России предрекли рецессию: почему власти не признают проблемы в экономике

Техническая рецессия в российской экономике наступит уже в 2019 году. Спад показателей произойдет из-за снижения предпринимательской активности малого и среднего бизнеса, предупредили эксперты Института экономики роста им. Столыпина. В правительстве новую рецессию тоже допускают, но только в 2021 году.

 Столыпинцы стали уже шестой командой аналитиков, ухудшивших макроэкономический прогноз России. До этого оценки снизились Всемирный банк, Международный валютный фонд, рейтинговые агентства. Однако власти упорно не хотят верить в приближение тяжелых времен. Вероятно, потому, что в их наступлении независимые эксперты винят экономическую госполитику.
 
Официально российская экономика растет. По Росстату в I полугодии ВВП увеличилось на 0,5%. К концу года даже такой скромный успех экономика не сможет закрепить, считают аналитики Института экономики роста. По их мнению, заявленный статистикой рост обусловлен исключительно успехами крупных предприятий и госкорпораций, в то время как малый и средний бизнес испытывает серьезные проблемы. Экономику сложившийся перекос тянет вниз. Дело в том, что хороших темпов экономического роста доля малого и среднего бизнеса в ВВП должна составлять 50-60%. Например, в Великобритании вклад МСП оценивается в 51%, в Германии — 53%, в Нидерландах — 63%. В начале этого года Росстат впервые высчитал долю МСП в российской экономике — всего 22%. Публиковать новый показатель статистическому ведомству пришлось, потому что президент Владимир Путин распорядился долю малого и среднего бизнеса существенно увеличить к 2025 году — до 40%. Рост сектора должен выразиться в денежном вкладе в ВВП, а также увеличении количества занятых в малом и среднем бизнесе — с 19 до 25 млн. Параллельно он поставил цель российской экономике расти темпами выше средних мировых, то есть более 3% в год.

Уже второй год правительство исполняет поставленные президентом задачи и пока получается неважно. Количество работников малых и средних предприятий не выросло, а сократилось — на 257 тыс человек (1,6%). Самих предприятий тоже стало меньше — почти на 20 тысяч (7-8%). Предприятия МСП стали превращаться в микропредприятия, то есть снизили оборот. R таким неутешительным данным пришли аналитики Института экономики роста.

Спад экономической активности МСП эксперты объясняют ужесточением налоговой нагрузки и снижением платежеспособности населения. Попросту говоря, нет денег у покупателей — нет спроса. Нет спроса — нет прибыли. Нет прибыли — предприятие загибается.

В экономическом блоке правительства причины бедственного положения понимают. Глава Минэкономразвития Максим Орешкин и председатель Центробанка Эльвира Набиуллина публично заявляли, что темпы роста снижаются на фоне сокращения внутреннего спроса и падения доходов населения из-за повышения НДС. По сути, правительство признает, что ужесточение налоговой нагрузки не прошло безболезненно для экономики и населения. Однако виноватыми кивками все и ограничивается.

«В условиях устойчивого падения реальных доходов населения, а оно у нас люди беднеют с 2014 года, категорически нельзя повышать налоговую нагрузку. Наоборот, ее нужно снижать», - отмечает доктор экономических наук Игорь Николаев.

Бизнес страдает не только от налоговой нагрузки, неуверенности добавляют постоянно меняющиеся административные условия. «Вместе с понижением налогов для бизнеса нужно что-то решать с судебной защитой предприятий, - соглашается шеф-аналитик «ТелеТрейд» Петр Пушкарев, - Многие проекты боятся расширяться не только из-за неуверенности в спросе на свою продукцию, но и страха быть поглощенными теми, кто сильнее».

«Налоги, страх перед неопределенностью и снижение покупательской способности вынуждают малый и средний бизнес переходить на наличный безконтрольный взаиморасчет. Укрытые в «тени» доходы не участвуют в формировании темпов роста экономики», - поясняет эксперт «Международного финансового центра» Гайдар Гасанов.
 
Термин «техническая рецессия» аналитики объясняют так: это формально-статистическое сокращение показателя объемов ВВП, наблюдаемое два квартала подряд. «Однако дело не в эквилибристике цифрами: почти все предприятия с прошлого года реально ощущают на себе ухудшение экономических условий. Тут уже не важно: сколько процентов роста ВВП покажет статистика. Правительству даны указы для устранения причин, однако конкретика по нацпроектам прорабатываются медленнее, чем хотелось бы. Деньги в бюджете есть, но работать на экономику они не спешат», - подытожил Петр Пушкарев.