altСветлые умы решили, что репутационные риски стали слишком велики и ими надо поделиться

Зачем меняют важных чиновников в советах директоров? На мой взгляд, слишком наглядными в последнее время стали примеры, когда непрозрачные решения, принятые советами директоров госкомпаний, ведут к потере репутации, а иногда и к повестке в Лондонский суд по иску недовольных акционеров. Недавний пример: сделка «Газпрома» по продаже пакета «Новатэка» по заниженной цене, а менеджменту пришлось взять ответственность на себя, выгораживая совет директоров, включающий Набиуллину, Шматко и прочих.

Иски от западных акционеров создают уважаемым людям разные риски. Например, они могут попасть в список невъездных в Америку или страны Евросоюза, что им совсем не к чему. Да и в России в Госдуме сейчас обсуждаются поправки к закону об акционерных обществах, ужесточающие ответственность членов советов директоров за принятые решения.

Светлые умы решили, что чиновникам лучше этой ответственностью поделиться с профессионалами – независимыми директорами и «профессиональными поверенными», которые будут представлять интересы государства в советах директоров госкомпаний.

Смех вызывают комментарии ответственных лиц, что профессиональные директора будут голосовать по директиве государства как акционера. То есть решения им будут навязываться государством, а отвечать они будут персонально своим собственным имуществом. Чтобы пойти на такую сделку «профессионал» должен понимать, что риск должен быть компенсирован вознаграждением. Иными словами, рассчитывать на сверхдоходы от использования служебного положения в совете директоров. И чем же тогда эти профессионалы лучше чиновников? И те, и другие суть «машинки для голосования» с непрозрачной системой вознаграждения (чиновники не могут официально получать вознаграждение за работу в советах директоров).

Как я уже неоднократно отмечал, дело здесь не столько в том, кто заседает в советах директоров – чиновники или профессионалы, а в том, где находится центр принятия решений. Если решения принимаются в госоргане, который выдает своему представителю директиву, совет директоров носит декоративный характер, оформляя решения акционера. Конфликт между глобальными интересами государства и локальными интересами компании все равно остается: государство может быть заинтересовано побольше «выжать» из бизнеса сейчас, а компания – в своем долгосрочном развитии.

Есть ли выход из этой ситуации? Существует естественное решение, когда государство даже будучи акционером не вмешивается напрямую в хозяйственную деятельность компании, использует регулятивные механизмы (например изъятие ренты с помощью налога на добычу полезных ископаемых или осуществляет регулирование путем тарифной политики). Исключаются прямые директивные решения, продавливаемые через совет директоров.

В таком контексте при отказе от директив получается, что никаких поверенных не нужно, и, в соответствии с международной практикой работы компаний с госучастием, большинство в советах должны занимать независимые директора, которые отвечают перед акционерами за качество принимаемых советом директоров решений своей репутацией и кошельком. Поэтому и механизм отбора кандидатов в совет директоров должен быть не в руках чиновников, а в компаниях – комитетах советов директоров по номинированию и вознаграждению. В таком случае государство как акционер участвует в избрании членов советов директоров через голосование на общем собрании акционеров, и его права никоим образом не ущемляются.

Автор: Александр Филатов
Источник: slon.ru