Валютная переоценка ударила по Центробанку

Центробанк мог потерять до $9,5 млрд на форексе. По итогам года в золотовалютных резервах, которыми управляет ЦБ, прибавилось $25,5 млрд в разных валютах. Однако ранее регулятор отчитывался, что за год на закупку валюты было направлено $35 млрд. Потери почти в $10 млрд могут быть вызваны падением курса юаня — китайская валюта заметно подешевела с тех пор, как Центробанк вложил в нее почти 15% российских резервов. Инвестировать в юань и евро Центробанку пришлось после того, как было решено сократить вдвое вложения в доллар из-за санкционных рисков.

Потери Центробанка подсчитал директор аналитического департамента «Локо-Инвест» Кирилл Тремасов. Он рассказал «Ъ FM», что, по его мнению, теперь российские резервы хранятся более рискованно.
 
У нас в юани оказалась вложена слишком большая часть. 15% — это все-таки много, учитывая, что Китай — развивающаяся экономика, рейтинг существенно ниже, чем в США и в Европе.

«Более того, юань не свободно конвертируемая валюта, а валюта, частично управляемая китайским Центробанком, поэтому здесь масса рисков, связанных с этой инвестицией. И 15% кажется завышенной долей. Эта операция привела к тому, что портфель, который по замыслу должен быть максимально консервативным, стал более рискованным. Понятно, что это не экономическое решение. Я думаю, что ЦБ здесь действовал не по своей воле — было просто некое решение на уровне высшего руководства страны».

Центробанку приходилось выбирать из двух зол меньшее, считает заместитель директора института «Центр развития» Высшей школы экономики Валерий Миронов. Потенциальные потери из-за санкций перевешивают риск валютной переоценки, уверен он: «Потери, конечно, серьезные — это примерно до 2% ЗВР. Но валюты могут дешеветь, могут дорожать, и потери могут превратиться в приобретения на более длительном горизонте. Нужно это иметь в виду, но пока решительные действия в стороны евро и юаня выглядят не до конца просчитанным шагом, потому что неустойчивая ситуация в Евросоюзе — возможны большие колебания стоимости евро. Что касается юаня, то, с одной стороны, китайская экономика достаточно мощная, с другой стороны, Китай может со своим валютным курсом сделать все что угодно. Всегда есть у регулятора страны-экспортера подспудное желание ослабить национальную валюту, потому что это колоссально может увеличить доходность экспорта.
 
Возможно, что у ЦБ есть какой-то свой прогноз поведения этих валют. Я думаю, что скорее здесь играет роль угроза санкционных рисков, и что это скорее некий тактический маневр, потому что попасть под санкции со стороны США сейчас более актуальная угроза, чем страдать от изменения политики Центрального банка Китая или же опасаться некоего ослабления евро.

Так что здесь вопрос в том, какую стратегию ты выбираешь.

Если ты минимизируешь краткосрочные угрозы, тогда правильно, да. Если же смотреть в более широком контексте, тогда это вопрос. Но у нас нет долгосрочной стратегии. Слава богу, пока появилась среднесрочная. Мы несколько лет жили и без той, и без другой.
 
Потери из-за валютной переоценки возникают в любом крупном портфеле активов, рассказал «Ъ FM» заместитель гендиректора Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования Олег Солнцев: «Российские ЗВР — порядка $500 млрд. Написано, 1% — это примерно $5 млрд. А что такое переоценка в масштабе 1% по форексным операциям? Это, в общем-то, я бы сказал, немного. Если там цифра порядка 5% — это, можно сказать, неплохо управляют, в общем. В управлении портфелем всегда где-то находишь, где-то теряешь. В целом важно, чтобы не было каких-то запредельных потерь, а в пределах нескольких процентов — ничего катастрофического в этом нет. Была ли возможность выстроить стратегию, где не было бы вот этих курсовых потерь, и как она могла бы выглядеть?».

В Центробанке не стали комментировать управление золотовалютными резервами. Миллиардными потерями ЦБ из-за вложений в юань заинтересовались депутаты Госдумы. В среду они хотели направить запрос в Центробанк и правительство о причинах убытков. Однако в итоге большинство парламентариев решили, что не хотят знать всех подробностей, и проголосовали против инициативы.