Лён с чужого плеча

Почему изделия из русского льна мы ввозим из-за рубежа.

 

«Столетие» не раз обращало внимание на кризис в льняном хозяйстве России, являвшемся многие столетия одним из основных секторов отечественной экономики. Однако ситуация не становится лучше. Вследствие чего отечественное льноводство рискует вскоре стать разве что достоянием истории...
 
Даже в годы Великой Отечественной войны СССР экспортировал не только льняное сырье, но льняные изделия — волокно, ткани, технический, медицинский текстиль, льняное масло... И это при полном обеспечении спроса фронта и тыла нашей страны на изделия изо льна. В отечественной экономике это была старейшая отрасль: основные технологии возделывания и переработки льна впервые были разработаны именно в России еще два с половиной столетия тому назад.

Но с начала 1980-х растущие объемы льна и его полуфабрикатов стали в больших объемах экспортироваться за валюту, в обмен на импорт готовых изделий… из того же сырья.

А во второй половине 80-х государство и вовсе прекратило поддерживать эту отрасль, быстро наращивая импорт льняных изделий. После распада СССР чиновники чуть ли не в унисон утверждали: лёгкая промышленность стране не нужна, а что нужно — закупим за границей.

Нетрудно представить последствия столь «рыночного» подхода: площади посевов льна к началу 2000-х сократились почти в 10 раз, урожай — более чем в 7 раз, вместо 70 льноперерабатывающих предприятий осталось, едва на плаву, около 10. А перерабатывающее оборудование, посевная и уборочная техника в отрасли не обновляются со второй половины 70-х.

С начала 2010-х годов государство «вспомнило» о льняном комплексе, в связи с очевидными социальными последствиями кризиса в отрасли и ввиду деградации пустующих сельхозпочв, где возделывался лён. С 2014 г. востребованность отрасли в рамках политики импортозамещения, обусловленной западными санкциями, возросла. Однако значимых сдвигов в льняном хозяйстве в лучшую сторону пока что не наблюдается.
 
По оценкам общеотраслевой конференции Союзлегпрома, состоявшейся на днях в Москве, хотя с 2016-2018 гг. отрасли (после 30-летней «паузы»!) и оказывается государственная поддержка, она лишь на треть обеспечивает растущие потребности льняного комплекса в финансовых, материально-технических ресурсах, семенном материале.
 
А оборудование в этом сегменте, если и поставляется, то исключительно импортное — в основном из Китая, Белоруссии, стран Западной Европы. Причем это не более трети спроса отрасли на него. Российских же программ по его производству и вовсе нет.    Российское производство товаров изо льна отнюдь не первый год лишь на 20% обеспечивает внутренний спрос. Зато импортные льняные изделия доминируют на российских прилавках. Причем более чем на треть — это продукты переработки российского же льна и его полуфабрикатов, так как им в упомянутых финансово-экономических условиях уготован, ввиду внутренней невостребованности, растущий экспорт в зарубежье по низким ценам. А среди поставщиков готовой льнопродукции в РФ — не только, например, КНР, Белоруссия, Франция, Германия, Австрия, Польша. Но даже миниатюрные Люксембург, Мальта, Словения, Бельгия, Латвия, Эстония.

Причем в числе ввозимой продукции не только товары легпрома, но также разнообразные продукты комплексной льнопереработки, используемые, напомним, и в машиностроении, стройиндустрии, химпроме, пищепроме, в сфере медицины.

При этом реальные посевные площади подо льном в России к настоящему времени даже на 10% меньше, чем в Белоруссии, где этой отрасли с середины 1990-х оказывается растущая господдержка.
 
По оценке Павла Каржанова, генерального директора ООО "ТДЛ Текстиль" (г. Иваново), несмотря на заявленную ранее обшероссийскую программу развития льноводства, её реальное финансирование, объемы которого и без того недостаточные, де-факто символическое.
 
А отдельные локальные «льнопроекты» (на Смоленщине, Псковщине, в Омской,Тверской области, на Алтае) пока мало влияют на ситуацию - особенно в сфере качества льняного волокна, остающегося низким в сравнении с зарубежным.

Означенные выводы и оценки подтверждаются данными Минсельхоза РФ, SBS Consulting и ассоциации «Русский лён» (2019 г.). Урожай льна в 2018-м был ниже заявленного Минсельхозом: всего лишь 36,7 тыс. тонн. Это почти на треть меньше, чем в Белоруссии. А за последние 30 лет производство льна и продуктов его переработки в России сократилось, в целом, более чем в 6 раз. Причем качество российского льняного сырья значительно уступает зарубежному. Главные причины — острый дефицит качественной льноуборочной техники, устаревшая технология возделывания, дефицит семян, устаревшее оборудование.

Как следствие, РФ занимает в мировой торговле готовыми льняными изделиями менее 0,5% Основными же «игроками» в выращивании качественных сортов льна и поставках высококачественного льноволокна являются Франция и Бельгия, а в переработке — Китай. Кстати, «на территории Китая лен почти не выращивается, и китайские фабрики проявляют большую заинтересованность в поиске иностранных поставщиков льняного сырья и волокна по низким ценам из других стран», — отмечается аналитической группой SBS Consulting.
 
Тем временем Минсельхоз РФ «успокаивает» правительство, рапортуя, что в ближайшие годы посевы льна в стране могут быть расширены до 100 тыс. га. Пока же площади подо льном только сокращаются: согласно Росстату (2019 г.), только за последние 5 лет они уменьшились на 19%.
 
Вот недавняя информация пресс-службы правительства Ивановской области: «Основной проблемой является отсутствие в регионе первичной переработки льна и современной специализированной техники под льноводство. Что послужило причиной сокращения посевов льна в Ивановской области в 2016 году до 100 га и полного прекращения выращивания этой культуры в 2017 году». При том что эта область была многие десятилетия крупным производителем льняного сырья и продуктов его переработки.

То же, например, в Кировской области, по данным ее минсельхоза (2019): «К началу XXI столетия льняной комплекс региона был представлен почти 60 предприятиями. В настоящее время производством льна в области не занимаются, так как это экономически невыгодно». Почему? Ввиду, прежде всего, отсутствия устойчивых рынков сбыта, пришедшей в негодность материально-технической базы, острого дефицита профильных кадров. Большинство профильных учебных заведений по легпрому, в том числе по льняной отрасли, уже «переквалифицировали» и начинают выпускать менеджеров, коих в стране и без того с избытком, зато специалистов для производства — всё меньше и меньше. А по информации пресс-службы правительства Вологодской области, в 2008-2010 гг. на базе Вологодской государственной молочно-хозяйственной академии было подготовлено 37 специалистов со специализацией по льноводству. Но уже в 2010 г., в связи с невостребованностью сельхозорганизациями, прекращено обучение по этой специальности.

«Пока в России нет целевой федеральной поддержки льноводства, и регионы самостоятельно изыскивают возможности поддержать отрасль», — констатирует губернатор Смоленской области Алексей Островский. Кстати, за последние 6 лет здесь удалось привлечь коммерческие инвестиции для отрасли. В регионе — впервые в стране за последние 35лет — строится мощный льнокомбинат на базе, в основном, местного сырья, С выходом на полную мощность не позже 2021 года.
 
Схожие проекты ныне дорабатываются или реализуются еще в 8 субъектах Федерации. Но в более широком контексте, да и судя по практики многих стран, необходима комплексная, полноценная, притом долгосрочная государственная поддержка льняного комплекса.
 
И не только ввиду исторической значимости этой отрасли для России, но и в связи с ростом спроса на разнообразную продукцию льняной индустрии. Не говоря уже о её значении для предотвращения деградации сельхозземель, создания новых стабильных рабочих мест. И тем более в условиях развития импортозамещения по товарам массового и межотраслевого спроса.