С мнением Владимира Вольфовича Жириновского и рядом поддержавших его чиновников, пожалуй, не соглашусь относительно того, что Валентин Юдашкин, «сшивший» форму солдатам Российской армии, виноват в том, что последние в ней массово заболели пневмонией.

В пользу модного кутюрье можно сказать следующее. Он исполнитель. Да, с творческой изюминкой, если можно так выразиться. Но у него был заказчик из Министерства обороны, который обязан был проконтролировать то, что сделал Юдашкин, и по качеству и по практичности. Но это было не сделано. Или сделано, но все устроило.


По большому счету, Валентин Юдашкин при соответствующем заказе мог бы и из валенка ваять свои модели, было бы, как говориться, желание. А под желанием, разумеется, имеется в виду заказ. Поэтому я очень сильно сомневаюсь в том, что Юдашкин проявил инициативу в выборе тканей и материалов, что могло повлиять на практичность. Из всего этого вытекает логичное заключение: Юдашкин сшил, но кто обобрал российскую армию и бюджет?

Но это лирика. А проза заключается в следующем.

В свое время, когда я лично после учебы в университете служил в рядах вооруженных сил Российской Федерации, сначала это была одна из частей в Подмосковье, а затем Ярославская область, мне довелось столкнуться со следующим. В часть нас привезли в ноябре месяце, погода была, как сами понимаете для Подмосковья, далека даже не осенняя. Казарма, в которой нас поселили, мягко говоря, условиям проживания не соответствовала. И не соответствовала даже по той простой причине, что в умывальниках отсутствовала горячая вода. А общая картина была следующей. По всей вероятности, командование части не очень позаботилось о том, чтобы данная казарма была пригодна для проживания. В туалете было разбито стекло, из-за чего впоследствии в умывальнике, когда были предновогодние морозы, находиться было совершенно невозможно. И я уже не говорю о том, чтобы можно было в этом месте совершить утренние или вечерние водные процедуры. В том числе и побриться, особенно когда на дне раковины образовывались куски льда.

Спальное расположение тоже не сильно отличалось разницей температур и комфортом нахождения. Разница заключалась лишь  в том, что стекла на окнах были целыми, но из-за имеющихся огромных щелей температура воздуха в ночные часы достигала девяти градусов тепла.  Пару ночей я не мог даже спокойно спать, так как одеяло, которое полагается военнослужащему в армии, скорее является покрывалом, нежели тем, что способно согреть от холода. И я в своих «страданиях» был не одинок. И это продолжалось до тех пор, пока командир роты не разрешил использовать по ночам свои бушлаты, что было не по Уставу, но естественно, в корне поменяло дело.
Идем далее.

В армии, есть такое дело, называется оно – воспитательный момент.  Заключается он в следующем. Вот, например, выбегает подразделение из казармы на улицу, чтобы проследовать на очередной прием пищи. Верхняя одежда в таких случаях остается в казарме. Подразделение строится. Подается команда «становись», «равняйсь», «смирно» и «шагом ма-арш». Но так как мы были «молодыми» солдатами и уровень нашей строевой подготовки оставлял желать лучшего, поэтому возможности сразу же после того как мы выходили на улицу проследовать в столовую у нас не было. Мы по несколько раз строились, разбегались и снова строились, пока критический взгляд сержанта не считал наше построение достойным оценки хотя бы на удовлетворительно. Таким образом, если проанализировать все вышесказанное можно найти массу возможностей для того, чтобы человек смог заболеть. Но, к счастью, нам, можно так сказать, повезло, и среди нашего состава массовых заболеваний не было. Либо организмы были достаточно здоровые, либо господа командиры не сильно «настойчивыми» оказались.  Но на тот момент, на тот год, когда мне довелось служить, были менее удачливые бойцы и та ситуация, которая имеет место быть сегодня в Воронежской области, уже была зимой с 2002 на 2003 в одной из воинских частей Ростова-на-Дону. Тогда средства массовой информации тоже говорили о том, что массовое заболевание пневмонией есть среди военнослужащих отдельной воинской части.

При этом хочу отметить, что формы от Юдашкина тогда не было. А был все тот же самодовольный, самонадменный, командирско-человеческий фактор.

Более того, согласно сегодняшним сообщениям из средств массовой информации о том, что солдат, больных пневмонией прятали от проверяющей комиссии, говорит только в пользу моих слов – человеческий фактор.

А теперь давайте попробуем разобраться, откуда выполз данный «человеческий фактор». Говорить о том, что во времена СССР подобного не было, я не буду, так как не располагаю подобными сведениями, но что такое было в разы меньше -  это факт. Военным тогда было не просто быть модным, а было быть престижно и очень почетно. Поэтому те, кто попадал в военные училища, проходили сначала большой конкурсный отбор и были действительно достойными. И достойными во всех планах. И по отношению  к другому человеку в том числе. Сегодня ситуация с армией совершенно иная. Быть военным – быть бедным и нуждающимся. Голодным и холодным. Без собственной квартиры и с низкой заработной платой. Может быть, отчасти из-за этого эти люди уже давно потеряли сострадание к окружающим, чувство меры, ответственность? Отчасти, думаю, да. А от другой части – это оттого, что общество в России поменялось, и отношение людей внутри общества друг к другу тоже поменялось. И если раньше люди друг к другу обращались дружественно – «товарищ», а не как сегодня в формально- пренебрежительной форме -  «уважаемый», говорит о том, что если вы упадете на улице из-за того, что вам вдруг стало плохо, помощь вам окажет  едва ли один человек из двадцати, а то и тридцати.

Поэтому говорить об армии в таком случае, становится просто бессмысленным. Молодые люди, и я не открою вам большой тайны, когда попадают призывниками в ряды вооруженных сил Российской Федерации, людьми не считаются.
Они «духи», «черпаки», «воины», «салаги», и еще много кто, но не люди.

Они считаются собственностью армии. Права человека в армии не работают. Есть Устав, в котором говорится, что «солдат обязан подчиняться…». Вот его и подчиняют по полной программе. Как душа ляжет.  А что он иногда ломается, так это не сильно страшно, новых привезут.

 

Григорий Героев для Sozidatel.org