Как следует из предыдущих глав книги "Россия новая, беспартийная" отказ от партийной системы выдвижения кандидатов во власть и переход к общинно-трудовым, общинно-территориальным принципам управления государством является для России одним из главных условий выживания, сохранения территориальной целостности, культурной самобытности, экономической и государственной независимости.

Такое решение выгодно абсолютному большинству социальных, национальных и хозяйствующих групп российского общества, не вовлечённых в существующие коррупционно-клановые сети, не участвующих в «распилах» бюджета и спекулятивном обороте капитала, не занимающихся политиканством ради личного обогащения. Но как на практике реализовать смену системы, где взять эффективно организованные общины и отраслевые Советы, Союзы, если обществом правят эгоистические идеалы, а количество достаточно крупных трудовых коллективов можно перечесть по пальцам?

Действительно, политика, проводившаяся в России на протяжении последних десятилетий по принципу «разделяй и властвуй», насаждающая корыстные, эгоцентрические, лишённые нравственной оценки настроения принесла свои разрушающие плоды, поразив саму органику русской культуры и национального характера, высмеяв коллективизм, труд, мораль, патриотизм, ответственность, и внедрив принцип – «человек человеку волк». В связи, с чем перед нами ставится задача осуществить не только глобальные структурные преобразования, но также преодолеть последствия культурных и духовно-нравственных мутаций последних лет.

Раз уж мы заговорили об эгоизме, то давайте рассуждать сугубо рационально, т.е. оперировать не абстрактными идеями спасения Мира во имя мира, а категориями понятными любому и каждому, к примеру, категориями благополучия своих семей. Тут вам, пожалуйста, всем близкий и понятный обзор тем: здравоохранения, образования, безопасности, правовой и социальной защищённости, жилищно-коммунальных проблем, условий труда и заработка. И что же мы увидим? – Убитое здравоохранение, неспособное оказать даже первой необходимой помощи; разрушенную систему образования, выпускающее студентов с дипломами – «осторожно, специалист»; организованную преступность, срощенную с правоохранительными ведомствами; шаткое правосудие, разбитые дороги, мизерные пенсии, скудные зарплаты, рушащиеся, размораживающиеся, обесточивающиеся дома и т.д. и т.п.

Между тем всему тому, что мы видим, у правительства, политических партий и депутатского корпуса есть стандартные, давно приевшееся объяснение, констатирующее факт, но не решающее проблему – во всём виноваты коррупция, злоупотребления, произвол. Только нам от этого, согласитесь, не легче, и как всегда открытым остаётся вопрос – что делать?

Прежде всего, вероятно, необходимо перестать удовлетворяться подобными объяснениями, спускаемыми с высоких трибун на растопыренные уши «низов». После чего, спуститься на уровень местного самоуправления и собственными коллективными действиями постараться решить хотя бы одну маленькую проблему – привести к ответу того, кто ворует и не даёт житья остальным, а на его место назначить человека, которого все знают и уважают. Вот она конкретная посильная задача для территориальной городской или сельской общины с более чем актуальной мотивацией.

Заметьте, речь идёт не о политике, не об идеализации чего-то такого далёкого (идеологии общин, соборности, коллективизма), а о насущных принципах выживания, которым просто необходимо следовать любому вменяемому человеку. Однако метастазы личной и общественной деградации зашли у нас столь далеко, что даже ради спасения собственных детей многие из нас уже не желают и пальцем пошевельнуть.

В целом ряде российских городов сложилась ситуация, при которой в школах и на дискотеках ведётся почти открытая торговля наркотиками. Каждый местный житель знает фамилии наркоторговцев, адреса притонов, разумеется, знают это и правоохранительные органы. Знают, но бездействуют. При этом в данной местности растут коттеджные посёлки цыган (которые издревле не пашут, не жнут), также счастливыми обладателями дорогой недвижимости становятся судьи, прокуроры, начальники подразделений МВД, УВД и т.д. (На это неоднократно обращал в своих проповедях внимание протоиерей Дмитрий Смирнов). Откуда берутся деньги, в общем-то, понятно – крышевание наркоторговли, игрового бизнеса, проституции, скупки краденного.

В бездействии «правоохранителей» нет ничего удивительного, компромиссы с совестью ради материальных выгод уже давно довели их до полной деморализации и недееспособности. Но спрашивается, почему же бездействуют родители, чьи дети становятся наркоманами, тащат из дома последние деньги и имущество, заканчивают жизнь самоубийством или помирают от передозировки?

Бывают и более курьёзные случаи, когда школы, детские сады и просто улицы годами терроризируют стаи бездомных собак, от укусов которых страдают и даже бывает, гибнут дети, пенсионеры, женщины. Так что же получается, мы боимся не только коррупционеров, наркоторговцев, но даже собак? А может быть в действительности дело-то в равнодушие, лени, убийственном эгоизме, отчуждённости от коллектива, нежелании объединиться?

Скорее всего, речь идёт именно о последнем. Но в таком случае, уж извините за некорректное сравнение, мы просто трупы. И в том, что мы смердим, и нас окружают стаи шакалов, рвущих нашу плоть, нет ничего противоестественного. Напротив, всё довольно логично, это закон природы, т.к. живой организм должен иметь свои интересы и сопротивляться, даже если для этого у него пока нет юридических прав.

Что я имею в виду?В настоящее время наше общество на уровне местного самоуправления лишено возможности избирать шерифа, следящего за порядком, назначать судей или руководителей муниципалитетов, как это делается в некоторых штатах США. Однако если есть критическая проблема, которая создает реальную угрозу для коллектива, то её надо решать любыми путями, добиваясь, в том числе, юридически установленных форм смещения и назначения кандидатов в органы власти добиваясь максимальных показателей эффективности управления и качества жизни. А для этого нужна община, т.е. сообщество людей, знающих друг друга, объединённых общими интересами, условиями жизни или труда, способными к волевому отстаиванию своих позиций и организованным действиям.

Если общины нет, нет и волеизъявления, нет фактора беспокойства, заставляющего власть реагировать, а закон и социально-бытовую среду совершенствоваться. И вот здесь, на мой взгляд, приходы Русской православной Церкви могли бы внести свой существенный вклад в формирование подлинного гражданского общества, в котором человек человеку брат, соработник, соратник, помощник и заступник, а не эгоистическая единица, живущая, будто в безвоздушном пространстве, и раз в четыре года, отдающая свой голос незнакомому «румяному парню», выдвинутому финансовыми или прямо криминальными группировками во власть.

Сегодня людям, в том числе, считающими себя православными, крайне важно объяснить, что существует зло, смирение перед которым преступно и является грехом. Особенно если это зло порождено нашими собственными пороками - безразличием, леностью, трусостью, халатностью, жестокость, высокомерием, эгоистичностью, нерадением о ближнем, нежеланием сотрудничать с ближним, недоверием ближнему, неверием в справедливость, нежеланием созидать.

Довольно подозрительно хотя бы в плане чисто духовного здоровья выглядит тот факт, что у нас в России действуют сотни тысяч православных храмов, переполненных в воскресные дни и дни празднеств, но число общин, способных действовать вне церковной ограды можно перечесть по пальцам. А значит, нет общения людей между собой, нет взаимопонимания, нет взаимопомощи, нет единства и радости от взаимных побед. Как результат, приведенный ранее пример неспособности противостоять ни наркоторговцам, губящих детей, ни даже одичавшим собакам.

При всём этом, православные приходы вполне могут стать инициаторами возрождения общинных структур не только в сёлах, но и крупных городах. Для этого людям надо лишь дать правильный идейный настрой и возможность после литургии, пока ещё принцип «человек человеку волк» вновь не захватил их души, возможность коллективно обсудить наболевшие проблемы, попытаться найти способ их решения, как-то организоваться и выбрать человека достойного представлять общину.

Проблемы, стоящие перед коллективами могут быть самыми разними: где-то остро стоит вопрос детской наркомании, алкоголизма, досуга и воспитания; в другом месте - под угрозой закрытия градообразующее предприятие; ещё где-то по вине разворовывания средств ЖКХ разморожены десятки домов, школы, детские сады, больницы; где-то вырубается лес, отравляется река, нет дорог, отнимаются земли, местные власти притесняют малый бизнес, а он единственный обеспечивает рабочие места.

Важная отличительная черта общины, к примеру, от партийных ячеек, состоит в том, что она не только требует от властей или ещё кого-то решения своих проблем, но и сама, вникая в суть проблемной ситуации, принимает активное участие в её разрешении. Там где милиция не в состоянии обеспечить безопасность, можно и нужно организовать народную дружину; там, где бедность и деградация – развить народные промыслы или организовать артели, совхозы; наверное, где-то можно сложиться и построить детскую площадку, выкопать пруд для своих детей, организовать кружок; наконец если с финансами совсем уж туго – выйти и лопатами расчистить снег для проезда скорой помощи или пожарной машины.

Всё это необходимо для того, чтобы не быть иждивенцами и лишним балластом на собственной земле, а быть полноправными хозяевами. Если мы сами не обеспокоимся состоянием своего общества и не создадим комфортную среду для жизни и труда, никакой добрый дядя со стороны за нас этого не сделает. Это аксиома, не требующая доказательств.

Всех существующих вопросов, которые могла бы решить община не перечесть, каждый случай совершенно особый, формируемый местными условиями и возможностями. А потому резолюция (одна на всех), спускаемая сверху, тут не подходит, нужен именно коллективный, творческий, нравственно осмысленный, созидательный потенциал.

Община является такой формой социально-политического взаимодействия, которая полностью соответствует социальной доктрине Русской православной Церкви, насчитывающей более чем тысячелетнюю историю и сейчас самое время об этом вспомнить.

Как следует из вышесказанного, умение людей преодолеть свои эгоистические настроения и сформировать общину, необходимую им для решения жизненно важных задач, напрямую связано с их духовно-нравственным состоянием. Если 80% населения считаются православными, но при этом не ощущают себя единым народом, не способны взаимодействовать вне церковной ограды и объединиться хотя бы для того, чтобы разогнать стаю одичавших собак или устроить своим детям песочницу во дворе, то это серьёзная проблема как для общества, так и для Церкви, свидетельствующая одновременно о духовном изъяне и социальной неполноценности.

Между тем поводов и условий для выхода из сложившейся ситуации у нас более чем достаточно. В последнее время в России всё чаще обнаруживаются регионы, в которых произошло полное слияние криминала, правоохранительных органов, судебной и исполнительной власти. Говоря иначе, воцарилось полное безвластие. В 2010 году в результате жестокого убийства 12 человек в станице Кущевская Краснодарского края страна узнала о том, что здесь на протяжении ряда лет местное население было запугано бандитами, а любая попытка обратиться в суд или милицию строго наказывалась.

На сегодняшний день подобных «точек беспредела» в России десятки, так почему бы одну или несколько из них не сделать своего рода опытной площадкой с особым правовым статусом, позволяющим людям самостоятельно формировать общинно-территориальные, общинно-трудовые структуры, избирать судей, блюстителей закона (шериф как вариант), создать Народную дружину для обеспечения безопасности, комитет планирования экономического развития, добровольную пожарную службу на случай засухи и т.д. То есть позволить людям на практике реализовать коллективные принципы самоорганизации и узнать на сколько они жизнеспособны. Думаю, Русская православная Церковь могла бы обратиться с таким проектом к руководству страны и принять в его реализации непосредственное участие.

Подобных опытных площадок необходимо несколько. Они должны охватывать как сельские районы, так и индустриальные городские для того чтобы на опыте получить эффективные схемы взаимодействия профессионально-трудовых Советов, общин и общинно-территориальных образований. После чего, в случае оправдавшихся надежд, смену партийной системы выдвижения кандидатов во власть на общинный принцип можно будет ставить на референдум и уже на общероссийском государственном уровнеприступать к построению новых социально-политических институтов и отношений, корректируя под них законодательную базу.

Далее, по результатам референдума, при участии наблюдательной комиссии, состоящей из групп принимавших участие в разработке опытных механизмов беспартийной модели управления (хозяйствующих субъектов, научных и общественных организаций), региональным властям должно быть дано распоряжение в сжатые сроки (к примеру, в течение года) способствовать формированию структур местного самоуправления по новым общинным стандартам. В частности, провести разъяснительную работу с общественностью, общественными организациями, хозяйствующими субъектами региона, и опираясь на рекомендованные схемы, структурировать их в организм, представляющий всё социальное разнообразие города, района, области и способный принимать эффективные ответственные решения. То же самое касается и федеральных органов, которые должны подвергнуться изменения в связи с новыми реалиями.

Встаёт вопрос: а не произойдёт ли в данном случае, перетекание всё тех же устаревших коррумпированных кадров из ныне существующих госорганов в новые общинные структуры и не получим ли мы в итоге ту же самую бюрократию? Ну, во-первых, ещё на этапе получения опытных схем беспартийного управления мы должны позаботиться о том, чтобы этого ни в коем случае не произошло. Во-вторых, суть описанных здесь преобразований состоит в том, чтобы пробудить сознательность народа и наделить его реальными механизмами самоуправления, сведя полномочия чиновника к роли оператора, выполняющего вверенные ему обязанности. И если мы всё правильно реализуем, то вряд ли кандидатура прокурора или председателя арбитражного суда, тиранившая местный бизнес, будет предложена предпринимателями на ответственную должность, а мэр, разваливший городскую инфраструктуру, останется сидеть в том же кабинете. Во всяком случае, к этому мы должны стремиться.

Встаёт также и второй вопрос: возможна ли бескровная смена принципов управления в России, путём референдума и грамотных, взвешенных решений, а не революции? Скажу честно, лично мне очень бы хотелось в это верить. Теоретически, если некоторые представители политической элиты проявят хотя бы малую долю благоразумия и дальновидности, то почему бы и нет, ибо по ряду объективных причин время перемен пришло.

Дело в том, что в России социальное недовольство нарастает день ото дня и какие бы надежды политтехнологи не возлагали на теорию управляемого хаоса, в реальности русский бунт может пойти не по их сценарию, а совершенно иначе и тогда кому-то может не повести. Воплощение же идей, изложенных в этой книге, хотя и рушит кланово-коррупционные схемы бюрократии, хоронит политические и финансовые спекуляции, но всё-тики не призывает к топору и казням на Красной Площади. А это кое для кого шанс вовремя остановится. Если предложенный сценарий не будет принят, что ж – придут другие теоретики, которые предложат другие программы действий, не совсем конструктивные и далеко не гуманные.

Причина вторая – отказ от голосования. Власть несколько лет назад уже столкнулась с критическим падением активности электората. Проблема была решена снижением минимальной явки избирателей и усилением пиара, завязанного на псевдопатриотической риторике, борьбе с терроризмом, сомнительными успехами в чеченской компании, усилением роли государства в экономике, отражением угроз «цветных революций»… Однако, недоверие народа к политикам, партиям и самой системе выборов продолжает нарастать, а это значит, что либеральная модель трещит по швам. Властям всё труднее заманить народ на избирательные участки и хоть как-то обеспечить легитимность своих полномочий. Самый разумный выход из сложившейся ситуации – это переход к общинным и союзным принципам управления.

И здесь, политикам, думающим о своём будущем и будущем страны, самое время задуматься над тем: продолжать ли играть по установленным правилам и в конечном итоге остаться за бортом терпящего крах либерализма или, рискнув включиться в построение беспартийного общества, опирающегося на общинные традиции? Разумеется, на такой риск не пойдут те, кто включён в коррумпированные схемы растаскивания бюджета, т.к. слишком многое им придётся потерять в финансовом эквиваленте. Не осилят новый путь и голословные политиканы, не способные к творческим и организационным решениям. А вот для профессионалов от науки, образования, производства, сельского хозяйства, разбирающихся в отраслевой практике открываются широчайшие перспективы.

Так что же всё таки необходимо предпринять для того, чтобы дискредитировавшая себя политическая модель рухнула до того, как в экономике страны произойдут необратимые процессы и государство распадётся на части?

Первое - вести активную работу, направленную на объединение профессионалов в профессионально-трудовые Советы, способные формировать грамотные решения по развитию и защите государства, общества, экономики, объективное мнение которых обнажит профанации политиканов и госчиновников отстаивающих сугубо личные и клановые интересы.

Второе - создавать действующие механизмы общинного, общинно-территориального и межотраслевого взаимодействия, т.е. уже сейчас начинать строить Россию новую, беспартийную.

Третье - бдительно отслеживать и обличать использование «чёрных» политтехнологий, направленных на принудительную активизацию политической активности граждан. А также смотреть за источниками финансирования партий и их практической деятельностью, делая эту информацию достоянием гласности. Крайне полезно отследить какой бюджет на протяжении ряда лет осваивала партия и каковы были её реальные плоды – какие законы приняты, какие заблокированы, каковы показатели в тех регионах, где у власти стоят её представители, т.е. на цифрах и фактах оценить рентабельность её существования.

Несколько слов о манипулировании обществом на основе национальной вражды.

Если мы внимательно приглядимся, то увидим, сколь важную роль играют радикальные молодёжные организации националистического толка в современной политике. Инстинкт крови, мести, противостоянию чужаку, является одним из самых сильных, и сегодня он активно используется для того, чтобы одних заставить голосовать за стабильность и ужесточение режима, других за ужесточение миграционной политики, третьих подвигнуть к новым подвигам – крушить, ломать, убивать.

За всей этой кутерьмой мы не замечаем, какие бедствия переживают важнейшие экономические отрасли, как вслед за русской деревней вымирает бесперспективные города, как транснациональным корпорациям передаются контрольные пакеты акций стратегических предприятий, как под росчерк пера от России отчуждаются её исконные территории и акватории.

Проблему национализма можно решить элементарным перекрытием границ для нелегалов и достойными зарплатами для собственных граждан, но зачем принимать решения, если кое-кому из всего этого гораздо выгоднее выстроить многословную, душещипательную, нервирующую, приятно будоражащую политику, дав приют политиканам и прикрытие казнокрадам.

Нам важно понять - национализм, неконтролируемая миграция, организованные этнические преступные группировки, это не проблема, а неограниченный ресурс власти, позволяющий отвлекать внимание народа от действительно жизненно важных вопросов, и он будет использоваться всё активнее.

Обличение практики активизации политической активности граждан с помощью провокаций, голословного «пиара», технологий манипулирования общественным мнением с единственной целью – обеспечить механизм голосования и тем самым искусственно продлить существование отмирающей либеральной модели, необходимо сделать главным средством утверждения беспартийной, общинно-территориальной, общинно-трудовой модели управления государством.

Также нужна активная просветительская деятельность, доводящая до научных, общественных и политических кругов утверждающую мысль – партийная идеология, оторванная от «цветущего многообразия» национальной жизни, от реальных нужд народа и экономики, не способна обеспечить созидательное развитие общества и государства. А потому возрождение общин и общинных интересов, несмотря на всю сложность данного процесса, даёт нам, пожалуй, единственную возможность вдохнуть жизнь в наш приунывший народ и находящееся на грани распада Отечество.

Сергей Чибисов (книга "Россия новая. беспартийная")

Обсудить все главы на Гайдпарк

Жизнь без партий
Оппозиция здравого смысла
Соборная воля против профанаций
Прослойка лишних
Преодолеть убивающий эгоизм
Краеугольный камень государственности