Насчет «фонариков»

Акция сторонников А. Навального с «фонариками» обернулась неожиданной дискуссией

 


Началась дискуссия после того, как вице-спикер Государственной Думы Петр Толстой сравнил акцию «навальнят» со свечением фонариками во дворах с диверсиями предателей в в блокадном Ленинграде.

«Призывы к санкциям, инструктажи с послами иностранных государств — что это, если не измена Родине в идущей "гибридной войне", которую сегодня ведут против нашей страны? Призывы эти "светить фонариками в темноте". На самом деле, это не милая акция про любовь. Это не просто попытка мобилизации молодежи. Это такая "цветная технология" Шарпа. И вообще, это калька с действий перебежчиков-коллаборационистов во время блокады Ленинграда, когда они фонариками подсвечивали цели немецкой авиации», — напомнил Толстой, выступая на заседании Госдумы.

Как известно, руководитель региональных штабов Навального Леонид Волков, скрывающийся за границей, предложил жителям российских городов 14 февраля выйти во дворы, включить фонарики на телефонах и поднять их вверх. Флешмоб назвали «Любовь сильнее страха».

Официальный представитель российского МИДа Мария Захарова увидела в акции влияние Запада. По ее словам, с помощью подобных средств «осуществляется подготовка каких-то событий на территории других стран» со стороны США, НАТО и Евросоюза. «Там цветочки бывают, ленточки, по-разному. Цвета очень популярные заранее раскручиваются, символика, хештеги», — сказала она.
 
В ответ на заявление Толстого доморощенные либералы всех мастей тут же обрушились на депутата с яростной критикой. Причем, речь завели не о новой технологии цветной революции в виде «фонариков во дворах», которую решили запустить навальнята, а насчет… шпионов и коллаборационистов.
 
Они объявили, что Толстой лжет, а никаких предателей и немецких шпионов в осажденном Ленинграде вообще не было.

Рассказанная вице-спикером Госдумы Петром Толстым история о диверсантах в блокадном Ленинграде, которые подсвечивали фонариками цели для фашистов, по мнению телеканал «Дождь»всего лишь городская легенда.При этом он ссылается на заявление петербургского либерального историка Льва Лурье, который сообщил, что эта тема была использована писателем Германом Матвеевым в романе «Тарантул», по которому в 1970 году был снят популярный в советское время фильм «Зеленые цепочки». Это история о трех мальчиках, которые помогают майору контрразведки выйти на след диверсантов, наводящих самолеты на оборонные объекты и устраивающих взрывы на продовольственных предприятиях блокадного Ленинграда. По словам Лурье, все это — «кино», а в действительности подобных случаев не было.

Версию об отсутствии в Ленинграде сигнальщиков-диверсантов поддержал в интервью либеральной интернет-газете «Фонтанка» историк Никита Ломагин. «Ни одного ракетчика поймать не удалось, — объявил он. — Это первое. Второе. Есть архивные материалы немецкой разведки. И политической, и военной разведки. Так вот, у немцев не было никакой потребности в сентябре месяце, и тем более позже, заниматься подобного рода действиями, поскольку мы с вами знаем, что у немцев была очень хорошо развита аэрофотосъёмка. Они фактически уже знали, что и где находилось. Были карты всех ленинградских предприятий. Какие объекты нужно подвергать бомбардировкам».

Аргумент насчет карт, конечно, нелепый. Причем здесь карты, если немцы бомбили по ночам? В темноте (а в городе была введена тотальная светомаскировка), а потому без наводчиков было никак не обойтись.
 
Ну, а главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов вообще разбушевался и дошел до того, что заявил, будто своим заявлением Петр Толстой «оскорбил всех блокадников» и теперь на него за это надо подать в суд.
 
«А вы, Алексей Алексеевич, на Петра Толстого как-то обратили внимание очень серьезное. Что он вам дался? — обратился к нему во время эфира на «Эхе» его собеседник А. Нарышкин. — Ну, сказал что-то про фонарики и провел какие-то аналогии с блокадным Ленинградом, но не подтвердилось это».

«Значит, лжец, — с пафосом воскликнул в ответ Венедиктов. — Вице-спикер Государственной думы, кандидат от Москвы в Государственную думу от «Единой России» должен быть наказан, и будет. Сейчас юристы изучают возможность подачи на него в суд, потому что его заявление оскорбило всех блокадников Ленинграда. История в том, что то, что он заявил про фонарики, о том, что были люди, которые там подсвечивали, наводили фашистские бомбардировщики на осажденный Ленинград, — это не подтверждается. В архивах НКВД, как говорят питерские историки, нет ни одного дела про эти фонарики. Вот он оскорбил всех блокадников Ленинграда. Я думаю, что он должен быть наказан».

Вот ведь как! С чего это либералы с таким пылом бросились на защиту блокадников? Особенно после того, как их кумир, писатель Дмитрий Быков назвал Гитлера «освободителем», а их лидера Навального сейчас судят за оскорбление ветерана войны?
 
Их напускное возмущение понятно: хотят отвести внимание от позорного поведения Навального в суде, где он продолжает ветерана Великой Отечественной самым циничным образом оскорблять. А тут под руку подвернулся сам вице-спикер Госдумы — ату его!
 
Но давайте разбираться. А были ли на самом деле в осажденном Ленинграде шпионы и предатели, которые подавали сигналы немецким бомбардировщикам? Либералы сейчас хором дружно твердят: нет, никого не было, и ссылаются на некие документы. Сошлемся на документы и мы. Перед нами книга, изданная на основе материалов, собранных для документального фильма «Ленинградский фронт», снятого «Пятым каналом-Санкт-Петербург», который вышел на экраны в 2005 году. Книга была создана на основе документов ФСБ Санкт-Петербурга и Министерства обороны. Вот несколько цитат из нее, где о блокаде вспоминают не нынешние историки вроде Лурье, а реальные защитники и жители осажденного города:

Юрий Устиновский:

«Война застала меня под Ленинградом… Я в то время был курсантом Ленинградского технического авиационного училища им. Ворошилова... Нам была поставлена задача — ловить диверсантов, факельщиков, парашютистов, если таковые будут обнаружены. Нескольких мы обнаружили — тех, кто сигналил ракетами. Это были в основном русские, завербованные в свое время немецкими разведками. Они обозначали места для бомбардировки…»

Смирнова Ольга:

«Шпионы — были. Была пятая колонна в городе, которая помогала фашистам. Ракеты пускали для самолетов, указывали, что где бомбить. Как-то вечером ехали мимо завода Воровского. Началась бомбежка. Вот с этого завода летели ракеты, а самолеты бросили зажигательные бомбы…»
Щуплецов Эриксон:

«Были вредители, которые стреляли из ракетниц и указывали немцам, что бомбить. Я жил на Васильевском острове, около дома культуры Кирова. Там из-за котельной кто-то пустил ракету. Мы, мальчишки, сразу побежали, сказать взрослым…»

Шу Мария:

«По городу распространялись разные слухи. Например, о диверсантах-сигнальщиках. Я сама видела, как ракеты запускали в нашем районе».
И таких свидетельств горожан — множество. «Сигналы ракетами в Ленинграде видели не только простые горожане, — говорится в упомянутой выше книге. — Десятки наблюдательных пунктов документально фиксировали каждый случай.
 
Из донесения 19 сентября 1941 года с наблюдательного пункта Исаакиевского собора: "Район порта и Балтийского завода — 5 белых ракет. Левее здания НКВД отмечена белая ракета". В этот день в разных частях города было замечено 14 вражеских сигналов. Органы НКВД и милиция организовывали засады, проводили массовые облавы. Например, в ночь на 14 сентября в засадах участвовало около 10 тысяч человек. Однако сигнальщики-ракетчики остались неуловимы…»

В документальной книге Владимир Ганкевича, офицера штаба Ленинградского фронта «Конец группы Норд» есть такое свидетельство. В сентябре он посещает позиции на Пулковских высотах. Как раз над городом проходят немецкие бомбовозы. И он с Пулковской горы видит ракетные треки, летящие навстречу самолетам. «Мы тут город защищаем. И видим в тылу такое», — сетует сопровождающий его командир.

В архиве ФСБ сохранилось лишь одно следственное дело вражеского ракетчика. Им оказался 16-летний ученик ремесленного училища Петр Самусенко. Согласно материалам следствия, Петр Самусенко признался: он пускал ракеты по заданию немецкого офицера. Взяли его при попытке перейти линию фронта.

Были не только ракеты, но и пресловутые фонарики! В архиве ФСБ сохранилось следственное дело рабочего Константина Иванова. Он подавал сигналы немецким самолетам, но не ракетами, а с помощью фонаря. Показания свидетелей и следственный эксперимент полностью изобличают сигнальщика. Согласно заключению прокуратуры, реабилитации он не подлежит. Мотив преступления — ненависть к советской власти. Иванов из раскулаченной семьи, был осужден за недосдачу продналога.
 
Во время блокады немцы сформировали диверсионное подразделение «Русская учебная команда» («Айнзатц Ленинград»). В нём собрали коллаборационистов, хорошо знавших город. Агенты должны были проникать в осаждённый Ленинград, вербовать новых предателей.
 
Тем поручалось собирать информацию, выискивать цели для авиации, используя затем так называемых ракетчиков, который подавали самолетам врага сигналы. Во время штурма города созданная сеть диверсантов должна была заблаговременно захватить стратегические объекты.

Так кто же тогда лжет? Петр Толстой или все-таки г-н Венедиктов и компания? Ответ очевиден. Безнаказанно врать — отличительный признак доморощенных либералов. Причем врать самим, а потом обвинять в этом других.

Но дело тут не просто во лжи. Отрицают они наличие в годы войны шпионов и предателей совсем не случайно. Для них те, кто сегодня сигналит фонариками и пытается развалить Россию изнутри, — никакие не предатели, а подлинные демократы, которые выступают за демократию, против «диктатуры режима». Но ведь точно также говорили в годы войны и власовцы, которые пошли на службу к Гитлеру, якобы для того, чтобы «спасти Россию от большевиков»…