altВ рамках предстоящего (предположительно, 29 ноября) оглашения послания президента Дмитрия Медведева Федеральному собранию, возможно, будет озвучен новый план по стратегическому развитию России с упором не на существующие сегодня 83 региона, а на 20 крупнейших городских агломераций. Многие эксперты уже называют это проектом анклавной модернизации страны, когда не попавшие в список избранных территории будут просто потеряны. О том, как можно оценить новый проект по модернизации России, в интервью «Росбалту» рассказал автор концепции «рефлексивной модернизации», немецкий социолог, профессор Мюнхенского университета и Лондонской школы экономики и политологииУльрих Бек (Ulrich Beck), многие книги которого, в частности работа «Что такое глобализация?», были изданы и на русском языке.

- Подходит ли анклавная модернизация такой стране как Россия с учетом размеров ее территории и уровня развития промышленности?

- Перед Россией, как и перед многими другими странами, стоят два типа модернизации, которые пересекаются, но, тем не менее, важно понимать разницу между ними. Первый связан с тем, что я называю «постмодернизацией», это результат развития новых технологий и появления «общества знаний». Это попытки сделать рабочий процесс более творческим и создать новые рынки, которые выходили бы за рамки страны на транснациональный, а может быть, даже глобальный уровень.

Второй тип модернизации связан с вызовами, с которыми неожиданно столкнулись все общества – то, что я называю «вторым модерном». Это глобальные риски, проблемы окружающей среды и т.д. Все эти вызовы требуют нового типа сотрудничества, которое должно носить глобальный характер и включать в себя успешные элементы из «постмодернизации».

При этом проблемы «второго модерна» являются нежелательными побочными эффектами успешной первой индустриальной модернизации. Этот аспект обсуждается далеко не во всех странах. И, как мне кажется, хотя я могу и ошибаться, вообще не обсуждается в странах Восточной Европы и в России. Так что мы имеем сегодня пересечение разных видов модернизации, причем временные отрезки, когда происходит та или иная модернизация, также имеют значение, потому что они пересекаются также и во времени.

Для того чтобы ответить на вопрос, подходит ли России анклавная модернизация, необходимо понять, какими именно будут эти анклавы, эти очаги модернизации. Нужно понять, какие именно решения предложат анклавы по тем проблемам, с которыми сталкивается Россия сегодня. Это могут быть решения, предлагающие баланс между глобальными процессами и приоритетами России. Так, Россия могла бы внести свой вклад в развитие генных, коммуникационных технологий и в области, где все эти технологии бы пересекались. Другой вариант заключается в том, что это будут решения в рамках исключительно национального контекста развития. Это два разных пути, и главный вопрос сегодня заключается в том, какова долгосрочная задача этих анклавов: будут ли они создаваться для интеграции в глобальный рынок или же для развития национального и, может быть, регионального рынков.

- В рамках данного проекта российское руководство планирует стимулировать внутреннюю миграцию в более крупные административные центры из небольших поселений, которые не могут предложить своим жителям почти ничего в плане занятости, социальных и прочих услуг, культурного развития. По мнению Кремля, контролируемая агломерация позволит концентрировать усилия, которые не станут «распыляться» по всей необъятной стране, а будут концентрироваться в определенных точках, а также поможет избежать дисбаланса в развитии. Согласны ли вы с такими утверждениями? Можно ли считать предложения Дмитрия Медведева проектом по анклавной модернизации?

- Здесь нужно найти ответ на вопрос, кто станет работать в модернизационных анклавах, будут ли это технологические элиты, рабочие с высокой квалификацией, которые проживают в данный момент в других регионах, где не планируется создавать анклавы, или же это будет местный рабочий ресурс, даже если у него нет необходимых знаний и навыков. Я думаю, что, в принципе, идея о привязывании слаборазвитых районов к более развитым территориям является хорошей, но я не уверен, что это будет анклавная модернизация, которая требует наличия образованной элиты, использования и внедрения высоких технологий. Если проект подразумевает использование исключительно местного ресурса и не планирует привлекать специалистов из других городов, то, скорее всего, анклавной модернизации не получится.

- Какими будут последствия реализации подобного проекта в России? Не угрожает ли он депопуляцией страны и освобождением территорий? Приведет ли реализация этого проекта к переходу к постиндустриальной экономике или же, наоборот, только усилит перекос в сторону сырьевого сектора?

- Сырьевой сектор является основным источником дохода российской экономики, однако развитие постиндустриальных секторов сегодня имеет первостепенное значение. Постиндустриальная экономика откроет совершенно новые горизонты для модернизации России, она создаст новый рынок труда для высококвалифицированных специалистов и может стать новым источником и основой процветания населения. Но мы неизбежно возвращаемся к вопросу, который мы уже задавали раньше: все зависит от того, какими именно будут эти анклавы, сможет ли результат их работы охватить всю Россию, в том числе ее самые неразвитые части, будут ли подключены к этому проекту фермеры и другие местные предприниматели.

Это очень важные вопросы. Именно от них зависит будущее постиндустриального развития России, которое при худшем сценарии действительно может спровоцировать депопуляцию и освобождение территорий. Депопуляция неизбежна, если анклавная модернизация не будет сочетаться с новой программой для сельского хозяйства, где, кстати, можно также внедрить постиндустриальные элементы и дать отрасли новое рождение. Важно также, как именно видят в Кремле модернизацию, является ли она для них исключительно феноменом эпохи постмодерна и главным шагом на пути к развитию или же российское руководство осознает, что страна одновременно живет во «втором модерне» и рефлексивной модернизации, которые требуют использования новых моделей.

Примером являются экологические проблемы, требующие создания секторов экономики, которые могли бы решить их; энергетические проблемы, требующие поиска новых источников энергии, и т.д. Российская модернизационная программа должна формироваться с учетом всех этих особенностей, она должна нацеливаться на Россию формата «второго модерна», ставить цели, которые выходили бы за рамки традиционных индустриальных или постиндустриальных моделей.

Автор: Юлия Нетесова
Источник: rosbalt.ru