Россия действительно готовится провести новую масштабную приватизацию. О грядущей распродаже госактивов за прошедшие недели высказался почти весь экономический блок правительства, а премьер Владимир Путин пообещал сохранить либеральную экономику в стране. Сейчас команда чиновников под руководством первого вице-премьера Игоря Шувалова вовсю пишет новую программу приватизации, которая должна пополнить казну и дать потенциальным инвесторам сигнал: частной собственности в России быть.

"Все инвесторы, которые входят в Россию, на российский рынок, ясно и четко должны понимать - сегодня и на будущее: мы сохраним для всех этот либеральный режим, который, на мой взгляд, является одной из фундаментальных основ для полномасштабного инвестирования в экономику России", - заявил Владимир Путин на инвестиционном форуме в Сочи. Насколько уместно слово "сохраним" в речи Путина, решать, естественно, самому премьеру. Остальные же наблюдатели в последние годы замечали лишь, что государство в России, напротив, резко тормозило с либерализацией экономики, увеличивая влияние на так называемые стратегические отрасли.

Кризис привел к тому, что госсектор в экономике начал расти еще быстрее, хотя и не так быстро, как ожидали экономисты. "Мы думали, что будет такая тотальная национализация, просто будут спасать всех подряд. Выяснилось, что это не нужно", - заявил ректор Академии народного хозяйства Владимир Мау в интервью "Эху Москвы" в сентябре 2009 года. Действительно, опасения такие были, однако правительство, частично из-за нехватки денег, частично - из-за непонимания, что далее со всем этим "добром" делать, на прямую национализацию не пошло. Зато госбанки получали, в основном в качестве залога по кредитам, все больше и больше российских компаний, которые теперь хотят продать частникам.

Правительство России пошло еще дальше и хочет продать и сами госбанки. И не только.

Доля государева

23 сентября 2009 года первый вице-премьер России Игорь Шувалов в интервью Bloomberg заявил, что Россия в ближайшие годы может избавиться от части своих долей в уже являющихся публичными компаниях. Министр финансов Алексей Кудрин подтвердил, что поддерживает идею, ведь именно он отвечает за то, чтобы бюджет России был сбалансированным. А для этого Минфину нужны деньги.

Правительство по поручению Владимира Путина с весны разрабатывает новую программу приватизации и дополнительный план приватизации на 2010 год. Оба документа должны быть завершены до конца 2009 года. По словам Игоря Шувалова, в России есть около 5,5 тысяч предприятий, которые могут быть реорганизованы в акционерные общества. Распродажа, в ходе которой государство сможет заработать сотню миллиардов рублей, может начаться уже в текущем году. Это почти в 15 раз больше, чем Минфин изначально надеялся получить от приватизации в 2010 году.

Стали известны и первые названия активов, поделиться которыми чиновники готовы с частниками. "Сейчас обсуждаются порты и аэропорты, "Совкомфлот", Росагролизинг", - заявила министр экономического развития России Эльвира Набиуллина на инвестфоруме банка ВТБ 29 сентября. Ранее Шувалов говорил, что для борьбы с бюджетным дефицитом власти могут продать до 20 процентов Совкомфлота. Он также не исключил продажи доли в Роснефти, крупнейшем нефтедобытчике страны.

Но Набиуллина сообщила, что вопрос о приватизации "Роснефти" в правительстве сейчас не обсуждается. "По "Роснефти" у нас таких предложений не было", - цитирует Reuters министра/ Набиуллина жестко срезала Шувалова, заявив, что власти надеются выручить от приватизации в 2010 году "до нескольких десятков миллиардов рублей", а не 100, как утверждал первый вице-премьер. Зато государство в среднесрочной перспективе может продать миноритарный пакет акций в банке ВТБ, но о снижении госдоли ниже 50 процентов можно будет говорить только через пять лет. Об этом, как сообщал"Интерфакс", заявил министр финансов России Алексей Кудрин.

Государство, по словам Кудрина, также может увеличить в ближайшие годы свою долю в проблемных компаниях автомобильной промышленности и оборонно-промышленного комплекса, но это будет произведено только для поддержания компаний и в ближайшие два года. "Потом опять эти компании будут выведены на рынок и приватизированы", - отметил министр финансов.

В России существует и еще один объект для приватизации - госкорпорации, которых в России целых семь. Самым подходящим кандидатом на разгосударствление выглядит госкорпорация "Ростехнологии", которой были переданы около 400 предприятий, в том числе относящихся к оборонной промышленности. Большинство из них находятся в плачевном состоянии, а некоторые активы все еще не оценены. Между тем, этого госмонстра можно было бы нарезать на куски, продавая их инвесторам по частям. Другие госкорпорации на это мало годятся, поскольку корпорациями, вообще-то, не являются.

Впрочем, в акционерные общества можно было бы превратить любую из них, хотя это может быть и трудоемким процессом. Дело в том, что гиганты создавались каждый на основе собственного закона, а переданное им имущество принадлежит не государству, а самим госкорпорациям. До сих пор, однако, ничего конкретного на тему акционирования госкорпораций чиновниками не было сказано, хотя по приказу президента России их проверяет сейчас Генпрокуратура.

Кому это надо?

30 сентября в Думу был внесен бюджет на 2010 год, в котором прописан дефицит в 2,937 триллиона рублей (6,8 процента ВВП). Минфин с начала года скребет по сусекам, отрезая лишние бюджетные хвосты, чтобы разрыв в доходах и расходах государства был не столь большим, ведь дефицит бюджета грозит стать хроническим. Государство уже планирует занять на внешних рынках 60 миллиардов рублей. Между тем, снизив госпакет в "Роснефти" с 75 до 50 процентов прямо сейчас, правительство бы получило в бюджет "лишние" 20 миллиардов долларов.

Без масштабной приватизации государство действительно рискует плотно подсесть на внешние займы. Ведь в ближайшие годы основной головной болью для чиновников станет пенсионная система.

Правительство с 2011 года решило повысить аналог Единого социального налога сразу на 8 процентов - с 26 до 34 процента. Бизнес уже неоднократно высказывался против этой реформы, поясняя, что налоговая нагрузка будет сильным ударом по начавшим выход из кризиса предприятиям. Реформу уже перенесли с 2010 года на 2011 год. Более того, уже пошли разговоры, что от нововведений частично будут освобождены целые сектора экономики России. Это значит, что инициатива правительства, скорее всего, не будет реализована. Либо реформу развернут, либо бизнес уведет зарплаты сотрудников в тень, чтобы не платить налог. Приватизация могла бы решить эту проблему, позволив правительству относительно безболезненно пройти кризисный и посткризисные периоды, дождавшись восстановления экономики без дыры в бюджете.

Стоит отметить, что в России был не только опыт жуткой приватизации 1990-х, которая проводилась в условиях инфляции и политической нестабильности, но и несколько относительно успешных операций по приватизации госактивов. Это, к примеру, размещение акций "Роснефти", реорганизация "РАО ЕЭС России" и даже "народное" размещение акций ВТБ, за которое инвесторы до сих пор костерят чиновников и менеджмент банка. В данном случае "успешными" эти шаги являются, конечно же, для государства, которое выручило десятки миллиардов долларов.

Есть у новой приватизации и еще одна цель. У России сейчас появилась возможность попытаться изменить отношение к частной собственности, подтвердив слова премьера о курсе на либерализацию экономики. Государство утратило тот запас доверия (если он вообще у него был), который позволяет, к примеру, европейцам национализировать частные компании, не вызывая у граждан опасений в тотальной национализации.

Новая приватизация, проведенная по четким правилам, без сотрясающих воздух скандалов, позволит Кремлю и правительству заявить, что цивилизация и понятные правила игры для потенциальных инвесторов получили прописку и в России. Доказать, что государство действительно сделало из кризиса должные выводы.

Но даже в этом случае главная проблема останется. Чиновники наверняка захотят оставить себе контроль в приватизируемых гигантах российской промышленности. А то, как российское государство относится к своим младшим партнерам, известно давно. Не знаете как? Спросите у миноритариев госбанка ВТБ. Они вам расскажут.


Лента.Ру