иваны, не помнящие родства»?

- Россию уже много раз стремились сделать именно такой. В 1991-м мы наблюдали еще одну серьезнейшую попытку в этом направлении, и успех, увы, был достигнут. Не всеобъемлющий и не окончательный, правда. Для русских это должно быть сигналом к более трезвому взгляду на мир и пониманию того, что идет борьба за выживание нашего народа. За право быть русскими. И – вообще, за право русских быть. О себе же лично могу сказать: «Слава Богу, что я русский!».

Беседу вел Виктор Грибачев
Источник: stoletie.ru