altПроцесс массового «возрождения» казачества? имевший место быть в нашей стране в конце восьмидесятых - начале двухтысячных годов, из-за отсутствия четких представлений о том, что же такое вообще казачество и его исторические корни, вывело данный процесс на несколько спорных друг с другом путей развития, имеющих под собой, как положительные, так и отрицательные тенденции, влияющие на будущее России, как в частности, так и в целом.

Первый, но один из ключевых путей, имеющий, по мнению многих ученых и исследователей данного вопроса, негативные тенденции для России, основывается на выделении казачества в отдельный этнос и придании ему статуса малого народа.

Данная парадигма напрямую связана с тем, что среди ученых и исследователей казачества нет единого мнения о происхождении данной социальной группы. Таким образом, за основу берутся факты, в основе которых лежат не более чем догадки со ссылкой не на исторические события, имевшие место быть в реальности, а на ряд красивых мифов.

Ярким примером в этой ситуации могут послужить труды Льва Николаевича Гумилева. Его работы о зарождении казачества весьма интересны и наполнены оригинальными материалами, что явилось, в свою очередь, поводом использования их в своих трудах другими учеными и общественными деятелями. Но, в тоже время, Лев Николаевич Гумилев тоже не мог дать однозначной оценки в вопросе происхождения казачества. Как отмечает в своих трудах Д.С.Лихачев, оценивая труды Л.Н.Гумилева, «у него элементов реконструкции больше, чем у других историков, стремящихся к «усредненности» выводов». То есть, в трудах Л.Н. Гумилева чаще на те или иные вопросы преобладают обычные домыслы автора, а не исторические факты. [1]

Но, несмотря на все это, многие ученые, беря в своей деятельности за основы труды Гумилева, постарались проследить этапы развития казачества и вывести его на отдельный от российского народа путь развития, придав ему отдельный этнический статус.

Среди казаков, так же как и среди ученых, нет единого мнения о своем происхождении. Так, как пишет в своей работе профессор Ставропольского филиала Краснодарского университета МВД России, доктор политических наук профессор Масалов Александр Григорьевич, значительные деформации историографии связаны с политикой царской администрации, о которой зарубежный писатель А.И. Бояринов сообщал: «Мы, казаки, свою историю, которая служит наилучшим средством самопознания, или плохо знали или не знали совсем. Из наших школ она была изгнана. Соответствующих популярных книг мы почти не имели. Вся политика старого режима была направлена к тому, чтобы угасить всякое стремление, всякую возможность к распространению среди казаков сведений по казачьей истории, по развитию казачьего самопознания» [2].

Свой вклад в один из путей современного развития казачества внесла и советская власть, ведя активную борьбу против казаков как класса. Таким образом, отбрасывая все подробности, появился закон РФ «О реабилитации репрессированных народов», куда казачество, благодаря своей поддержке демократически настроенных сил против действующей власти – коммунистов в конце восьмидесятых – начале девяностых, - вошло стройными рядами, требуя от новой власти все, что в таких случаях полагается.

Таким образом, подытоживая вышесказанное, можно четко констатировать, что данный сценарий «возрождения» казачества в России, подогреваемый как внутренними силами, жаждущими ослабления государственного строя, так и аналогичными внешними, направлен на разжигание сепаратизма в традиционно казачьих регионах РФ. Что, в свою очередь, ведет к дестабилизации социально-политической и экономической обстановки страны в целом.

Альтернативной парадигмой развития (или возрождения современного казачества), имеющей под собой положительные тенденции для России в общем, есть, как отмечает профессор Масалов, интегрирующий подход к генезису казачества, базирующийся на конкретно-историческом принципе, систематизирующий факты, характеризующие разные этапы истории казачества при их четком пространственном, содержательном и хронологическом определении. Благодаря такому подходу, казачество представляется сложно структурированной социальной общностью, генезис которой с начала XVIII века направлялся администрацией Российской империи в русло сословно-служилых трансформаций, превративших ее в своеобразное полиэтничное поликонфессиональное военно-служилое сословие, насчитывавшее около 4,5 млн. человек, в большей части, официально идентифицированных великороссами православного вероисповедания. [2]

Превращение казачества, на тот момент, в военно-служилое сословие, как отмечает профессор, обеспечивало его институционализацию – превращение во вторичный социально-политический институт, который до 1917 г. выполнял важные для государства общественно-значимые функции: военно-служилые, пограничные, полицейские, карантинные, экономические, культурно-просветительные и многие другие. [2]

Институциональный подход развития современного казачества и возведение его в статус военно-служилого сословия поддерживается и современным государством. Но, к сожалению, не так, как этого бы хотелось. Интеграция казачества в формы власти проходит настолько медленно и неэффективно, что говорить о существовании этого явления на данный момент вообще лишнее. А то финансирование как военному формированию, находящемуся в государственном реестре, не выдерживает вообще никакой критики.

В результате всего этого, но, в особенности, из-за обострения противоборствующих друг с другом сил, реестровое казачество, находящееся на службе у государства, как возрождающаяся институциональная форма в виде военно-служивого сословия может быть уничтожено самим же государством как «неэффективное» и «бесперспективное».

Останется ли «на плаву» форма казачества, считающая себя «этносом», тоже под большим вопросом. Сегодня российское государство сильно настолько, что в состоянии самостоятельно справиться с небольшими очагами сепаратизма, грозящими возникнуть в местах исторического проживания казаков.

Таким образом, что останется в итоге - несложно представить. И не только представить, но и придать этому прогнозу третий путь развития, который способен вывести оставшееся казачество в разряд так называемого «ряженого» элемента, несущего в себе осколки культурной самобытности некогда могучего и сильного воинского сословия. Папаха, лампасы, свист и джигитовка.

[1] Происхождение казачества Юга России в трудах Л.Н.Гумилева: оценки историков. С.Н.Линец;

[2] О парадигмах исследования современного российского казачества. Александр Масалов;

Источник: golossovesti.ru
Автор: Григорий Героев