Что вызвало охлаждение отношений России и Таджикистана

Роспотребнадзор 5 июля снял запрет на въезд в Россию из Таджикистана детей в возрасте до шести лет, введенный в начале мая из-за вспышки в этой республике эпидемии полиомиелита. Двумя неделями ранее, 17 июня был отменен запрет на импорт в Россию таджикских сухофруктов. Тем самым наиболее острые за последнее время проблемы между Россией и Таджикистаном были устранены. В целом, однако, отношения двух стран остаются сложными.

В республиканских СМИ все чаще стали раздаваться призывы пересмотреть особые отношения Таджикистана с его «стратегическим партнером» - Россией.

Вспышка полиомиелита в юго-западных районах Таджикистана, граничащих с Афганистаном и Узбекистаном, произошла весной этого года. По данным Всемирной организации здравоохранения на 19 мая в Таджикистане зафиксирован 431 случай паралича. Число летальных исходов еще к 22 апреля достигло 10. Случаев заболеваний этой болезнью, которой особенно подвержены дети в возрасте до шести лет, в Таджикистане не наблюдалось с 1997 г. В результате массовой вакцинации населения полиомиелит в настоящее время является довольно редкой болезнью и распространен всего в нескольких странах – Афганистане, Индии, Пакистане и Нигерии. В Таджикистане массовая вакцинация, охватившая 87% детей, проводилась в 2008 г. Поэтому вспышка болезни оказалась довольно неожиданной. По признанию самих таджикских властей этому способствовали плохие санитарно-гигиенические условия жизни населения в охваченных эпидемией районах.

Россия, где в качестве трудовых мигрантов работают около миллиона граждан Таджикистана, отреагировала на ухудшение эпидемиологической ситуации довольно жестко.

5 мая руководитель Роспотребнадзора Геннадий Онищенко направил руководителям подведомственных управлений письмо о запрете на ввоз сухофруктов из Таджикистана. Запрет касался как юридических, так и физических лиц, которые провозят сухофрукты в личном багаже. Кроме того, в письме предписывалось принять меры по изъятию импортированных из Таджикистана сухофруктов и орехов из торговой сети. Около 1300 тонн таджикских сухофруктов было остановлено в пунктах пропуска на границе, и еще полторы тысячи тонн, ввезенных ранее, изъяты из торговой сети. Опасность, которую представляют эти продукты, связана с тем, что чаще всего они используются для употребления в пищу без предварительной термической обработки.

Сухофруктами запретительные меры не ограничились. 7 мая был введен запрет на въезд в Россию из Таджикистана детей в возрасте до шести лет. Помимо этого Г. Онищенко также заявил о необходимости вывезти из Таджикистана в РФ всех российских детей (около 1 тыс. чел.), родители которых работают на территории республики. Резкое заявление Г. Онищенко вызвал тот факт, что власти Таджикистана, по его данным, пытаются препятствовать выезду российских детей, что может вызвать со стороны РФ жесткие ответные меры. Таджикские власти эту информацию опровергли, заявив, что никакого запрета не вводили, но проводят вакцинацию всех покидающих страну детей. Вскоре вместо вывоза детей решено было ограничиться их вакцинацией, которую должны будут пройти и все находящиеся в Таджикистане российские военнослужащие.

В Таджикистане введение торговых и миграционных ограничений было воспринято как попытка политического давления на республику. Глава департамента информации таджикского МИДа Давлатали Назриев назвал действия России «абсурдными», заявив, что «некоторые круги в России слишком драматизируют обстановку в Таджикистане в связи с обнаружением полиомиелита». Российскому послу в Таджикистане после введения запрета на ввоз сухофруктов была вручена нота протеста. Однако опасения России по поводу распространения эпидемии полиомиелита были не так уж и безосновательны. В течение мая на территории РФ было зафиксировано несколько случаев заражения полиомиелитом граждан Таджикистана. Так, 13 мая в Москве полиомиелит был обнаружен у прибывшей из Таджикистана 9-летней девочки, а 30 мая стало известно, что в Екатеринбурге с подозрением на тот же диагноз был госпитализирован 20-летний гражданин Таджикистана.

В конечном итоге торговые и миграционные ограничения еще более осложнили отношения Таджикистана с Россией, которые со времени поддержки последней в январе 2009 г. позиции Узбекистана по поводу строительства Рогунской ГЭС переживают не лучшие времена. Рогунскую ГЭС Таджикистан решил строить самостоятельно, проведя кампанию по продаже ее акций населению. Кроме того, таджикские власти приняли новый закон о государственном языке, согласно которому русский язык уже не имеет прежнего статуса языка межнационального общения, прекратили вещание в республике единственного российского телеканала «РТР-Планета» и подняли вопрос о необходимости оплаты Россией пребывания на территории республики своей военной базы, который, впрочем, вскоре был дезавуирован. К тому же Таджикистан не разрешил России разместить свою авиагруппиовку на аэродроме Айнти, в связи с чем вся авиация российских войск в Таджикистане была переброшена на авиабазу Кант в Киргизии.

Политическую подоплеку аналитики видят и в том, что российских компаний не оказалось среди участников тендера по разработке крупнейшего в мире месторождения серебра «Большой Канимансур».

К участию в тендере были допущены четыре компании, в числе которых две китайские - крупнейший производитель золота в КНР Zijin Mining и горнодобывающая компания JNMC, а также нидерландская компания BHP Biliton и казахстанская корпорация «Казцинк», в состав которой входят швейцарская Glencore International, казахстанская «Кони Мансур» и таджикистанский ГОК «Адрасман». Отсутствие среди участников тендера российских компаний таджикская сторона объясняет их инертностью и неготовностью к крупным капиталовложениям. Однако, схожие формулировки использовались и в ходе информационной кампании, сопровождавшей прекращение в Таджикистане вещания телеканала «РТР-Планета», обусловленного, по мнению ряда аналитиков, ухудшением российско-таджикских отношений.

Недовольство таджикских властей запретом на экспорт сухофруктов в Россию было вызвано тем, что оно может иметь для республики негативный экономический эффект. Поставки сухофруктов, более 90% которых выращивается на севере страны, в Согдийской области, составляют заметную часть ее экспортных доходов. По данным «Ферганы.Ру», в 2009 г. из Северного Таджикистана было вывезено 78,5 тонн сухофруктов на общую сумму около 24,5 млн. дол., а в первые три месяца 2010 г. – еще 23,1 тонн стоимостью около 8 млн. дол. Общая площадь садовых плантаций в Северном Таджикистана составляет около 48 тыс. гектаров, из которых 38,5 тыс. га приходится на долю абрикосовых садов, что составляет порядка 12,8% всех абрикосовых плантаций в мире. Абсолютное большинство населения Согдийской области так или иначе связано с выращиванием фруктов, и запрет на их поставки в Россию негативно скажется на его экономическом благополучии.

По мнению таджикских политологов, позиция России обусловлена чисто политическими причинами, а отнюдь не эпидемиологической ситуацией в Таджикистане и заботой о здоровье населения.

Как отмечает аналитик Мараим Абдуманофов, запрет на импорт сухофруктов из Таджикистана был введен после состоявшегося в апреле 2010 г. визита президента Узбекистана И. Каримова в Москву, который и привел к ужесточению позиции России в отношении Таджикистана. В этом контексте действия России следует рассматривать как предупреждение Таджикистану, за которым могут последовать и более серьезные действия. В связи с этим Таджикистану, по словам М. Абдуманофова, следует пересмотреть свою позицию в отношении РФ и принять «адекватные ответные шаги».

Особую тревогу в Таджикистане вызвала революция в соседней Киргизии, состоявшаяся, по мнению таджикских аналитиков, «не без участия Кремля». По версии таджикского интернет-ресурса «Авеста»: «Вдохновленная после устранения президента К. Бакиева, Москва, возможно, размышляет над повторным опробованием кыргызского сценария». Истоки политики Москвы в Центральной Азии «Авеста» видит в том, что «Россия не прочь сохранить за собой имидж державы, оказывающей влияние на ситуацию в центрально-азиатском регионе». Таджикский политолог Парвиз Мулладжанов в интервью «Deutsche Welle» обращает внимание на то, что схожие ограничения на экспорт и импорт Россия ввела в отношении соседней Киргизии незадолго до падения режима К. Бакиева. «Это слишком похоже на действия России в отношении многих других стран, с которыми у нее были серьезные разногласия., - утверждает он. - Такие же, во многом необоснованные, ограничения вводились в отношении Молдавии, Украины и Грузии». Схожей точки зрения придерживается запредседателя Социал-демократической партии Шокирджон Хакимов. По его словам: «Если Россия будет согласованно действовать, в том числе с теми центрами сил, которые имеют влияние на внутриполитические процессы Таджикистана, то можно реализовать здесь… сценарии, которые примерно идентичны событиям в Киргизии».

О том, зачем России помимо Киргизии, требующей выделения многомиллионных безвозмездных грантов, льготных кредитов, гуманитарной помощи, поставок топлива и продовольствия, а также введения миротворческих сил, еще одна головная боль в виде Таджикистана, местные аналитики, по-видимому, особо не задумывались.

Еще более остро в Таджикистане были восприняты громкие заявления лидера ЛДПР В. Жириновского. 14 мая в эфире «Русской службы новостей» он предложил прекратить на 1-2 месяца, пока не закончится эпидемия полиомиелита, поставки продовольствия из Таджикистана, а также воздушное и железнодорожное сообщение с ним. Главным пунктом выступления главы ЛДПР стало предложение создать из Киргизии и Таджикистана 9-й Среднеазиатский федеральный округ в составе России, назначив там полномочным представителем президента бывшего главу МВД В. Рушайло, недавно ставшего спецпредставителем президента РФ в Киргизии. Помимо нелегальной эмиграции и эпидемиологической ситуации этот шаг, на его взгляд, поможет решить и проблему транзита наркотиков, так как границу с Афганистаном можно будет «наглухо закрыть».

Реакция таджикской стороны не заставила себя долго ждать. 4 июня глава таджикского МИДа Хамрохон Зарифи вручил российскому послу в Таджикистане Юрию Попову ноту протеста, выразив недовольство «тенденциозными высказываниями» и «негативными суждениями» В. Жириновского и Г. Онищенко, последний из которых назвал недавнее разрушительное землетрясение в Таджикистане «божьей карой».

На фоне явного ухудшения отношений с Россией среди таджикских аналитиков стали раздаваться призывы пересмотреть внешнеполитические приоритеты республики, включая членство в таких патронируемых Россией организациях, как СНГ, ОДКБ и ЕврАзЭС. В качестве внешнеэкономического приоритета республики было объявлено членство не в Таможенном союзе, а в ВТО, процесс вступления в которую власти пытаются активизировать. В качестве противовеса России в своем противостоянии с Узбекистаном Таджикистан пытается использовать Иран, недавний визит президента которого был призван продемонстрировать поддержку Душанбе по водно-энергетической проблеме. Однако ограниченный эффект всех этих мер понимают и сами таджикские власти, которые предпочитают пока действовать осторожно и не идти с Россией на открытый конфликт.

Автор: Александр Шустов
Источник: stoletie.ru