В обход Конвенции Монтрё

Для чего Турция планирует прорыть каналы из Черного моря в Средиземное?

 

Как сообщили «Анадолу», «Рейтер» и многие другие иформагентства 8 — 9 марта, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган анонсировал вывод маршрута Босфор — Мраморное море — Дарданеллы из-под регулирования бессрочной Конвенцией Монтрё 1936 года. Точнее, он заявил о тендере на строительство канала «Стамбул» западнее Босфора и о неприменимости положений Конвенции к новой артерии.
 
Похоже, новый проект нацелен на дальнейшее усиление военно-политического прессинга на Россию, так как ограничение пропуска — по срокам и тоннажу — в Черное море и обратно военных судов нечерноморских стран, предусмотренное действующей Конвенцией, не будет распространяться на новый маршрут. А Турция, напомним, член НАТО.

Эрдоган подчеркивает, что турецкие власти в вопросе реализации проекта «настроены решительно. А сам проект станет крупнейшей инфраструктурной инициативой в истории страны». По ряду данных, также готовится проект канала примерно в 60 км западнее пролива Дарданеллы, то есть южнее канала «Стамбул», чтобы полностью вывести маршрут Босфор — Мраморное море — Дарданеллы из-под действия вышеупомянутой Конвенции.

Крупнейшим информагентством Турции «Анадолу» уточняется, что «канал Стамбул предполагает прохождение из Мраморного моря в Черное до 85 тыс. судов ежегодно. Строительство объекта планируется завершить к 2023 году; стоимость работ оценивается в 10 млрд долл. Канал длиной около 50 км расположится параллельно Босфору» (в 20-30 км к западу и юго-западу от Стамбула. — Л.А.).
 
Причем со ссылкой на турецкие власти сообщается, что в Черное море смогут беспрепятственно проходить авианосцы США.
 
Турецкая сторона в качестве официального обоснования этого проекта ссылается на чрезмерную загруженность традиционного маршрута нефтяными танкерами. Потому, дескать, востребован параллельный транзитный путь. Но, скорее всего, проблема пропуска нефтяных грузов — не более чем прикрытие реальных геополитических целей не только Анкары, но и США (НАТО).
 
В этой связи примечательна информация российско-сирийского «Analytical Network News Agency» (АNNA) от 28 декабря 2019 г. о том, что «основная причина строительства Kanal Istanbul — это стремление обойти Конвенцию Монтрё (1936 г.), регламентирующую количество и тоннаж судов из нечерноморских стран, которым разрешено входить в Черное море через Босфор».
 
Отмечалось также: «…в январе 2018 г. премьер-министр Турции Б. Йылдырым объявил, что Конвенция Монтрё на новый канал распространяться не будет». И это естественно: маршрут канала, утвержденный правительством еще тогда, пройдёт через водохранилище и три озера в европейской части Турции. Длина канала составит 45-50 км, ширина 150 м, глубина 25 м, следовательно, канал будет доступен судам максимального тоннажа.

Нелишне напомнить, что ограничительный режим Конвенции Монтрё относительно военных судов нечерноморских стран нередко нарушался Анкарой в 1941 — 1944 гг. и позже. Еще чаще он стал нарушаться вскоре после упразднения Варшавского Договора и ликвидации СССР. Напомним и о том, что успешная операция итальянского спецподразделения НАТО по уничтожению в 1955-м советского линкора «Новороссийск» осуществлялась опять-таки через Босфор.

Власти Греции еще в середине 1940 — начале 1950 гг., подозревая Турцию в планах по созданию собственных обходных путей Босфора и Дарданелл, предлагали включить в Конвенцию Монтрё обязательность согласования между странами-участницами судоходных проектов в регионе Босфор — Мраморное море — Дарданеллы. Но в 1952 г. США и Великобритания заставили Грецию отказаться от этого предложения, включив её вместе с Турцией в НАТО.

СССР, напротив, поддерживал идею греков.
 
Более того, Советский Союз предлагал интернационализировать маршрут и вообще запретить проход через него военных судов нечерноморских стран. Но предложения Москвы отклонялись Турцией, США, Великобританией, Францией и блоком НАТО в целом. Но в конце мая 1953 г. советское руководство отказалось, как известно, от всех претензий к Турции.
 
По данным ANNA, президент Эрдоган, «регулярно заявляет, что строительство будет продолжаться, несмотря на любые протесты». О каких протестах он говорит, не понятно. Так, ряд турецких экспертов полагает, что современный характер экономических взаимоотношений России и Турции (прежде всего, это новый экспортный газопровод РФ «Турецкий поток»), да и политических, не предполагает противодействие этим проектам с российской стороны. Во всяком случае, Москва пока официально не реагирует на турецкие проекты, которые, по сути, вполне можно назвать проектами «анти-Монтрё».

Вместе с тем показная решимость Анкары в отношении планов по созданию альтернативных морских маршрутов позволяет предположить, что эти планы поддерживаются ее союзниками по НАТО, прежде всего США. Учитывая также ситуацию в Сирии, да и во всей Западной Азии, видимо, нельзя исключить, что Запад примет участие в финансировании турецких проектов. Хотя экономическая ситуация в мире сегодня не благоприятствует реализации подобных масштабных инициатив, тем не менее такой вариант возможен. Вопрос только в том, когда станет возможен. Даже в среднесрочной перспективе — вряд ли. Потому, думается, заявленный Эрдоганом тендер — это не более чем декларация о намерениях, скорее, даже попытка, так сказать, прощупать международное мнение о грандиозных планах Турции в контексте ее претензий на роль сильного геополитического игрока.