Для развития инноваций и создания инвестиций в России сегодня нужно не сколько строить, сколько ломать, и прежде всего систему госрегулирования.  

«Ломать – не строить» – гласит народная мудрость. В том смысле, что ломать значительно легче. Это верно почти всегда, но из каждого правила бывают исключения. Бюрократическую систему, например, значительно легче построить, чем потом сломать. Менее чем за 20 лет в России смогли практически с нуля выстроить такую мощную систему ограничений и барьеров на пути развития бизнеса, что сломать или даже слегка модернизировать ее теперь практически невозможно. В России уже набили оскомину слова о необходимости модернизации. Что так, как сейчас, жить нельзя, согласны все, от президента до мелкого бизнесмена. И с «нефтяной иглы» надо слезать, и инновационный сектор развивать, и условия для инвестиций создавать, и при этом социальные гарантии желательно как минимум сохранить, а как максимум – существенно увеличить. Все согласны. Только на практике ничего не происходит.

В качестве инструментов модернизации у нас рассматривается только два: призывы и лозунги (если это можно считать инструментом) и вливание бюджетных средств. Иногда предлагается что-нибудь более экзотическое, например, запретить лампы накаливания и таким образом стимулировать использование «инновационных» энергосберегающих. Но есть у меня стойкое ощущение, что ни призывы, ни даже бюджетные вливания не приведут к серьезным изменениям. И главная причина в том, что для развития инноваций и создания инвестиций в России сегодня нужно не сколько строить, сколько ломать.

Ломать безумную систему государственного регулирования каждого чиха предпринимателя. Безумного количества разрешений, согласований и т.п. Государству для начала надо перестать мешать модернизации и внедрению инноваций, а потом уже можно и о помощи этому процессу задумываться. Ну, какой может быть инновационный бизнес в стране, где мелкая ИТ-компания не может продать 20-долларовую программу клиенту за бугром просто по платежу электронной карточкой? Это у нас называется экспорт – поэтому требуются дополнительные разрешения, включается механизм валютного контроля. Где еще выставочные образцы могут месяцами гнить на таможне? Где уникальное оборудование, не производящееся в стране, по полной облагается таможенными пошлинами, проходит сертификацию и т.п.?

Казалось бы, чего проще: хотите инноваций – перелопатьте нормативную правовую базу, уберите оттуда все, что мешает этому процессу, а затем уж задумайтесь о том, кому и как помогать будем. Может, помощь и не понадобится. Но нет, мы не ищем легких путей.

Почему? Мне кажется, есть три взаимосвязанных причины. Первая и очевидная: чем больше запретов, ограничений, разрешений, тем больше возможностей у недобросовестных чиновников к тому, что по-научному называется «рентоориентированным поведением», а по-простому – взятками, откатами и т.п.

Эта причина важная, но недостаточная. Если мы завтра представим, что все чиновники в момент стали абсолютно честными, это вряд ли радикально изменит ситуацию. Вторая причина – сам принцип оценки деятельности государственных служащих. Их не поощряют за решение проблем – их наказывают за отступление от правил и за ошибки. Много лет назад я услышала от человека, занимавшего в ту пору достаточно высокий государственный пост, фразу, которая мне кажется квинтэссенцией чиновничьей мудрости: «Пока человек ничего не делает, его даже уволить нельзя. А вот как только он стал что-то делать…». Да, под телекамеры премьер периодически разносит собственных министров. Наблюдать за этим мне лично нестерпимо стыдно и противно, но многим нравится. А на практике чиновничья карьера значительно надежнее, если в ней нет ярких достижений, но и явных срывов тоже нет. Поэтому рисковать, предлагать что-то новое или обходить дурацкие правила ради пользы Отечества ни один разумный государственный служащий не будет.

И третья причина, в целом связанная со второй. Если уж предлагать что-то, то заметное, масштабное. Пусть и не очень эффективное. Программа на несколько триллионов рублей – это солидно. А мелкие изменения в ведомственные инструкции – не очень. Приведу один пример. Обсуждается вопрос о мерах по повышению доступности лекарственных средств для населения. Одна бизнес-ассоциация предлагает простенький ход: внести изменения в закон «О лекарственных средствах» и разрешить закупать больницам лекарства непосредственно у производителей и оптовых продавцов. Сейчас в перечне тех, кому могут продавать лекарства оптовики и производители, больниц нет. Такая схема могла бы резко сократить затраты на закупку лекарств и увеличить ту самую доступность. Предложение было отвергнуто – «немасштабное». Лучше будем в очередной раз грозить ввести регулирование цен.

Возникает вопрос, а что же делать? Если коротко, то ломать существующую бюрократическую систему. Только вряд ли это может быть сделано в нынешних условиях. Сменить ценностную ориентацию чиновников – с выполнения инструкций и предложений, приятных для начальства, на достижение конкретных результатов – сверху не удастся. Как минимум, нужна открытость деятельности всех органов государственной власти и обратная связь с получателями их услуг – с обществом. Но для этого требуются независимые СМИ, реальные выборы, сменяемая власть, то есть то, чего в ближайшем будущем у нас не планируется. А значит, и модернизацию придется отложить.  



Slon.ru, Полина Крючкова