В последние годы бурно шла дискуссия о возможных путях экономического развития России. В ней, к сожалению, преобладал сугубо пессимистический тон, что, мол, промышленность в стране развалилась и Россию ждет безрадостное будущее. Стоит сказать сразу, что с подобными прогнозами нельзя согласиться. Тот же советский опыт показывал, что Россия выходила из куда более сложных ситуаций, когда промышленность была разрушена в самом буквальном смысле, и в придачу была нехватка продовольствия и топлива, неработающий транспорт. Если сравнить нынешнее положение с тем, что было в начале 1920-х годов или сразу после Великой Отечественной войны, то нельзя не прийти к заключению, что наше положение вовсе не столь плохое и у нас есть неплохие шансы на подъем.

Нефтегазовая основа хозяйственной устойчивости России

В чем состоит маленький секрет хозяйственной устойчивости России, несмотря на всю недалекую и откровенно беспомощную экономическую политика правительства? Она заключается в ладно скроенном и крепко пошитом в СССР топливно-энергетическим комплексе, в той самой "нефтегазовой игле". Нефть и газ как раз обеспечивает наше существование и создает определенные предпосылки для будущего. Правительство это поняло еще в начале 2000-х годов. В 2003 году появилось сразу два документа, которые заметно выделялись и продолжают выделяться из общего ряда стратегий и программ своим качеством и конкретностью. Это долгосрочная перспективная программа развития топливно-энергетического комплекса России до 2020 года, составленная «Газпромом», и Энергетическая стратегия России до 2020 года, составленная Институтом энергетической политики по заказу Министерства промышленности и торговли России.

Эти две программы объединяет многое. Во-первых, они объединены общей темой — развитие топливно-энергетического комплекса, как главной и ведущей отрасли российской экономикой. Во-вторых, они оказали большое влияние на политический курс России и стали одной из основ известной стратегии В.В. Путина - «энергетической державы». В-третьих, эти стратегии стали реальной основой процветания середины 2000-х годов, стоящего на росте нефтегазового сектора экономики. В-четвертых, обе программы действительно выглядели очень хорошо на фоне остальных программ и стратегий и выделялись проработанностью.

В рамках этой программы был выработан план, что к 2020 году Россия достигнет показателей 1990 года. Если в 1990 году производство топлива составляло 1863 млн. тонн условного топлива, то в 2020 году по умеренному варианту производство должно достигнуть 1810 млн. тонн, а по оптимистичному варианту - 2030 млн. тонн. Этот план выполняется. По состоянию на 2010 год, запланированная добыча нефти должна была составить 445-490 млн. тонн, а по факту составила 511 млн. тонн. По газу: 635-665 млрд. кубометров и 669 млрд. кубометров соответственно, по углю: 310-330 млн. тонн и 334 млн. тонн соответственно. Добыча энергоносителей превысила показатели оптимистического варианта плана.

В сочетании с высокими ценами на нефть и газ в середине 2000-х годов, это создало основу для "тучных путинских лет", то есть периода экономического процветания страны. Ничего удивительного, ибо план составлялся из расчета 30 долларов за баррель, а цены в это время превысили 100 долларов за баррель. Другое дело, что мы далеко не использовали открывшихся возможностей и почти ничего из этих добавочных финансовых ресурсов не вложили в основные фонды промышленности. Но возможность развития у нас, безусловно, была.

В этом плане и состоит основа хозяйственной устойчивости России и политических позициях Владимира Путина. Он, опираясь на выкладки этого плана, знает, какие у него будут финансовые ресурсы в этом году, в течение последующих лет. Эта система, когда вся страна кормится от "нефтяной трубы" довольно устойчива, и будет работать до тех пор, пока не потребуются масштабные капиталовложения в основные фонды той же нефтегазовой промышленности, электроэнергетики, ЖКХ, промышленности. Тогда хозяйственную политику придется пересматривать. Этот период, по ориентировочным прикидкам, наступит после 2020 года.

Народ имеет к этой программе самое прямое отношение, потому что именно усилиями работников нефтегазовой отрасли, которые трудятся в массе своей в очень тяжелых условиях Заполярья, на холоде, в испарениях нефти, на устаревшем и изношенном оборудовании, обеспечивается выполнение этой энергетической стратегии и обеспечивается хозяйственная устойчивость страны. Благодаря нефтяникам и газовикам вся российская экономика может функционировать, поскольку от этого сырья зависит и транспорт, и энергетика, и промышленность. Об этом труде люди, не связанные с нефть и газом, мало что знают, но реально он тяжелый и вредный. Нам нужно помнить о ежедневных трудовых подвигах этих людей.

Народ поддержит

Несмотря на разные истерические выкрики про "нефтегазовую иглу", любому человеку, сколько-нибудь знакомому с хозяйством, совершенно очевидно, что добыча и экспорт энергоносителей: нефти, газа, угля - это важный источник средств для модернизации страны. Этот путь был опробован еще в СССР, когда в самом начале 1920-х годов начался экспорт бакинской нефти и нефтепродуктов. На вырученные деньги покупались станки и трактора, то есть по существу, сырьевые ресурсы обменивались на средства производства. Нам придется делать так же, чтобы модернизировать и расширить свою промышленность. За прошедшие 20 лет многие промышленные технологии существенно поменялись, а у нас они совершенно не освоены. Их придется покупать вместе с патентами и оборудованием, и за это платить нефтью и газом.

В сущности, нам для этого нужно не так и много: изменить финансовую политику, отказаться от размещения государственных средств в иностранные облигации. Облигации могут потерять цену, а оборудование будет работать десятилетиями. У нас до сих пор работают станки, котлы и другое оборудование, закупленное еще в первой или второй пятилетке. Кроме этого нам нужно создать Министерство капитальных вложений, которое будет распределять государственные средства для долгосрочных инвестиций в основные фонды. Все остальное у нас уже есть, в частности экспортные пошлины на нефть, которые позволяют перераспределять нефтегазовые доходы в государственный бюджет.

Можно выразить полную уверенность, что наш народ полностью поддержит такую политику развития, потому что наш народ воспитан Советской властью и советским наследством. Даже среди молодежи, которая не жила в СССР и не помнит советского строя, есть много сторонников прежней политики. Наш народ хочет возрождения сильной и влиятельной державы, которой можно было бы гордиться. Сейчас народ стоит в стороне только потому, что государство ничего не делает для удовлетворения этого народного желания. Стоит только поменяться государственной политике, как народ станет втягиваться в большую стройку, тем более что это даст ему реальный рост доходов, рост благосостояния. Это подкрепляется и тем, что для большинства рынок не принес ни процветания, ни благосостояния, большинство сильно потеряли по сравнению с советскими временами.

Вообще, труд - это важная часть отечественного менталитета, он имеет исторические и религиозные корни. Наш народ никогда не станет торговцем по убеждению, все равно люди будут стремиться к труду, к приложению своих рук к большому делу. Тем более что нам на прежнем опыте прекрасно известно, как это организовать, как этот труд обеспечить станками, машинами, инструментами.

Дмитрий Верхотуров для Sozidatel.org