США идут на уступки КНР

В чём причина смягчения американской позиции на торговых переговорах?

В последнее время из КНР и США приходит всё больше сообщений о достижении некоего промежуточного результата на торговых переговорах между этими странами. На прошлой неделе подтвердила прогресс на переговорах и китайская сторона, сохранняя при этом всё же некоторую осторожность.

Также стали известны некоторые подробности о роли Питера Наварро – торгового советника президента США Трампа в закулисной борьбе в Белом Доме за продолжение жёстких подходов США к КНР.
 
Прогресс на переговорах по урегулированию американо-китайского торгового конфликта действительно есть, и связан он, что примечательно, в первую очередь с уступками США. Администрация Трампа явно смягчила своё прежнее категорическое требование о непременном заключении всеохватывающей, т.е. «полной», как выражался Трамп, сделки.

Такая сделка должна была включать ряд обязательств Китая в отношении основ китайской экономической модели, что для Пекина было с самого начала неприемлемым. Американцы мотивировали такие требования тем, что следует устранить условия воспроизводства торгового дефицита в пользу Китая в будущем.

Для этого, как считали в Вашингтоне, помимо мер по выравниванию торгового дефицита США в торговле с КНР, в будущее соглашение должны были войти меры по защите интеллектуальной собственности в КНР, как их понимали американцы, а также, ликвидирована система госдотаций китайским предприятиям, особенно государственным и экспортоориентированным.
 
Кроме того, Вашингтон требовал от Пекина открыть все секторы и отрасли промышленности для американского капитала.
 
Однако сейчас Трамп согласился разбить торговую сделку на отдельные этапы и радуется возможному заключению соглашения «первого этапа». Он, конечно, объявил о том, что после сделки «первого этапа» сразу начнётся работа над вторым этапом, который будет, по мысли американской стороны, касаться названных системных вопросов управления китайской экономикой.

Но китайская официальная «Глобал таймс» накануне переговоров писала, что если между двумя странами и возможно достижение какого-либо согласия, то частичное соглашение является наилучшим выбором для американской стороны. В принципиальных вопросах китайской экономической модели и официальный Пекин, и китайские эксперты занимают твёрдую позицию. Так что и по вопросу удовлетворения всех запросов США в сделке «второго этапа» есть большие и обоснованные сомнения.

Сделка первого этапа ограничена преимущественно мерами по ликвидации огромного торгового дисбаланса в американо-китайской торговле в пользу Китая.
 
Стороны договорились, что КНР в рамках этой частичной сделки закупит на сумму от $40 млрд до $50 млрд американской сельскохозяйственной продукции, а Трамп отложил намечавшееся на 15 октября повышение тарифов на китайский импорт с 25% до 30%.
 
Если сделка состоится, то США может отменить предстоящий раунд повышения тарифов на китайский импорт в декабре. При этом уже установленные ранее повышенные тарифы на китайские товары остаются в силе, как и китайские тарифы на американские товары.

Информированный о деталях переговоров американский ТВ-канал CNBC подтвердил, что сделка первого этапа не касается запрета Китаю субсидировать государственные предприятия, не открывает экономику Китая, как настаивала сначала администрация Трампа, и не потребует от Китая возведения сделки в ранг китайского закона.

Таким образом, сделка первого этапа вывела стороны на те же позиции, на которых они находились в мае 2018 г. и в мае 2019 г. Китай тогда, как и сейчас, был готов на разумные уступки, понимая, что такой огромный дефицит в свою пользу в торговле с США долго продолжаться не может.

И в предыдущих двух случаях, пока речь шла о сугубо торговых вопросах, т.е. об увеличении закупок Китаем американских товаров, сделка успешно продвигалась. И срывалась она тогда, когда американцы начинали требовать от китайской стороны системных изменений в экономическом управлении, которые затрагивали экономическую модель КНР, а то и её суверенитет.

Например, к Китаю выдвигались претензии относительно высокой роли государственной собственности в экономике. Американцы считали, что субсидирование государством в КНР госпредприятий подрывает основополагающие рыночные принципы, которые КНР, как член ВТО, должна соблюдать.

Поскольку в госсобственности в Китае находятся базовые отрасли промышленности (группа «А»), вся общегосударственная энергетическая и транспортная инфраструктура, то, по мнению Вашингтона, это закладывает субсидирование китайской экономики по всей цепочке создания добавленной стомости товаров, обуславливая их дешевизну. В том числе – идущих на экспорт.
 
Подобные всеохватывающие претензии США к китайской экономике в ситуации торгового дефицита в пользу Китая есть, по сути, признание американцами за китайской экономической моделью государственного капитализма большей конкурентоспобности по сравнению с американской.
В чём причина смягчения американской позиции на этот раз?

Во-первых, в нарастании почти за год до президентских выборов антитрамповских настроений среди одной из базовых групп избирателей Трампа – фермеров.

Во-вторых, в уменьшении влияния на процесс переговоров торгового советника Трампа – Питера Наварро. Именно Наварро был главным идеологом и лоббистом расширительного подхода к торговым переговорам с Китаем за счёт включения в переговоры требований к Пекину изменить системные подходы к китайской экономической модели. Он был главным противником «частичной сделки» и настаивал на заключении всеобъемлющего соглашения США с КНР, как по торговым, так и по принципиальным экономическим вопросам.

По сообщениям CNBC, Наварро и сейчас призывает Трампа заставить Китай вновь выполнить предыдущие обещания по защите интеллектуальной собственности, как и по иным системным вопросам, или отказаться от сделки.

Соответственно, если итогом аппаратных интриг в Белом Доме станет усиление Наварро, Трамп снова, уже в третий раз, сорвёт сделку с Китаем. Но стремление Трампа заключить хотя бы частичную сделку усиливается по мере приближения в США президентских выборов.

На данный момент уступки и договорённости имеют самый предварительный и устный характер. Всё может резко измениться. Пока объявленная сделка не снижает неопределенность, с которой сталкивается мировая экономика в условиях замедления мировой торговли.