altЗамена капиталистической экономики, несовместимой с реалиями России, на кооперативную -- самая важная составляющая программы спасения страны от вымирания.

Главные причины несовместимости капитализма с Россией - перенасыщенность страны с советских времен промышленностью, в массе своей неконкурентоспособной, и чиновниками сталинской школы, тупыми, жестокими и лживыми, которые составили нынешний класс российских капиталистов. Эти же реалии являются и главными причинами вымирания страны. «Прихватизировав» государственную собственность, номенклатурные коммуно-капиталисты обрабатывающую промышленность бросили на расхищение мелким хищникам, а сами накинулись на промышленность, добывающую природные ресурсы, выдающую «на-гора» огромные прибыли и не боящуюся западной конкуренции. В результате обрабатывающая промышленность начала быстро разрушаться, увлекая за собой связанные с нею отрасли – науку, техническое образование, здравоохранение, сельское хозяйство. С этими отраслями, включая саму обрабатывающую промышленность, был связан труд приблизительно 70% населения страны. И эти люди в течение короткого времени оказались без работы по специальности, а то и совсем без работы. Ко всему еще раскрутившаяся гиперинфляция съела все их накопления. И началось бурное вымирание этого слоя граждан, особенно пожилых людей, которым трудно было приспособиться к новой действительности.

В стране, перенасыщенной государственной промышленностью, нельзя было вводить капитализм. Тем более, что люди в России не имели о нем понятия, как и о демократии, способной его смягчать. В СНГ такой страной является и Украина, которая также оказалась несовместимой с капитализмом – получила развал своей гипертрофированной обрабатывающей индустрии и связанных с нею отраслей, получила вымирание населения, а теперь и удушение демократии.

В России развал обрабатывающей промышленности и всего с нею связанного завершился в основном к 1994 году, и с тех пор, вот уже 17 лет, промышленность не возрождается, притом, что капитализм способен обычно очень быстро восстанавливать разрушенное. К примеру, в послевоенной Германии разбомбленная до основания промышленность была восстановлена, и в новом качестве(!), за 5-6 лет. И если сейчас в России промышленность 17 лет не восстанавливается, то это значит, что она и не будет восстановлена никогда – при капитализме. Капиталистам слишком рискованно вкладывать капиталы в ее восстановление под натиском западной конкуренции извне и беспрецедентной коррупции изнутри. Другое дело инвестировать в промышленность добывающую, благо страна чрезвычайно богата природными ресурсами. И когда Медведев упрекает российских предпринимателей за то, что они «ничего не предпринимают», он выглядит, мягко говоря, странно.

Только кооперативный строй имеет шансы справиться с задачей воссоздания обрабатывающей индустрии и всего с нею связанного, а значит обеспечить создание качественных рабочих мест для людей, обреченных сейчас на примитивные виды труда или безработицу и раннюю смерть.

Пример для России

На Западе существует множество преуспевающих кооперативных предприятий и учреждений почти во всех отраслях труда и экономики. Но для нас особенно интересна история испанской федерации кооперативных предприятий «Мондрагон», так как она ведет свою историю с конца 40-х годов, когда в провинции Басконии с очень развитой до войны промышленностью существовала обстановка, напоминающая российскую в 90-е годы: остановившиеся заводы, безработица, растущая преступность, наркомания и т.д.

Федерация «Мондрагон» начала создаваться с открытия на кооперативной основе маленького техникума и полукустарной мастерской по ремонту бытовых электроприборов, в которой работало 25 человек. В течение следующих лет рост федерации шел медленно, но в 1956 году, по задумке создателя федерации священника Хосе Марии Аризмендиарриета, был учрежден кооперативный банк взаимопомощи, названный им «Народной рабочей кассой» (Caja Laboral Popular). Банк этот работал по совершенно новой, невиданной доселе схеме. И после его открытия федерация начала разрастаться со все возрастающей скоростью. К 2008 году Федерация разрослась до 200 фирм различного профиля и размера с общим числом работников в 104 тысячи человек (24,1% роста за последний год). Общий торговый оборот увеличился до 15 млрд. евро (на 12,4% за год), суммарная стоимость всех активов возросла до 33 млрд. евро (19,2% роста). В Испании предприятия «Мондрагон» являются лидерами в производстве бытовых электроприборов и различных станков и стали третьими по величине в Европе поставщиками запчастей для автомобилей. Предприятия федерации производят робототехнику, автоматические сборочные линии (для автозаводов «Форд» и «Рено»), выпускают горные экскаваторы, спутниковые антенны, дорогие автобусы, ветряные двигатели и многое другое. Специализированные фирмы Федерации занимаются техническим консалтингом и программным обеспечением. Входят в «Мондрагон» и сельскохозяйственные товарищества, и сеть кооперативных супермаркетов - более 300 магазинов разбросаны по всей провинции Басков. Федерация строит дома для своих работников и имеет большое число разнообразных технических училищ, четыре из них университетского уровня, имеет научно-прикладной центр из трех институтов. Примерно половина промышленной продукции предприятий федерации идет на экспорт. В 2008 году в Москве было открыто торговое представительство мондрагоновской фирмы «Фагор Электродоместикос», производящей бытовые электроприборы. Во многих странах возникли филиалы федерации. И все это развитие проходит без каких-либо коммерческих инвестиций со стороны! Чудо, не правда ли?

В чем же состоит «секрет» эффективности «Народной рабочей кассы»? Построив какое-либо предприятие, причем с учетом конъюнктуры на рынке (в той сфере рынка, где выше уровень прибыли), Касса продает его по себестоимости и в рассрочку трудовому коллективу, набираемому с помощью той же «Кассы». Созданное предприятие, расплатившись с «кассой», выходит в свободное рыночное плавание. При этом 10% своих годовых прибылей коллектив предприятия выплачивает в породившую его «кассу», получая за это право брать в Кассе беспроцентные кредиты на модернизацию или перепрофилирование производства. Предприятия никто не обязывает вкладывать в Кассу проценты от прибылей, но коллективы предприятий от такой практики никогда не отказываются. В Кассу федерации они вносят проценты от прибыли (прибыль становится меньше и меньше делается наполнение процентов!), а в коммерческих банках им пришлось бы выплачивать проценты за кредиты, которые не зависят от положения кредитора. В итоге, чем больше возникает «детей» у Кассы, тем богаче она становится, и может больше создавать новых предприятий и коммерческих учреждений.

Разоряются кооперативные фирмы на порядок реже частных и акционерных. В «Мондрагоне», к примеру, за все время его существования разорилось всего лишь три фирмы. Более того, когда в собственность работников переходят терпящие бедствие частные предприятия, то коллективы, как правило, быстро ставят их на ноги. Причина проста, у работников нет другого выхода, кроме как искать возможности спасения своих рабочих мест и напряженно, добросовестно работать. И по опыту кооперативов на Западе, можно с уверенностью сказать, что если бы в перестройку предприятия и учреждения России перешли в собственность работников, большинство из них могло бы выжить. Модернизоваться или перепрофилироваться с помощью «рабочих касс» - и выжить.

Важно знать и то, что в современных кооперативных учреждениях все деньги, идущие на развитие производства, включая и выплаты в «кассу», расписываются по лицевым счетам работников, и в случае ухода работника с предприятия (на пенсию или на другую работу) он получает всю накопленную на его счету сумму. Таким образом реализуется один из главных принципов современных независимых кооперативов: «Продукт труда (или его денежный эквивалент) является неотъемлемой собственностью работника». (Если предприятие начинает работать в убыток, суммы на счетах работников соответственно начинают уменьшаться.)

И еще очень важно, что кооперативные банки взаимопомощи предотвращают трансформацию кооперативных предприятий в капиталистические или госсоциалистические и обеспечивают таким образом создание нового полновесного социально-экономического строя.

Вкратце должен здесь отметить, что создаются кооперативные предприятия на Западе не под влиянием какой-либо возвышенной идеи, а из прагматических соображений: больше зарабатывать и сохранять свои рабочие места. Попутно работники-совладельцы начинают ощущать и ценить новую атмосферу на своих предприятиях: отсутствие унизительной и разлагающей зависимости от хозяина и его персонала, отсутствие конкуренции (кто лучше к начальству подлижется), и еще много другого позитива. И когда расспрашиваешь работников кооперативных предприятий насчет их работы, они всегда первым делом говорят об очень хорошей атмосфере на предприятии, а уж потом, что больше зарабатывают и т.д.

Выборы на производственной основе

И последняя важная деталь. В федерации «Мондрагон» для координации действий большого числа кооперативов и обслуживающих их организаций, прежде всего «Рабочей кассы», были созданы парламент – Конгресс Федерации, и правительство - Генеральный совет. И формируются эти органы с помощью выборов на производственной основе. На таких выборах депутаты избираются прямо от предприятий и учреждений. В этом случае невозможной становится фальсификация результатов голосования и вмешательство денежных мешков - кандидатам нет нужды «раскручиваться» с дорогостоящей помощью СМИ: избиратели, коллеги по работе, хорошо их знают. Легко осуществляется и отзыв избранных трудовым коллективом депутатов в случае их недостойного поведения или плохой защиты интересов избравших их трудовых ячеек.

Огромное преимущество таких выборов состоит и в том, что избирателям всегда и везде хорошо известны их кандидаты – их коллеги по работе. Собственно при этом выборы и становятся выборами в полном смысле этого слова. При выборах на партийно-территориальной основе избиратели имеют очень поверхностное представление о кандидатах, за которых они голосуют, выбирают «котов в мешке».

Избирательная система на производственной основе стояла и в программе польской «Солидарности» для будущего польского государства. Для начала, чтобы не дразнить кремлевских гусей, предполагалось создать вторую палату в Сейме, социально-экономическую, и ее формировать на выборах по производственному принципу. Необходимость введения этой избирательной системы вытекает из прагматических интересов кооперативных предприятий и учреждений, заинтересованных иметь возможность пресекать произвол и нарушение законов государственными органами, контролировать их деятельность. Избирать депутатов в органы законодательной власти всех уровней должны иметь право и объединения индивидуально работающих людей – крестьян, кустарей, деятелей литературы и т.д., а так же и объединения пенсионеров.

В России такая избирательная система, кроме всего прочего, позволит спокойно заменить нынешний никуда не годный, насквозь прогнивший политический класс новыми людьми из народа и интеллигенции.

Кооперативный строй в России

В нынешних российских условиях, когда разрушена большая часть обрабатывающей индустрии и всего связанного с нею, кооперативный строй с его инвестиционными фондами мог бы воссоздать разрушенные отрасли экономики и тем самым остановить вымирание населения.

Новое российское государство, параллельно создаваемое движением за кооперативное общество, смогло бы организовать в различных регионах страны инвестиционные фонды, типа «Рабочей кассы» федерации «Мондрагона», и сформировать их первоначальные капиталы за счет доходов от экспорта ресурсов. Ресурсы, разумеется, должны быть национализированы. Это помогло бы инвестиционным фондам с возрастающей скоростью проводить воссоздание промышленности, прикладной науки, технического образования, сельского хозяйства. Иначе говоря, создавать новые и качественные рабочие места и «социальные лифты». В Испании государство оплачивает примерно 30% стоимости создания новых предприятий федерации «Мондрагона» за счет программы по борьбе с безработицей.

В начале кооперативного пути государству пришлось бы временно защищать молодые предприятия от внешней конкуренции таможенными барьерами, постепенно снижая эти барьеры по мере качественного роста товаров молодой кооперативной промышленности. Качественный рост поначалу обеспечивала бы конкуренция между молодыми кооперативами на внутреннем рынке. В Испании таможенные барьеры заменяла экономическая блокада страны, существовавшая до падения режима генерала Франко.

Наконец, кооперативы воздействовали бы в позитивном направлении и на моральный уровень общества - начали бы вытеснять коррупцию и прочие мерзости нынешней жизни.

Место кооперативного строя в истории

Вкратце скажу об историческом обосновании неизбежности установления кооперативного уклада во всем мире. Вначале все сторонники кооперативного уклада рассматривали его, как некий «третий путь» развития человечества между путями капитализма и социализма, и я тоже так его обозначал. Но позже понял, что никакой это не третий путь, а основной - «столбовая дорога человечества». Вначале долго существовал рабовладельческий уклад, когда и раб и плоды его труда принадлежали хозяину, его сменил уклад феодальный, при котором феодалу принадлежали руки крепостного (он не мог работать ими на других феодалов) и плоды его труда, затем возник уклад капиталистический, при котором хозяину средств производства принадлежали только плоды труда его наемных работников. То есть, мы видим, как по мере развития сознания людей поднимался уровень освобождения их труда и их самих. И нет никаких оснований считать, что расширение свободы остановится на капиталистической отметке. Если человечество не покончит ранее с собой, неизбежно установление нового, кооперативного уклада, когда продукция труда каждого работника (или ее денежный эквивалент) будет принадлежать уже самому работнику, что неизбежно приведет и к овладению коллективами работников-совладельцев средствами производства, которые создавались за счет их труда.

Между прочим, приближение России к катастрофе вымирания может спровоцировать и мировой ядерный коллапс – самоубийство человечества. Это тема для отдельной статьи, сейчас же лишь предложу читателям подумать: что может произойти, если вдруг тот же Китай захочет овладеть обезлюдевшей Сибирью с ее колоссальными природными богатствами? Как к этому отнесется Москва, с ее ядерными ракетами, Индия, США, НАТО и другие страны?

Кооперативный строй намеревались установить чехи и словаки в 1968 году. Мировая пресса окрестила ту «бархатную революцию» в ЧССР «социализмом с человеческим лицом». Россия военной силой подавила эту попытку. В 1981 году кооперативный строй хотело создать польское профобъединение «Солидарность», которое разработало для этого замечательную комплексную программу с учетом опыта наиболее продвинутых западных кооперативных предприятий и объединений, прежде всего, испанской кооперативной федерации «Мондрагон». И «Солидарность» фактически победила. Ее законопроект по установлению самоуправления на предприятиях под давлением общества был принят Сеймом (в конце 1981 г.), и с 1 января 1982 года должен был вступить в силу. Под символом «самоуправление» в законопроекте (как и в программе) речь шла фактически о кооперативной, групповой собственности трудовых коллективов. Но советских вождей эта маскировка не обманула, и социалистическая» Россия, вновь выступила в роли восточноевропейского жандарма. Под угрозой вторжения в Польшу «кремлевские старцы» заставили польские власти арестовать весь актив профобъединения. Что и было сделано в ночь с 12 на 13 декабря 1981 года.

Почему потом поляки и чехи не вернулись к кооперативному самоуправлению? После того, как была разгромлена «Солидарность», в Польше и Чехословакии и во всех Восточно-европейских колониях Советской России люди поняли, что Россия никогда не позволит им перестраивать «реальный социализм», созданный по образу и подобию сталинского «социализма». И когда неожиданно сталинизм зашатался в России, поляки и чехословаки бросились под крыло западных капиталистических стран, постарались побыстрее слиться с ними во всем. Они боялись, что завтра Кремлем могут вновь завладеть какие-нибудь империалисты-сталинисты, и попрут на них. Теперь мы видим, что они лучше нас понимали природу России!

Если бы кооперативный строй не был задавлен при рождении в Чехословакии и Польше, то сегодня мы жили бы совсем в другом мире. Кооперативный строй установился бы в Восточной Европе и в России также. Это как минимум.

В перестройку российская интеллигенция, не поняв спасительности кооперативного строя для страны, «попёрла» к капитализму без «человеческого лица». Летом 1992 года в Москву приехала американская делегация теоретиков и практиков кооперативных предприятий. (Я входил в ее состав, т.к. тогда уже имел американское гражданство и имел ряд опубликованных на различных языках статей и монографий по теории и практике кооперативного строя.) Делегация встречалась с Ельциным и его помощниками и убеждала их, что России лучше идти к рыночной экономике через приватизацию предприятий и учреждений в пользу трудовых коллективов. Тогда это относительно легко было сделать. И такое развитие могло бы быть постепенным, преемственным и понятным российским людям. Поразительно, что даже руководители Всемирного Банка считали это лучшим решением для России. В своем докладе в 1991 году они констатировали: «Собственность работников для России, по-видимому, является самым быстрым и самым дешевым способом создания ядра класса собственников, который необходим в процессе трансформации к рыночной экономике». (Доклад VB за № 1ДР 0103) Но Ельцин с окружавшими его «либеральными» интеллигентами и свежеиспеченными капиталистами из числа бывших его коллег по номенклатуре КПСС пренебрегли советами американцев. Они поняли, что на кооперативном пути они быстро лишатся и власти, и свежеприобретенной собственности.

В России убежденным сторонником кооперативного строя, который, по сути, представляет собой синтез (или конвергенцию) определенных качеств социализма и капитализма, был академик Андрей Сахаров, который не уставал повторять, что «конвергенция социализма и капитализма - в конечном итоге единственная альтернатива гибели человечества». И когда Сахаров прочел мою опубликованную на Западе работу по теории кооперативного строя («Третий путь», журнал «Грани», Германия, №№ 91-93,1974 г.), он сказал, что описанный мною строй представляет собой, на его взгляд, «конкретный аспект здоровой конвергенции». Нынешний строй в России, это уже я говорю, можно считать злокачественной конвергенцией худших черт капитализма и социализма.

Программу «Солидарности», как и структуру кооперативных анклавов на Западе, российская оппозиция должна была бы изучить и положить в основу своей программы спасения народа и страны. Сейчас же некоторые группы заводских работников, осознавая гибельность положения в стране и не имея почти никаких сведений о современном кооперативном строе, начинают склоняться к необходимости усиления государственного руководства экономикой и требуют даже национализации частных предприятий и учреждений. То есть, взгляд их возвращается к государственному социализму, который неизбежно и быстро трансформируется в государственный феодализм. И они не учитывают, что этот строй теперь не стал бы обладать даже той малой эффективностью, которой обладал при КПСС. Модель же кооперативного строя будет привлекать умных и активных людей своей конструктивной логичностью и проверенностью опытом западных анклавов этого строя. И очень важно, что конструктивность такой программы будет способствовать мирному характеру выступления сторонников этой программы. Их выступление не будет бунтом отчаяния.

В перестройку людей, понимающих преимущества кооперативного строя, существовало немало. В конце 1990 года работники крупной промышленности и научно-технических институтов создали «Союз Трудовых Коллективов СССР» (потом - России) с целью добиться перехода предприятий и прикладных институтов в собственность их трудовых коллективов. В Союз входили представители почти всех крупных предприятий и научно-прикладных институтов страны. На съезды Союза собиралось по тысяче человек. Создатели Союза пригласили меня работать с ними в качестве советника. Я, разумеется, согласился и смог убедиться, как много еще думающих людей оставалось в России. К сожалению, большинству членов Союза не хватило боевитости и настойчивости, и они не смогли сохранить Союз при распаде промышленности и начавшемся после конституционного переворота 93-го года давлении властей на Союз. Важной причиной этого было и отсутствие поддержки Союза российским обществом и интеллигенцией, которая жаждала «шикарного» капитализма. В Польше такая поддержка была, и был отсюда необычайный подъем энтузиазма в обществе. «Солидарность» пользовалась даже поддержкой «Костела» (католической церкви).

Жесточайшая цензура

И в России без возгорания всеобщего энтузиазма кооперативный строй и соответствующую ему демократию утвердить не удастся. Для возникновения же энтузиазма нужно, очевидно, чтобы значительная часть общества уже заранее знала, что представляет собой этот строй и как он необходим стране. Но в России этого будет очень трудно добиться, так как оппозиционные «либерал-плюралисты» установили жесточайшую цензуру на сведения о кооперативном движении на Западе. В оппозиционных средствах информации даже в юбилейных материалах о «Пражской весне» и «Солидарности» не упоминается их главная цель – установление нового строя, о котором мы здесь ведем речь. Даже в материалах о Сахарове ничего не говорится о его идее конвергенции социализма и капитализма. Не жалуют эти идеи и левые – их отталкивает упоминание о «капитализме» и кооперативах («буржуазном изобретении для ослабления революционной энергии пролетариата»). О цензуре в государственных СМИ и говорить не приходится. Ни на что другое нет в России такой жесткой цензуры, как на сведения о кооперативном строе.

Что же тогда делать? Распространять информацию о новом строе и «Солидарности»! Ничего другого не остается. Оппозиционная интеллигенция должна была начать это делать уже давно, по крайней мере, после дефолта 1998 года, когда стало ясно, что Россия и капитализм – несовместные материи.

Сейчас самое время напомнить, что коммунистические власти в Польше, пытаясь отвлечь поляков от поддержки «Солидарности», создали радикально-националистическое объединение «Грюнвальд», которое сразу же выдвинуло лозунг «"Солидарность" должна быть польской!» и стало кричать, что она создана сионистами и ЦРУ. Вожди Советской России, смертельно испугавшись, что польская зараза перекинется на Россию, создали точно такую же организацию и у себя – «Патриотическое общество "Память"». Это и было началом русского фашизма. В декабре прошедшего года на Манежную площадь вышли их наследники – круг замкнулся! В Польше после ее освобождения из российской империи общество «Грюнвальд» смыло, как прошлогодний снег, а вот в России фашисты, зачатые в КГБ, цветут и пахнут. Но нынешние вожди России, как и оппозиция, зря пугают ими людей: в случае возникновения в России мощного движения за построение «общества социалистического самоуправления», как называли поляки из «Солидарности» цель своей борьбы, от лубянских фашистов тоже останется только грязная лужа.

Но, увы, похоже, слишком мало времени остается у России, да и с трудом верится, что российская интеллигенция способна осознать свою ответственность и преодолеть реактивность своего мышления – кидание из крайности в крайность, от жестокого сталинского «социализма» к жестокому ельцинскому капитализму.

Однако, все возможно, пока жизнь продолжается, и надо сражаться. «Жертвой стать всегда успеешь!» - как гласил запомнившийся мне лозунг французских студентов во время их знаменитой майской «револьты» 1968 года.

Читателям, которые захотят поближе познакомиться с теорией и практикой кооперативного строя, я посоветую зайти на мой сайт www.belotserkovsky.ru и просмотреть там книги «Продолжение истории: синтез социализма и капитализма» (Москва, 2001 год) и/или новый и сокращенный вариант этой книги, озаглавленный: «Для всех и для себя. Репортаж из будущего» (2009 год), опубликованный в вестнике CIVITAS . На английском языке, испанском и немецком также имеется литература на данную тему.

Автор: ВАДИМ БЕЛОЦЕРКОВСКИЙ
Источник: vestnikcivitas.ru/em>