Почему такие слова, как капитализм, капиталист, буржуазия – практически исчезли из экономического и политического обихода современной России

В первую очередь, авторы либерально-демократической ориентации подобных слов избегают, почти стыдятся и повсеместно заменяют термином «рыночная экономика». Припоминаю, как в ходе одной из недавних телевизионных дискуссий упрекнули участника, использовавшего слово «капитализм» вместо «рыночная экономика», в том, что он мыслит не вполне современными категориями.

В наиболее, пожалуй, популярном у нас учебнике «Экономическая теория» под редакцией профессора А.И. Булатова термин «капитализм» всё же используется, но крайне редко. Это, кстати, типично и для западных публикаций, хотя и в меньшей степени, чем российских.

Подобный феномен, прежде всего, объясняется теми негативными ассоциациями, которые вызывают эти слова у большинства населения. С ними тесно увязаны такие понятия, как эксплуатация, сильное имущественное расслоение между бедными и богатыми, социальные столкновения, революции и другие, не самые привлекательные «родимые пятна» существующей системы отношений.

Однако такая подмена понятий неправомерна.

Капитализм – это действительно рыночная экономика, но не всякая рыночная экономика – капитализм.

Рынок появился не одну тысячу лет тому назад в результате общественного разделения труда, что породило обмен между собственниками различных продуктов и создание, в том числе и международной торговли. Так, в Библии, например, есть упоминание о том, что царь Иудейский Соломон заключил договор с царём Тирским Хирамом о поставке ему стволов ливанских кедров и кипарисов для строительства храма в обмен на пшеницу и оливковое масло. Экономика Афин и многих древнегреческих полисов была преимущественно рыночной, как и экономика средневековой Венеции, Генуи, а также ганзейских городов, включая Новгород. Однако означает ли это, что мы должны при их характеристике использовать единый термин – «рыночная экономика»?

Очевидно, что существуют различные рыночные экономики: рабовладельческая, феодальная и капиталистическая. Всё зависит от того, в каких условиях производится продукция для обмена. Капитализм отличается от всех прочих рыночных систем тем, что он превращает в товар главный элемент производства – рабочую силу. В отличие от прочих социально-экономических систем современное общество состоит из двух главных составных частей – собственников средств производства и наёмных работников, продающих собственникам свою рабочую силу. Поэтому использование термина «капитализм» в этом случае вполне обосновано.

Может ли существовать «социалистическая рыночная экономика»? Раньше это прозвучало бы как оксюморон, то есть что-то вроде горячего льда.

Но, тем не менее, последний съезд китайской компартии охарактеризовал нынешнюю систему в стране как социалистическую рыночную экономику («социализм с китайской спецификой»). Её главное содержание: предприятия всех форм собственности функционируют по рыночным правилам при особой роли государства, руководимого компартией.

Однако цель этих заметок – вовсе не определение сути китайской системы. Наша цель – возвращение термина «капитализм» в научный и политический оборот. Ясность в использовании базисных категорий важна для понимания сути отношений.

Бельчук Александр Иванович – доктор экономических наук, профессор Всероссийской академии внешней торговли.

Источник: "Столетие,ру"