Пару дней назад президент Дмитрий Медведев огорошил меня:

-Сто сорок долларов за баррель – это катастрофа для России! – сообщил он внимавшему ему цвету правящей партии.

Вот восемьдесят, куда ни шло. Справимся. А сто сорок развратят нас и пустят по миру.

Подобные причитания я слышу на протяжении последних десяти лет. В глазах стоят иконописно скорбные лики Кудрина и других светочей отечественной либеральной мысли, которые заклинали: «Чур, высокие цены на нефть! Это подрыв хозяйственной инициативы, Содом и Гоморра, кабала».

Однажды, помню, вынырнуло и пошло гулять ученое словечко: «голландская болезнь». Поразмышляв, я вскоре сообразил, что «голландская болезнь» это метафора другой не менее распространенной болезни, которой страдал один уважаемый танцор из анекдота.

Итак, предположим, что цена на нефть дотянется до 140 долларов. Что случится? На страну обрушится цунами десятков миллиардов нефтедолларов, образованных за счет «довеска». Ужас какой-то, татаро-монгольское нашествие. Правда, Саудовская Аравия почему-то переживает аналогичное горе. Норвежцы тоже в ус не дуют, не проклинают небеса за плодоносие нефтяных скважин и скромно возглавляют список самых процветающих стран в мире. А нам – куда ни кинь, все клин.

Я никогда не мог понять одного: какие законы экономики мешали нашим правителям не складывать притекавшие нефтедоллары в кубышку, не прятать их на счета в американские банки, и даже не раздавать направо-налево своим же гражданам (чем они, тем не менее, энергично занимаются накануне любых выборных кампаний), а толково вложить в народное же хозяйство?

Что, например, препятствовало покупке за пять миллиардов долларов завода по производству автомобилей? «Тойота», «Рено», «Фольксваген» - да мало ли кто продал бы свое производство с потрохами, с технологиями? Китайцы скупают фабрики и заводы, и ничего, не тужат. Или купить заводы по производству стиральных машин, холодильников, если свои не в дугу? Кто мешал поставить такой завод в Ростове, Волгограде, Нальчике, Ставрополе, Армавире, где угодно, откуда несутся стоны о безработице? Эти миллиарды, которые сегодня обесцениваются в американских банках, вернутся уже через пять-семь лет. Кроме того, они сохранят в стране сотни миллионов долларов, которые утекают за рубеж в обмен на подержанные «Мерседесы» и «Нисаны».

Почему не накупить на сотни миллионов долларов всевозможной сельскохозяйственной техники – комбайны, тракторы, сноповязалки и прочее и передать в аренду, в лизинг, продать в рассрочку на десять – двадцать лет фермерам, которые сегодня задыхаются без техники и не имеют средств купить ее?

Что мешало купить и установить в каждом крупном города по одному, два компьютерных томографов и на платной же основе, но по божеским ценам, обслуживать миллионы людей, и за двадцать - тридцать лет окупить вложения?

Или купить у немцев или французов фармацевтические фабрики по производству необходимого сердечникам предуктала, и продавать его по цене вдвое-втрое ниже сегодняшней?

Список этот можно продолжить до бесконечности.

Я нигде не нашел вразумительного ответа на вопрос: почему наше правительство ничего этого не делало, не делает и не собирается делать? А когда натыкался на туманные бормотания финансовых гуру на эту тему, у меня возникало подозрение, что один из нас – либо я, либо он – дебил. А может, дело вовсе не в умственных способностях, а в целенаправленном закрытии этой темы?

Что-то подобное у нас уже было. Помнится, в начале девяностых газеты и журналы заполонили статьи либеральных авторов о том, что наступила постиндустриальная эпоха и отныне металлургические заводы, железные и медные месторождения, нефтяные кладовые, залежи алюминия, вольфрама и прочие предметы гордости бывших советских никому ненужное барахло. Будущее за высокими технологиями – компьютеры, программы, чипы, коммуникации, продукты интеллектуального труда. Не исключено, что это был элемент психологической подготовки населения к грядущему «делению» природных ресурсов. Народ с легким сердцем вручал судьбу «не стоящих и копейки» рудников и месторождений шустрым приватизаторам, многие из которых сегодня заседают в советах директоров «никому не нужных» сырьевых компаний, получают фантастические бонусы, опционы и прочие удовольствия владельцев тугих пакетов акций, которые не снятся рядовому налогоплательщику, бывшему «совладельцу».

В отличие от просвещенного президента я, наивный дилетант, почему-то полагаю, что сто сорок долларов за баррель – это прекрасно для России, двести – подарок, а триста – просто дар божий. Только этим добром надо уметь распорядиться. А если это и катастрофа, то разве что для нынешней элиты, которая не успевает пережевывать текущие в страну по трубе миллиарды и не может допустить притока новых богатств, понимая, что не в состоянии присвоить их. У правящей элиты образовались несварение желудка и запор от перманентного пережора. Свои желудочные расстройства она выдает за болезнь экономики страны.

Правящему классу России требуется хорошая клизма. Желательно с патефонными иглами.

Автор: Василий Красуля
Источник: rossija.info