«Надо всегда соизмерять свое желание с волей Божией»

   Сегодня, в день памяти великомученика и целителя Пантелеимона, врачевавшего недуги людские именем Христовым, мы возвращаемся к разговору о том, зачем брать благословение на операцию или лечение.   

«Иисус Христос Ника – вот наше благословение!»

   Митрофорный протоиерей Георгий Бреев, настоятель храма Рождества Пресвятой Богородицы в Крылатском:

– Благословение Божие всегда необходимо. Одно дело: я хочу быть исцеленным и для этого иду к врачу ‒ он лучше разберется в моих проблемах со здоровьем. Но совсем другое: принимаю исцеление как дар Божий. В последнем случае исцеляется не только тело, но и душа.

Вот сегодня ‒ не успел зайти в храм, как женщина подбегает:

– Батюшка! Завтра операция. Благословите!

И за день, стоит только не отлучаться из храма, таких обращений множество. Люди идут и идут. Иногда это даже и не прихожане. Спросишь у иного:

– А вы исповедуетесь, причащаетесь? Когда в последний раз были на исповеди?

– Да нет, никогда на исповеди не был... Но вот сейчас, чувствую, такой момент... Надо Богу помолиться. Поставить свечку. Заказать молебен. И получить благословение священника на операцию.

– Благословит тебя Господь, да поможет тебе, – так и говоришь, благословляя.

Это простые слова, но они сказаны от сердца. Потом люди возвращаются, благодарят.

– Батюшка, спаси Бог. Просила благословения, молитв, – сразу стало легче, все прошло хорошо!

Господь поставил священников для того, чтобы они именем Божиим преподавали благословение Господне тем, кто к Спасителю обращается.

Мы же, священники, не своим именем благословляем, а именем Христовым!

Иисус Христос Ника – вот наше благословение!

Как отцу Леонтию желчный пузырь удаляли

 

 Диакон Тихон Худяков, клирик храма Преображения Господня в селе Нижние Прыски:

– Мой дедушка, митрофорный протоиерей Леонтий Никифоров, часто рассказывал историю, как ему удаляли камни из желчного пузыря.

Это были 1990-е годы. Со всеми серьезными вопросами: как правильно поступить, так или так? – батюшка тогда обращался к тогда еще схиигумену Илию (Ноздрину). Или сам к нему ехал, или батюшка Илий к нам приезжал.

– Надо всегда соизмерять свое желание с волей Божией, – говорил отец Леонтий.

И вот он приезжает в Оптину. А батюшки Илия нет. «Ну, что же делать, пойду к отцу Антонию», – решает отец Леонтий. Приходит к отцу Антонию:

– Вот мне надо операцию делать...

– Ни в коем случае не делай, ты там умрешь!

«Как же так, – думает, – врачи же настаивают...». Еще у одного монаха спросил. Тот то же самое ответил. Еще у одного – опять тот же самый ответ!

Потом, кстати, когда батюшка Илий уже переехал в Переделкино, у отца Леонтия спрашивали:

– У кого же теперь спрашивать?

– Да у любого: помолись и иди задавай вопрос! – отвечал он.

Так сам врачам и отказал с операцией. Как они его только ни уговаривали:

– Не благословляют и – всё!

Прошло полгода, у него уже сильные болевые приступы начались. Врачи предупреждают:

– Если не сделаешь операцию, умрешь.

«Как же так?» – думает. Отправляется опять в Оптину. Снова батюшки Илия нет, а ему попадаются те же самые монахи, но теперь они все в один голос твердят:

– Да ты что?! Срочно делай операцию!

Батюшка в недоумении едет в больницу. Делают ему операцию. Он, выходя из наркоза, рассказывает хирургу:

– Странно, полгода назад все в Оптиной говорили, что нельзя делать операцию, а теперь можно...

А врач смотрит на него ошарашенно и отвечает:

– Если бы ты тогда к нам пришел, мы бы тебе полостную операцию делали, а сейчас просто три дырочки прокололи. За эти полгода как раз процедуру оперирования и усовершенствовали...

Батюшка поехал снова в Оптину. К одному монаху подошел, ко второму, к третьему:

– Ты знал? Ты знал? Ты знал?

– Да откуда я мог знать? – каждый из них машет головой.


Будешь Господа просить, Он тебе и без старца все откроет

Он эту историю потом приводил в пример: будешь Господа просить, Он тебе и без старца все откроет.

Причем батюшка пояснял, что вместе с ним к монахам поехал тогда один генерал, живший в Козельске не пенсии. Ему предстояла какая-то пустяковая операция, и монахи его тогда точно так же не благословили ее делать. Он их не послушался и, будучи, в общем-то, вполне еще крепким, умер на операционном столе.    

А батюшка даже при тяжелейших инфарктах неоднократно выживал.

Один раз привезли его в больницу, а нам говорят:

– Еще бы день дома продержали, он бы умер.

В следующий раз уже сразу собрались везти его в больницу, как вдруг ни с того ни с сего   приезжает схиархимандрит Илий и говорит:

– Ни в коем случае! Ему надо дома находиться.

Врачи потом приехали к нам с оборудованием и подтвердили:

– Да-да, его нельзя было бы тревожить, он должен оставаться дома.

«Врачует благодать, а ее принятие зависит от того, насколько ты очистил душу»

 

     

Митрофорный протоиерей Валериан Кречетов, настоятель храмов Покрова Пресвятой Богородицы и Новомучеников и Исповедников Церкви Русской, что в селе Акулово Одинцовского района:

– Благословение, говорят, как стена. Однако есть такой момент: не всегда получается так, как вы сами того хотели... Бойтесь ограничивать Промысл Божий. Потому что если есть благословение, то Господь, что бы ни произошло, все выправит во благо.


Бойтесь ограничивать Промысл Божий

В Евангелии читаем: «...и весь народ искаше прикасатеся Ему: яко сила от Него исхождаше и исцеляше вся» (Лк. 6, 19). Народ идет к Господу за исцелением телесным, а Спаситель, обращаясь к собравшимся, говорит о душе: «блажени нищие духом: яко ваше есть Царствие Божие. Блажени, алчущие ныне: яко насытитеся. Блажени плачущие ныне: яко возсмеетеся. Блажени будете, егда возненавидят вас человецы, и егда разлучат вы и поносят, и пронесут имя ваше яко зло, Сына человеческаго ради. Возрадуйтеся в той день и взыграйте: се бо, мзда ваша многа на небеси» (Лк. 6, 20‒23).

Все чудеса, которые творил Господь и доныне совершает через Своих святых, относятся к душе. Помните, что предваряет исцеления в Евангелии, какие слова Господни? «Человече, оставляют ти ся греси твои» (Лк. 5, 20), и только затем: «восстани и ходи» (Лк. 5, 23). Почему так? Врачует благодать, а ее принятие зависит от того, насколько ты очистил душу.

Но, даже очистившись и получив исцеление, человек может вернуться к тому, чтобы продолжать грешить. Потому Господь часто и не являет чудес, что иначе вся эта милость Божия будет тут же брошена в грязь. От того-то Христос и говорит, восставив того, кто 30 с лишним лет лежал в расслаблении: «се, здрав еси: к тому не согрешай, да не горше ти что будет» (Ин. 5, 14).


Когда Небо молчит, ничего предпринимать не нужно

Прежде всего надо думать о душе. Поэтому лучше, конечно, и благословение брать не так, как сейчас, бывает, подойдут:

– Благословите, батюшка, поехать туда-то, билеты уже куплены! (Иначе говоря: благословите то-то, всё уже решено!)

Перед тем как на что-либо взять благословение, а священнику его преподать, – надо помолиться, чтобы Господь открыл Свою волю.

Есть такое выражение: «Когда Небо молчит, ничего предпринимать не нужно».

«Кому какое лекарство надо, то каждому Господь и дает»

 

 Игумения Екатерина (Чайникова), настоятельница Крестовоздвиженского Иерусалимского ставропигиального женского монастыря:

– Помню, когда я еще несла послушание в Патриархии, там одна из монахинь чувствовала себя плохо, температура у нее держалась, врачи ей посоветовали удалить гланды, о чем она и сказала при встрече Святейшему Патриарху Алексию II.

– Ну, хорошо, врачи советуют... А тебе-то это зачем? – ответил Святейший. – Что тебе это даст?

Она отошла в сторонку с недоумением:

– Я не понимаю...

– Значит, тебе не надо делать операцию! – говорим ей. – Иначе бы Святейший благословил. Он тебе что сказал: «Тебе-то это зачем?..»

А она все равно пошла на операцию. Гланды ей удалили, да только температура осталась... Без гландов начались проблемы с дыхательными путями, так как гланды – это своего рода затвор в организме, сначала они болят, а потом уже жизненно важные органы. Если же гланды удалены, то все воспалительные процессы спускаются сразу на бронхи.

Нас, своих чад, наш духовный отец схиигумен Савва (Остапенко) наставлял:

– Выполняй все предписания врачей. Делай только то и ровно столько, сколько скажут врачи.

– Хорошо, благословите, – отозвалась однажды одна женщина.

Ей удаляли вены на ногах. Операция прошла хорошо. Врач ей сказал:

– Вам нельзя вставать.

Она не послушалась и очень скоро умерла из-за образования тромбов.

Помню еще как-то пришла к батюшке Савве наша соседка, а он ей с порога:

– Ты что, врачей боишься?!

Отец Савва мог каждого пришедшего к нему, как рентген, просветить. Ты еще рта открыть не успеешь, а он тебе уже скажет: что у тебя и телесно и духовно болит. Причем иногда обличал при всем народе.

– Кому какое лекарство надо, то каждому Господь и дает, – приговаривал.


Сделала она операцию на глазах ‒ и еще долго жила и, зрячая, славила Бога

Так вот, соседке и пришлось сознаться, что она действительно врачей побаивается...

– Пойдешь, сделаешь операцию, – благословил ее он. – Все будет слава Богу.

Так и есть: сделала она операцию на глазах ‒ и еще долго жила и, зрячая, славила Бога.

А другая наша знакомая, тетя Катя, расторопная была, да как-то возится на огороде: «Ой! Что это у меня вода в галошах хлюпает?» А это язвы на ногах открылись, и кровь натекла...

Побежала в больницу, а врач ей там говорит:

– Знаете, надо делать операцию, надрезы делать, а как все это потом будет заживать, неизвестно. Готовьтесь к тому, что язвы лечить придется очень долго и трудно.

Кожа у нее на ногах была, как у многих пожилых людей, очень тоненькая, как пленочка. И вот ее уже подготовили к операции, положили на каталку везти в операционную, а она вдруг спохватилась:

– Я не буду делать операцию!

Хирург, с которым я сама договаривалась, звонит мне:

– Матушка Екатерина, что делать? У нас операционная готова. Весь персонал собран... Поговорите с ней. Она ни в какую не соглашается.

Дали трубку:

– Матушка, я не буду делать эту операцию, – упирается тетя Катя и вдруг добавляет, – Если вы меня не благословите, не буду.

«А я откуда, – думаю, – знаю, как у нее пройдет эта операция?! Какие будут последствия...».

– Значит так, – говорю, – тетя Катя, будете делать так, как решит жребий.

Нас отец Савва учил в трудных случаях молиться и тянуть жребий.

– Господи, вразуми, как нам поступить, – беру паузу на молитву, пишу и тяну жребий.

Телефон у меня просто разрывается от звонков... Но я спокойно помолилась, вытянула бумажку, читаю: «Делать операцию».

Перезваниваю:

– Делать операцию!

– Да-да-да, матушка, – слышу голос тети Кати, – только за ваше благословение!

А саму ее все равно колотит, она начинает кашлять, а при этих судорогах операцию делать невозможно.

– Без фотографии батюшки Саввы на операцию не лягу, – вдруг тогда заявляет она.

– Конечно-конечно, – разрешили ей. – Фотокарточка бумажная, не помешает.

Она взяла с собой в операционную фотографию.

Операция прошла замечательно.

На следующий день, когда она уже пришла в себя, приходит врач, берет жгут, объясняет:

– Надо прокатать шов, чтобы изнутри вышла сукровица...

Прокатывает раз, – ничего не выходит; два, три – никакой жидкости...

– Такого не может быть, – разводит он руками, – чтобы так беспроблемно сразу зажил шов!

Врачи признали это за чудо. Хирург даже попросил:

– Отдайте нам этого вашего святого.

И тетя Катя, которая все так же, как и прежде, возится с огородами, так что весь день может пробыть на ногах, подарила врачам фотографию батюшки Саввы.

Присмотритесь к деснице благословляющего

 

     

Иеромонах Клеопа (Данелян), насельник московского Сретенского монастыря:

– Надо помнить, что благословение ты берешь у священника как служителя Церкви Христовой, тогда через него Сам Господь преподаст тебе в конкретной твоей нужде благодать.

Вы же знаете, как священник благословляет, присмотритесь к деснице: пальцы сложены так, что прочитывается имя Божие – Иисус Христос.

То есть священник благословляет не сам от себя, а именем Господним – это не человеческое благословение, это благословение Божие.

Сказано: «Господь, кого любит, того наказует, биет же Бог всякаго сына, его же приемлет» (ср. Притч. 3, 12; Евр. 12, 6). «Подобно тому как мать, собирая дитя, умывает, одевает и утешает его, так и Господь, собирая нас в храм вечный, небесный, омывает наши души покаянием, – увещевает один из подвижников благочестия, – снимает темную одежду пороков и страстей с наших душ и, наконец, утешает нас Своею благодатною радостью». Далее он пишет: «Мать омывает свое дитя, а Господь омывает нашу душу. Он может так стеснить нашу душу, что мы заплачем и этими жаркими слезами омоем душу, погрязшую в грехах». Но обратите внимание за обетование за этой крестной скорбью благодатной радости.

Так, и святой праведный Иоанн Кронштадтский пишет: «Священники Господни! Сумейте утешением веры обратить ложе печали страдальца-христианина в ложе радости, сумейте сделать его из несчастнейшего, по его мнению, человека – человеком счастливейшим в мире, уверьте его, что, вмале быв наказан, он будет великими облагодетельствован по смерти: и вы будете друзьями человечества, Ангелами Утешителями, органами Духа Утешителя».

А ты выполнил свою работу?!

   Иеромонах Мефодий (Зинковский), клирик храма в честь Казанской иконы Божией Матери в Вырице, кандидат технических наук и кандидат богословия:

– Благословение – это совместная молитва преподающего благодать священника и человека, приемлющего ее. Во исполнение слов Христа: «где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них» (Мф. 18, 20).

То есть благословение – это всегда маленькое соборное деяние. Оно может быть выражено в краткой формуле: «Благословен Бог наш всегда, ныне и присно, и во веки веков», – отзывается на просьбу о благословении священник, а тот, кого благословляют, отвечает: «Аминь». Это уже, можно сказать, микромолебен. Образовалась такая малая клеточка церковного организма, она уже живет, связана со всем Телом Христовым и питаема именно молитвой.

В плане осуществления Домостроительства Божия молитва важна не только и не столько единоличная, а по крайней мере двух-трех, а то и большего количества единодушных людей сообща, со священником или просто с братьями, сестрами по вере, о той или иной ситуации.

Хотя, конечно, идеально, если это молитва вместе со священником, так как он еще и по хиротонии имеет дар Духа Святаго и обязанность молиться за паству Христову. Поэтому естественно, что люди прежде всего у священников испрашивают благословения и молитв.

Хотя благословить могут и отец и мать свое чадо, может и просто кто-то из более крепких в вере, духовно опытных мирян.

Правда, ко всему надо относиться с рассуждением. Бывает, что и старец кого-то благословит, допустим, на операцию, а она пройдет не так, как ожидалось. Или просто на лечение, а потом возвращается человек к старцу и предъявляет «претензию»:

– Почему не получилось?

– Ты не проделал внутренней работы над собой, не подготовил почву своей души для принятия благодати, – объясняют ему.

Этот христианин ‒ как крестьянин, который раздобыл самые лучшие, отборные зерна сортовой пшеницы (взял благословение аж у старца!), но не подготовил пашню как следует, и семена не дали всходов!

– Меня же благословили сеять! – упирается такой обрядовер.

– Да, но ты не прополол своей души, и те ростки, что и пытались пробиться, заглушило терние...

Каждый должен исполнить свою составляющую в этой синергии общего духовного труда, и никто за другого его часть работы сделать не может. Благословение не работает как некое механическое действо, – нет, это живое общение душ человеческих с Богом и во Христе друг с другом.

«Чаще в Печоры приезжай»

Иеромонах Иона (Самарский), насельник Псково-Печерского монастыря:

– Благословение – это помощь Божия, подается она свыше тем, кто сам ее ищет, жаждет получить. Через священнослужителя, который является носителем благодати, Господь подает этот Свой дар тем, кто его испрашивает. Испрашивая благословения у священника, ты испрашиваешь на самом деле благословения Божия.

Знаю такой случай. Приехала однажды к нам из Порхова одна девушка, Ольга, ей 22 года было, до этого два с половиной года она лежала в расслаблении из-за болезни сердца. Ночью во сне она увидела старца, он сидел в полном схимническом облачении, а рядом с ним стоял иеромонах.

– Кто этот старец? – спрашивает она у стоящего.

– Это отец Симеон (Желнин), про которого ты читала, – отвечает тот.

Я, говорит, тогда подхожу к святому:

– Батюшка, благословите!

Он благословляет и говорит:

– Чаще в Печоры приезжай.

Она после этого благословения поднялась и приехала в Печоры благодарить Бога

Она после этого явления ей преподобного во сне и его благословения поднялась и приехала в Печоры благодарить Бога.

В самом начале своей церковной жизни я тоже пережил, что это такое: благословение Божие. Меня благословил даже не старец, не епископ, а простой иеромонах.

– Ты умеешь принимать благословение? – спросил он у меня.

– Нет, – признался тогда я.

– Ну, ручки сложи, – сказал он и показал как.

Я сложил. Он благословил меня. Я тогда пережил необыкновенную, ни с чем из тогдашнего моего опыта не сравнимую покаянную радость! Никогда до этого не помню, чтобы я плакал, а тут слезы как полились! «Господи, неужели это Ты?!» – взмолился, помню, я. Батюшка остался в келлии, а я пошел один... Сначала глубокое покаянное чувство охватило душу, а потом – такая тишина, такая радость, такой покой... И любовь ко всем! Кто бы они ни были, чем бы ни занимались, как бы ни согрешили. Ты вдруг ощутил, что всех любишь!

Так может исцелить душу, показать ей образ здравия одно только благословение простого священника.

А что может быть выше спасения души?..