Российский премьер Дмитрий Медведев подписал специальный документ-концепцию под красноречивым названием «Устойчивое развитие сельских территорий на период с 2014 по 2017 год и на период до 2020 года». Об этом премьер-министр сообщил самолично на совещании со своими вице-премьерами.

По словам господина Медведева, до 2020 года многострадальной российской деревне будет выделено 300 млрд. рублей. 90,4 млрд поступит из федерального бюджета, 134,5 миллиарда обязаны вложить в развитие деревни региональные бюджеты, и еще 74,3 млрд составят средства из внебюджетных источников. По славам Владимира Анатольевича, означенная сумма необходима российской дерев не «на создание нормальных человеческих условий жизни на селе, в том числе для молодых семей, специалистов, которые так востребованы у нас в деревне». Отдельным пунктом в концепции обозначено, что «востребованным специалистам» государство готово оплачивать 70% стоимости жилья при условии, если это жилье будет находиться в самой деревне.

Данная сумма, то есть обещанные 300 млрд рублей, тотчас же подверглась критической атаке со стороны отечественных экспертов и аналитиков, которые заявили: для того, чтобы всерьез говорить о поднятии из руин сельской деревни, необходимо средств в 20 раз больше, чем жалкие 300 миллиардов. На это премьер-министр не без доли остроумия парировал, что в таком случае пришлось бы распродать все крупнейшие российские монополии типа Газпрома, Роснефти, Сбербанка и РЖД. То есть, вплоть до 2020 года иных денег государство для развития русской деревни не обещает. Как говорится, и на том спасибо.

***

Что ж, давайте попробуем выяснить, на что государство намерено потратить эти самые 300 млрд. Уж наверняка в вышеозначенной концепции о том говорится самым доходчивым и красноречивым образом.

Действительно, говорится. Вот, о чем, к примеру, сказано во вводной части подписанного премьером документа: «Сокращение и измельчение сельских населенных пунктов приводит к запустению огромных пространств в сельской местности, выбытию их оборота продуктивных земель сельскохозяйственного назначения, что угрожает не только продовольственной, но и геополитической безопасности России». Слова правильные, кто бы спорил. Однако сами по себе слова, даже трижды правильные, мало что стоят. Вослед за словами обязаны последовать и не менее правильные дела.

Итак, на какие именно правильные дела намерено потратить 300 млрд. рублей российское правительство в соответствии с приятой концепцией? А вот на какие. Все эти средства большей частью пойдут «на решение вопросов, связанных с обустройством инженерной инфраструктуры, социальных вопросов и быта». Иначе говоря, «на достижение высоких городских стандартов жизни». А если изъясняться предельно конкретно, то деньги обязаны пойти на возведение жилья для сельских специалистов, ремонта и строительства деревенских школ и больниц, для сооружения водопроводов и газопроводов, строительства дорог и, видимо, для прочих деревенских насущных нужд вроде проведения в деревни электричества. Поскольку, как известно, не поддающееся учету количество российских деревень до сей поры обходится без электроэнергии. Кроме того, отдельным пунктом концепции предполагается возведение в российских деревнях всяческих «спортивных сооружений и развлекательных объектов».

А еще значительные суммы из обещанных 300 млрд. правительство предполагает истратить «на проведение ежегодных спортивных соревнований и конкурсов, дабы «показать всем достижения в сельской области. Это также должно повысить престижность работы в сельской местности». Вот так-то. Так сказано в документе. Ну, а коль оно именно так, а не иначе, то ответственными за претворение концепции в жизнь (иначе говоря, за кардинальное улучшение жизни российского крестьянина) назначаются сразу три федеральных министерства: Министерство сельского хозяйства, Министерство культуры и Министерство спорта.

***

Таков, стало быть, документ, предназначенный, по мнению российского правительства, возродить в хлам и прах растоптанную русскую деревню. Ну, или если не возродить, то хотя бы наметить тенденции к возрождению. С помощью, стало быть, возведения жилищ для сельских специалистов, газификации и электрификации, а также посредством ежегодных массовых плясок и забегов на короткие и длинные дистанции.

Спору нет, жилища в российских деревнях возводить надо. И водопроводы с газопроводами там также нужны. Не говоря уже о повсеместном электричестве. Но все это – вещи до такой степени второразрядные, что просто оторопь берет: неужто и вправду наше правительство столь недальновидно и наивно? Неужто оно, родимое, и впрямь не в состоянии отличить главные проблемы от второстепенных, а второстепенные – от третьестепенных?

Скажите на милость, кто будет пользоваться выстроенными в деревне коттеджами и подведенными к ним газопроводами? Какие такие специалисты? Откуда им там взяться? Что специалисту делать в современной российской деревне? Какое для себя применение найдет, к примеру, агроном при сплошь заросших чертополохом пашнях? Что, скажем, станет делать в деревне зоотехник, если там не осталось ни одной целой свинофермы? Кого будет учить учитель, если в большинстве русских деревень не осталось ни школ, ни детей? И так далее.

Элементарная логика подсказывает: для того, чтобы привлечь в деревню агрономов, зоотехников и учителей, нужно вначале распахать тридцать лет не паханые пашни, восстановить животноводческие комплексы, насадить сады, закупить для этих целей технику, продумать для землепашца льготы, одарить его безвозмездным казенным рублем… Может быть, правительству, коль оно в кои-то веки озаботилось возрождением деревни, следует начать именно с таких азов, а не с проведения фестивалей песни и пляски и спортивных забегов во все стороны? Тем более что в современной деревне не осталось, по сути, ни плясунов, ни бегунов…  

А, впрочем, даже и не это главное. Главное – это возрождение в российской деревне земледельческого, крестьянского духа. Если бы наше правительство владело ситуацией, то оно, несомненно, пришло бы к однозначному выводу: в современной России живы те деревни, которые исторически расположены ближе к городам или каким-нибудь промышленным предприятиям. Почему – понятно: население таких деревень ездит работать в города или на предприятия. Те же деревни, которым не посчастливилось соседствовать с городами, сплошь вымерли. Там нет работы, а, значит, люди покидают те места. Землепашество, скотоводство, садоводство, пчеловодство и прочий сугубо крестьянский труд – давно уже не считается работой. Некому стало в России крестьянствовать. Скитальцем стал прославленный в веках русский труженик-земледелец. Переселенцем. Люмпеном.

Почему так? Ответ на этот животрепещущий вопрос лежит, в общем, на поверхности. За последние десятилетия из российского крестьянина только того и делали, что выбивали его исконный крестьянский дух. Всеми силами и способами, и кому только не лень. Государственная политика была выстроена таким образом, чтобы не позволить крестьянину вырастить хлебушек. А если крестьянин тот хлебушек вопреки государственной политике все же растил, то – получалось, что он растил его себе в убыток. Здесь не надобно приводить никаких примеров, учитывая, что бездна таких примеров была приведена и до нас. Нам лишь остается задаться риторическим вопросом о том, сознательно или из-за некомпетентности наших правителей была выстроена та политика…

Недалеко отстали от российских правителей и деятели российской культуры. Кто из нас за последние тридцать лет видел хоть один кинофильм об истинных бедах и чаяниях российского землепашца? Не напрягайте без толку память, потому что и вспоминать-то нечего: нет таких кинофильмов. Ни одного. Зато – в избытке дурных, лживых, пошлых и абсолютно антихудожественных поделок о русском крестьянине как несусветном пьянице, лодыре, воре и дураке. И кто, скажите, глядя на такую «агитацию», захочет после этого оставаться землепашцем? То-то и оно…

Вот оттого-то и выветрился из русского крестьянина его дух, потому-то и вымерла русская деревня. Из чего, сам собою, следует просто-таки неуклонный вывод: для того чтобы возродить деревню, надо, прежде всего, воскресить крестьянский дух. Дух землепашца и кормильца всей державы, начиная от царей и заканчивая нищими обитателями папертей. Надо, чтобы крестьянин вновь почувствовал себя незаменимым и самым главным звеном на Руси – ибо, по здравому рассуждению, кто может быть главнее, чем кормилец? А уже после этого (а лучше – наряду с этим) возводить коттеджи, строить дороги и заботиться об агрономах с зоотехниками, а равно о плясках и спортивных бегах с футболами.

Как это сделать? Ну, хотя бы припомнив опыт лет минувших. Ах, какая же тонкая, умная и глубоко продуманная агитация существовала в СССР! Тогда-то крестьянин воистину чувствовал себя кормильцем, да, по сути, таковым и являлся. Конечно, в ту пору крестьянину-кормильцу жилось голодновато и бедновато, но это уже, что называется, песня из другой оперы. Да и потом – нынешнему остаточному люмпенизированному российскому крестьянину живется не в пример безрадостней, чем его советскому предшественнику. А не верите, так съездите в ближайшую деревню и пообщайтесь с тамошними немногочисленными страдальцами…

И вот: отчего нынешнему российскому правительству не перенять опыт правительства советского? Так ведь не будет этого, уверяю вас. Не станут перенимать! И уйдут бессмысленно в бесплодную русскую землю все обещанные 300 миллиардов…

А, впрочем, даже и это вряд ли произойдет. Во-первых, в вышеозначенной концепции упоминается о том, что, может статься, в стране разразится негаданная инфляция, дефолт, падение цен на энергоносители или какая-нибудь другая беда – и тогда не видать российской деревне даже этих жалких трехсот миллиардов. Да, впрочем, даже если ничего эдакого и не разразится, то, думается, крестьянин все едино мало что получит из обещанной суммы. Потому что – в означенной концепции ни полусловом, ни полунамеком ничего не говорится о том, как правительство намерено уберечь эти деньги от родимых коррупционеров и казнокрадов. Значит – украдут. Непременно украдут. В оборонном министерстве и космической промышленности – и то, как известно, украли, а уж у кроткого и беззащитного русского крестьянина…

Но даже не это – самое печальное и отвратное. В той же самой концепции прямым текстом говорится о том, что забота о крестьянине стоимостью в триста гипотетических миллиардов овладела российским правительством оттого, что ему, правительству, надобно «адаптировать агропромышленный комплекс к условиям членства в ВТО». Вот так-то! Надобно, стало быть, построить пяток-другой современных «потемкинских деревень», чтобы, значит, тем самым пустить пыль в глаза нашим западным, восточным и всяческим иным прочим коллегам по ВТО: глядите, дескать, и у нас – как у вас… Коттеджи, проживающие в них агрономы с фельдшерами, и – повсеместные пляски с забегами от Пскова до Якутска и в обратном направлении. И, понятное дело, с принудительными песнопениями типа «жить стало лучше, жить стало веселей».

Вот и вся державная забота о русском землепашце. Все, оказывается, очевидно и просто, как многолетний чертополох на забытой русской ниве. Нет, не едать нам русского хлебушка…

***

Кто-то, быть может, захочет меня упрекнуть в чрезмерной густоте трагических красок. Вот, мол, могут сказать, автор плачется о несчастной доле русского крестьянина, а между тем российские прилавки полны всяческими разносолами и кренделями. Да, полны, но только – восемьдесят процентов тех разносолов и кренделей имеют заморское происхождение. Это, между прочим, вполне официальная статистика.

Что же касаемо оставшихся двадцати процентов, то, знаете ли, они – как раз и есть то, что на сегодняшний день может дать нам современный российский крестьянин. Большего он не даст, хоть ты его расстреляй. Не осталось на Руси крестьян… Да и, к тому же, добрая половина из этих двадцати процентов – это продукция крестьян-единоличников. Они, эти единоличники, с превеликим удовольствием пошли бы трудиться на какой-нибудь завод, да только нет поблизости от их умирающих деревень никаких заводов. И потому, дабы не умереть с голоду, эти единоличники держатся за своих коровенок и свои скорбные пажити…

А не верите, то, говорю, поезжайте в деревню. И, когда будете там общаться с реликтовым видом российского люда под названием землепашец, сообщите ему заодно о тех самых трехстах миллиардах, на которые русского крестьянина вынудят плясать и бодро бегать во все стороны. И – дословно запомните те слова, которыми реликтовый российский крестьянин прокомментирует такую правительственную инициативу…

Анатолий Ярмолюк для Sozidatel.org