Принято решение о начале строительства сразу за МКАД аналога Кремниевой долины, расположенной в США. Центр по разработке и коммерциализации новых технологий будут возводить в поселке Сколково, рядом с успешно функционирующей частной бизнес-школой.



В этой школе, как считается, готовятся кадры для управления не только российским, но и мировым бизнесом. Вроде бы логично, что будущие отечественные светила науки и самых высоких технологий будут творить под крылом своих потенциальных топ-менеджеров. Но - только на первый взгляд. Многие уверены, что это будет, скорее, псевдоцентр псевдотехнологий, но с огромным оборотом капитала. Основания для этого, увы, есть. Давайте зададим несколько вопросов и найдем на них ответы.

Кто был первым в создании Центров высоких технологий? Конечно, Советский Союз, и в этом нет никаких сомнений. Это будет резать слух, но первые такие центры появились в ГУЛАГе - всем известные «шарашки». Именно в них группировали технически грамотных людей, ставили некие сверхзадачи, и зэки их успешно решали, получая за это свободу, а также государственные награды и денежные премии. Лаврентий Берия довел систему, если так можно выразиться, до совершенства. При нем в тюремных «шарашках» работать, порой, стало комфортнее и сытнее, чем на воле. Неудивительно, что там создавались образцы технической продукции, иногда превосходившие мировой уровень. При нем же появились строго закрытые «атомные города». Именно они стали первыми настоящими центрами разработки и развития самых-самых высоких технологий.

Затем, уже в послесталинский период, появились или получили максимальное развитие такие уникальные центры, как научный академгородок в Новосибирске, Дубна, Обнинск, наконец, прямой аналог Кремниевой долины - подмосковный Зеленоград, и многие другие центры. Можно было бы напомнить об уникальном научном центре прикладной микробиологии в Оболенске, который находится недалеко от Серпухова и ныне совершенно захирел.

В немалой степени учитывая советский опыт строительства научных городов, в США затеяли проект Кремниевой долины. Хотя, естественно, американцы никогда не признают того, что хоть как-то и где-то копировали опыт СССР.

Лидерами во всем и везде они считают только себя.

Как было у них? В Соединенных Штатах к созданию первого центра по разработке, развитию и внедрению высоких технологий подошли с американской прагматичностью. К югу от Сан-Франциско находится Стэнфордский университет, в котором когда-то готовили, в основном, технических специалистов. После Второй мировой войны дипломированных инженеров стало особенно много, их надо было трудоустраивать, а для подготовки новых искать дополнительные средства. Тогда декан инженерного факультета Фредерик Терман предложил сдавать университетскую землю - 32 квадратных километра - в долгосрочную аренду по приемлемой цене тем фирмам, которые работают в области новых технологий. На арендуемой земле должны были вырасти офисы ведущих компаний и небольшие технопарки.

Со временем главным направлением деятельности компаний, которые обосновались на арендованной площади, стала радиоэлектроника, основанная на кремниевых полупроводниках. От кремния и родилось название долины. Случилось это аж в 1971-м, авторство приписывается журналисту Дону Хефлеру. К тому времени научные работы велись не только на территории Стэнфорда, но и в университетах Сан-Хосе и Санта-Клары, а также в университете Санта-Круз. Долина растянулась на десятки километров и включала в себя полтора десятка уютных городков. Сейчас здесь исследуют и разрабатывают не только микропроцессоры для новейших компьютеров или создают программное обеспечение, но и выполняют заказы НАСА, Пентагона, практически всех ведущих промышленных корпораций США. Кремниевая долина - настоящий центр высоких технологий, имя ее стало нарицательным.

Правда, русские переводчики почти сразу допустили комичную ошибку. Название долины стали переводить... без перевода, употребляя в русской транскрипции английское слово silicon, то есть кремний, что соответствует названию элемента в таблице Менделеева. А если переводить обратно на английский, то русское слово «силикон» будет переводиться уже как термин, обозначающий химическое вещество, которое вводят женщинам для увеличения объема груди. А «силиконовой» в США именуют долину именно с таким названием, известную как центр порноиндустрии.

Отличительная особенность научных предприятий, работающих в Кремниевой долине - их компактность и мобильность в перенацеливании на новые проекты. Естественно, на проекты, лежащие в сфере их специализации. В долине активно работает так называемый венчурный капитал, то есть тот, который имеет дело с рискованным вложениями. Вместе с тем, продумана и система финансовых страховок, что сводит риски к минимуму.

И стоит напомнить, в Кремниевой долине сначала были созданы технопарки и научно-технологические комплексы, а затем туда пришел инвестиционный и внедренческий капитал, который позволил передовым технологическим разработкам очень быстро находить свое место на рынке и приносить прибыль.

Неслучайно Кремниевая долина известна в США как место компактного проживания наибольшего количества миллионеров. И миллионы этих богачей крутятся, большей частью, в той же долине, а не в далеких офшорах или ином, более прибыльном бизнесе.

А мы пойдем своим путем? Нам и в нынешней ситуации не надо опираться на опыт каких-то там «совковых академгородков» и «зеленоградов»... Начинать следует с чистого листа. Со Сколкова!

Интересно, а почему не с Сочи? Ведь после Олимпиады там уже будет построен огромный город, который опустеет, и ему надо будет искать новое применение. Вот бы и поселили там самых умных ученых со всей России. Отличительной чертой Кремниевой долины в США была дешевизна арендуемых площадей. В Сколково с началом строительства Центра высоких технологий цена, и так высокая, вообще взлетит до небес. Ну, и скоро ли окупятся научные разработки, которые в неясной по времени перспективе будут вести там некие ученые?

Согласно утвержденному проекту, в Сколково должны проводиться интенсивные исследования в таких областях, как информатика, энергетика, в том числе ядерная, биомедицина и телекоммуникации. Если американская Кремниевая долина изначально была почти безразмерна и позволяла осваивать новые площади для новых технопарков, то где такая ширь в зажатых площадях самого ближнего Подмосковья? Ее нет. И еще очень важный момент. Нельзя заниматься просто биомедициной, просто ядерной энергетикой, просто телекоммуникациями. Это пустая трата денег. Любой научный центр, чтобы состояться, должен создаваться под конкретный, желательно - очень амбициозный проект.

Если вспомнить совсем недавнюю историю, то идею создания экспериментального отечественного Центра высоких технологий первым высказал Максим Калашников в нашумевшем письме президенту. Президент письмо прочитал и, что было видно, идеей увлекся. Но дальше, как всегда, победила бюрократия. Максим Калашников предлагал строить новый техноцентр уже по новым, прорывным российским технологиям, позволявшим опробовать принципиально новые подходы к жилищному строительству и телекоммуникациям.

У нас действительно есть не имеющие мировых аналогов технологии строительства, связи, нового облика интернета, экологически чистой энергетики и многое другое, что, будь оно реализовано, сразу вывело бы Россию на недостижимые для других стран рубежи.

Сейчас об этих предложениях уже не вспоминают. При этом говорится множество очень красивых и очень правильных слов о ведущей роли инженера, о том, что технократия выведет Россию в какие-то заоблачные дали, о том, что очень скоро все будет очень хорошо...

Хотя инженер в нашей «Кремниевой долине» провозглашается личностью приоритетной, руководить им будет, и это решено, представитель частного бизнеса. Проект государственный, а руководитель - частное лицо, не странно ли? При этом рулить частное лицо станет, в том числе, миллиардными средствами из госбюджета. Да, интересно было бы посмотреть на успешного и крупного родного частного бизнесмена, который бы начал с нуля и построил свою индустриальную сверхкорпорацию. Таковых нет. Все получили советское «бесхозное» добро и приумножили его исключительно в личных интересах.

Есть, конечно, не масштабные, но вполне достойные менеджеры и, что для кого-то удивительно, блестящие инженеры, можно сказать, новой формации. Они смогли в дикие девяностые годы сохранить островки высокотехнологичного производства, и уже в новой России разработать и реализовать проекты и технологии, соответствующие острию мирового прогресса. На этих людей можно было бы опереться, как на скалу. Но почти все они, как испытывали, так и испытывают жесткий и даже жестокий гнет бюрократической машины. Этих руководителей больших и малых предприятий постоянно преследуют то органы прокуратуры, то налоговые службы, то пожарники с санитарными врачами впридачу. Но никто не сломался. Они работали, работают и будут работать, как это ни странно звучит, не столько во имя своего блага, сколько во имя исторического блага России и ее технического прогресса.

Вот только нет этих людей ни в каких перспективно-административных списках потенциальных государственных управленцев, нет их имен в перечне кадровых резервов. Там иные топ-менеджеры, загорелые, успешные, с миллиардными счетами в заморских банках, с собственными яхтами и экзотическими островами. Один из них и удостоится права рулить развитием самых перспективных технологий России. Куда он вырулит - и гадать не надо, все ясно уже сейчас.

 


ИА "Столетие.ру", Сергей Михайлов