Среди руководителей госкорпораций (а их в стране 7 - Фонд содействия реформированию ЖКХ, Агентство по страхованию вкладов (АСВ), "Росатом", "Ростехнологии", Внешэкономбанк, "Роснано" и "Олимпстрой") Анатолий Чубайс – самый состоятельный. Оно и понятно: смешно, если бы главный приватизатор России оказался бы на последнем месте.

«Непосильным трудом» глава «Роснано» нажил 202 680 000 рублей: в среднем 16 890 000 в месяц. Впрочем, по основному месту работы г-ну Чубайсу досталось «всего лишь» 13 200 000 рублей (1 100 000 рублей в месяц), остальные 176 500 000 рублей – это доходы от ценных бумаг и деятельности в коммерческой сфере.

Но не стоит думать, что руководители других госкорпораций «положили зубы на полку». Так, бывший премьер, глава "Росатома" Сергей Кириенко получил по итогам 2009 года 16 358 000 рублей дохода. По информации из декларации о доходах и имуществе гендиректора "Росатома", а также его супруги и несовершеннолетних детей, которую раскрыл "Росатом", в основном это зарплата по основному месту работы (1 363 166 рублей в месяц). Это, конечно, с Чубайсом не сравнить... Но все-таки полученное позволяет худо-бедно сводить концы с концами и не заставляет обращаться с просьбой о помощи к частным лицам и благотворительным организациям...

Что касается дохода руководителя еще одной госкорпорации - "Ростехнологии" - Сергея Чемезова, то он составил за 2009 год 34 521 000 рублей, то есть в месяц Сергей Викторовичу досталось по 2 876 750 рублей, и это наводит на мысль, что российские технологии – дело куда как более выгодное, чем мирный атом.

Обращает на себя внимание, что на фоне г-на Чубайса даже банкирская жизнь сладким пряником не кажется.

Так, материалы, обнародованные Внешэкономбанком, свидетельствуют, что председатель этой госкорпорации г-н Владимир Дмитриев в 2009 году заработал лишь 18 430 000 рублей: то ли дела в ВЭБ – не очень, то ли банкиры у нас обладают меньшими возможностями, чем «приватизаторы» и специалисты по нанотехнологиям.

В Фонде содействия формированию жилищно-коммунального хозяйства тоже так много, как Чубайс, не заработаешь. Генеральный директор фонда Константин Цицин задекларировал за прошлый год 21 080 000 рублей дохода.

Кроме всего вышеозначенного, у глав госкорпораций еще есть дети, жены, на которых записано разнообразное имущество и которые тоже имеют (порой – весьма солидные) доходы от ценных бумаг и бесценной коммерческой деятельности. Более того, у каждого из этих госкорпорационных начальников есть по дюжине заместителей с домочадцами, и все они, честно говоря, выглядят в представленных декларациях отнюдь не казанскими сиротами.

Короче, сложился весьма внушительный слой топ-менеджеров этих организаций, который обходится родному государству в кругленькую копеечку.

Между тем, осенью прошлого года президент весьма резко критиковал госкорпорации и поручил генпрокурору и начальнику кремлевского Контрольного управления провести комплексную проверку этих организаций.

Им предстояло выяснить, как руководители госкорпораций распоряжаются имуществом, на что тратят бюджетные деньги и - главное - не противоречит ли деятельность означенных контор поставленным целям.

Обозреватели неоднократно обращали внимание на то, что госкорпорация - конструкция весьма странная. Вроде государственная, а вроде и нет. Получает деньги из бюджета, но никому реально не подчиняется. Доходит до курьезов: в прошлом году профсоюз работников "АвтоВАЗа" (входит в "Ростехнологии") потребовал национализировать автозавод, а то, мол, частные собственники все развалили. При этом правовая ситуация осложняется тем, что работа каждой госкорпорации определяется отдельным законом - там прописаны специфические полномочия, условия деятельности, налоговые льготы.

На эту же коллизию обращал внимание Совет по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства при президенте. Стоит вспомнить, что госкорпорации, как это преподносилось в правительстве, создавались для того, чтобы за счет централизации и концентрации всех ресурсов дать толчок слаборазвитым отраслям промышленности, вывести отечественную продукцию на конкурентный уровень. Проще говоря, навести порядок. А получилось в итоге так, что многие из них вместо структурных реформ в отраслях и подконтрольных активах просто повыкачивали то, что те могли дать.

Отсюда – и превосходная зарплата топ-менеджеров этих контор, вызывающая недоумение не только у общественности, но и у тех, кто трудится под началом этих «креативных» менеджеров.

Нехорошо, скажем мягко, проявили себя некоторые госкорпорации и в период кризиса. Как и многие банки, получавшие помощь от государства, они распоряжались этими деньгами по собственному усмотрению и весьма вольно. Напомним, что еще год назад вице-премьер Сергей Иванов в интервью «Известиям» сетовал на то, что, например, деньги гособоронзаказа не доходили до предприятий в том числе и потому, что такова была политика госкорпораций. «В оборонке за последнее время мы создали крупные вертикально-интегрированные холдинги - ОАК, "Алмаз-Антей", "Ростехнологии", Судостроительная корпорация, – говорил Иванов. - И деньги доводятся до госкорпораций, а они уже распределяют их между смежниками. У меня есть подозрение, что некоторые из этих крупных корпораций, как и банки, получив деньги, немножко на них решили посидеть. Месячишко там, может, побольше...».

«Баловство» с деньгами – не самое печальное в биографии облеченных высокой властью руководителей корпораций.

Обнаружились факты и покруче: были выявлены примеры наглых растрат государственных денег. Так, в прошлом году вышел скандал в Фонде содействия реформированию ЖКХ. Как его начальники «содействовали» обгрызанию бюджетных денег, говорили справки проверок. Оказалось, что Фонд регулярно «содействует» своим сотрудникам, оплачивая перелеты бизнес-классом, мини-бары, такси и даже… химчистки.

Но больше всего поразило другое: на зарплату для восьмерых членов правления было потрачено 55 миллионов рублей.

Защитники «гонимых» тут же заявили, что это даже и хорошо – так, мол, можно… противодействовать коррупции. Пусть уж лучше чиновники получают большую зарплату и оплачивают из кармана государства химчистку собственных штанов и курток, а не воруют.

Итоги такой «логики» превосходно продемонстрировали и обнародованные декларации топ-менеджеров госкорпораций: хочешь себе зарплату больше миллиона – бери, хочешь больше полутора – ни в чем себе не отказывай. Между тем, аналитики уже давно обращали внимание на серьезные проблемы, продиктованные такой бесконтрольностью. Так,президент Ассоциации российских банков Гарегин Тосунян замечал: «Хотелось бы, чтобы государственная монополизация не навязывала высокие цены, а управляла в сторону их понижения. Например, устанавливались справедливые тарифы. Поэтому для благой цели создание госкорпораций оправданно. В то же время в госкорпорациях высокий уровень коррупции. И это явно не их самая лучшая функция. Что с этим делать? Во-первых, цели должны быть четко определены: зачем и на какое время создается госкорпорация. Во-вторых, бюджет должен утверждаться публично».

Пока же получается так, что госкорпорации создаются для наших благих целей, о которых мы знать не знаем, выделяют деньги, о расходовании которых мы не имеем понятия.

А директор Института экономики РАН Руслан Гринберг уверен: «Проблема в том, что наши госкорпорации получили слишком много прав, а над ними не оказалось почти никакого контроля. Поэтому, как это банально ни звучит, госкорпорации оставить надо, но контроль за ними усилить. Например, вводить в их руководство независимых директоров и проводить независимый аудит».

Так за информацией о доходах «больших корпорационных начальников» потянулся широкий шлейф вопросов, далеко выходящих за тему о том, кто и сколько зарабатывает непосильным трудом под крылом добренького государства. Главный из них: насколько оправданы бешеные государевы траты на этих служивых на фоне отдачи от работы возглавляемых ими контор.

Источник: "Столетие.ру"
Автор: Борис Иевлев