altПри геополитическом анализе складывающейся в России ситуации можно прийти к выводу, что в ближайшее время следует ожидать продолжения череды кровавых событий на фоне усиления внешнеполитического давления на власть

Теракт, произошедший в «Домодедово», заставил даже первых лиц государства, обычно сдержанных в оценках под влиянием внешне- и внутриполитической конъюнктуры, ясно и открыто признать, что именно Россия - как геополитический субъект - и российская власть стали объектом полномасштабной атаки. Пылающий Кавказ, череда терактов последнего десятилетия, в том числе и взрывы в московском метрополитене менее года назад, трагедия в «Домодедово» - все произошедшее представляет собой серию акций, - удары наносятся в разбросе от Москвы до Юга России. Очевидно, что все произошедшие атаки имеют общую цель и единого заказчика. Это война, где противник не виден и нет линии фронта. Хотя, так ли уж он не виден на полях геополитических битв, уже принесших нам далеко не одно поражение?

То, что в каждом конкретном случае так и осталось до конца неясным, кто и с какой целью осуществил каждый из произошедших терактов, говорит о том, что во всех случаях действовали не разрозненные группы, преследующие каждая свою цель, а некая «сверхсила», имеющая четкую единую стратегию, направленную против России и ее власти, а также против возможностей установления внешних стратегических союзов, способных перерасти в долгосрочные геополитические союзы с участием Москвы. Отсюда понятно, что эта «сверхсила» – субъект геополитический и имеет глобальную геополитическую стратегию.

Здесь следует вспомнить и два взорвавшихся несколько лет назад самолета, которые летели в южном направлении, в сторону Сочи, где планировалось проведение саммита глав основных европейских держав, создавших в свое время основу антиамериканской коалиции по вопросу вторжения США в Ирак. Встреча Путин-Шредер-Ширак имела тогда все шансы стать отправной точкой для создания стратегической оси Париж-Берлин-Москва, что сильно ударило бы по гегемонии США в Европе.

Сюда же следует отнести и захват французских журналистов в Ираке накануне саммита, что чуть не стало причиной срыва поездки президента Франции Жака Ширака в Сочи. Одновременно с этим сама встреча трех лидеров подверглась жесткой критике со стороны американских СМИ – «С точки зрения Нью-Йорка, - писала американская газета "The International Herald Tribune" - то, что Путин, Шредер и Ширак вновь собрались вместе, наводит на мысль, что стремления преодолеть трансатлантический разрыв нет. И это плохо».

С другой стороны, все большее значение для России в последнее время приобретает стремительно нарождающийся союз между Москвой и Анкарой, начало которому было положено отказом властей турецкого Северного Кипра предоставить свои аэродромы под размещение американских бомбардировщиков во время операции в Ираке. Считавшаяся до последнего времени верным сателлитом США Турция все больше тяготится доминацией своего заокеанского патрона, поэтому любые контакты между Российским и Турецким руководством представляют для США большую угрозу потери своего единоличного влияния на Турцию, и так изрядно пошатнувшегося.

Не состоявшийся по причине захвата североосетинской школы визит Путина в Турцию, мог также стать историческим в развитии взаимоотношений между Россией и Турцией, способных перерасти в более долгосрочный стратегический союз.

География осуществляемых атак дает возможность предположить, что основной прессинг на российскую власть будет проходить по южному направлению, с акцентом на Кавказский регион и Чечню в частности. По некоторым данным, незадолго до нападения на Ингушетию от одного из лондонских «друзей» ныне покойного Шамиля Басаева в Ахметское ущелье Грузии, заселенное, как известно, чеченцами-кистинцами, где по разным данным находится штаб по планированию террористических операций, была доставлена большая партия денег, оружия и взрывчатых веществ.

Туда же прибыла группа наемников из «Аль-Каиды», что должно было придать своего рода «легитимацию» террористическим действиям на территории России со стороны т. н. «международного терроризма». О том, кто стоит за структурами «международного терроризма», являющимися мощнейшим инструментом воздействия, также не сложно догадаться.

Основной акцент публикаций американской и британской прессы как раз всегда делается на том, что «Россия должна уходить с Кавказа». «Сепаратистская республика - кошмар России» («USA Today»). А в день осуществления кровавого взрыва в «Домодедово» по некоторым городам Северного Кавказа как по команде были расклеены листовки с призывами к русским принимать ислам и законы шариата, либо уехать из республики, пока не стало хуже.

Все это происходит на фоне нарастающего морально-психологического прессинга на Россию со стороны США. А взрыв в «Домодедово» уже повлек за собой ужесточение правил досмотра пассажиров, что создает гнетущую атмосферу в и так неспокойном и напряженном российском обществе.

«Все более деспотичная политика Владимира Путина, которой он руководствуется в управлении Россией и игнорировании интересов Чечни, не заслуживает поддержки со стороны иностранных государств», – пишет американское издание «Christian Science Monitor», замечая, что «последним необходимо более активно пытаться убедить Путина отказаться от своих ошибочных методов».

Активизация террористической деятельности, в том числе в России, в то же время отвлекает американских избирателей от полного провала США в Ираке, играет на ослабление России, сохранившей экономическую стабильность в условиях кризиса и даже набирающей силу, и одновременно оказывает серьезное влияние на срыв намечающегося альянса России и Евросоюза с исламским миром.

Если анализировать развитие дальнейшей ситуации по той же логике, то несложно предположить, что в ближайшее время следует ожидать продолжения череды кровавых событий на территории России на фоне усиления внешнеполитического давления на власть. И здесь все четче обрисовывается недееспособность политического курса нынешнего президента, становится очевидной преждевременность либерализации, на которую пошел Путин, уступив власть на четыре года.

Теракты будут продолжаться хотя бы по той причине, что глобальные геополитические силы, начавшие войну с Россией, пока только побеждают, добиваются своих целей и не несут практически никаких потерь. А нынешнее смягчение режима, обозначившее даже некоторые контуры «перестройки-2», только потворствует более решительным действиям против России. В ближайшее время следует также ожидать новой активизации боевиков на Северном Кавказе, попыток захвата населенных пунктов.

Полное отсутствие у Кремля какой-либо внятной стратегии поведения на Кавказе и, в частности, в Чечне, лишь провоцирует боевиков и те силы, которые за ними стоят, использовать Кавказ как главную болевую точку давления на российскую власть.

Ослабление влияния России на мировой арене - срыв намечающегося стратегического союза с Европой, нарождающейся оси Москва-Анкара, дестабилизация Кавказа и южного направления в целом, прямые вызовы российской власти - задачи слишком масштабные для исламского «международного терроризма». Если бы «международный терроризм» реально обладал такой геополитической субъектностью, то, вероятнее всего, глобализация сегодня развивалась бы не в американоцентричном ключе, а в направлении создания мирового исламского халифата, а исламские страны давно бы уже диктовали всему остальному миру свои условия, чего нет и в помине.

В то же время, исламский мир сегодня менее чем когда-либо заинтересован в обострении отношений с Россией, и даже радикальные исламисты не могут не понимать, насколько выгодна им укрепляющаяся геополитически самостоятельная Россия, проводящая независимую от США региональную политику.

На этом фоне нам остается только еще раз убедится в инструментальности «Аль-Каеды» и «международного терроризма» в целом. Списать сейчас все на козни «Аль-Каеды» на террориста с «арабской внешностью» означает окончательно принять чужие правила в чужой системе координат. Ведь не Россия разгромила суверенный Ирак, казнив его президента, и не Россия ведет сегодня кровавую бойню с афганским народом. Корни зла, стоящего за кровавыми событиями последних дней, пора искать не среди исполнителей, а среди заказчиков.

Заявив о том, что «по предварительным данным, нынешний теракт не имеет отношения к Чеченской Республике», да и вообще к Кавказу, Путин, по сути, впервые обозначил врага. И сейчас этот враг, пользуясь ослаблением власти, как никогда ранее заинтересован в том, чтобы проявлять наибольшую активность. Это еще далеко не конец. Теракты будут продолжаться.

Теракт в «Домодедово» с очевидным заказчиком в очередной раз подтвердил - сейчас не то время, когда нужно демонстрировать торжество либерализма, модернизации и демократизации. В обществе востребованы обратные шаги, и на этом фоне путинская мобилизация была бы весьма уместной. Пора заканчивать либеральные эксперименты и игры с властью.

Информационно-аналитический отдел Международного «Евразийского движения»
Источник: golos-sovesti.ru